Писатель Владимир Куличенко: «Книга будет жить, детская тем более»

Международный день детской книги традиционно отмечают 2 апреля, в день рождения знаменитого сказочника Ганса Христиана Андерсена. Для корреспондента агентства «Минск-Новости» праздник стал поводом познакомиться с белорусским детским писателем Владимиром Куличенко.

Владимир КуличенкоОт мечты до книги

— Слышала, на встречах с детьми вы с удовольствием дарите им свои книги. Зная, что хорошо изданная книга стоит сегодня недешево, спрошу: что движет вашей щедростью?

— В ней есть и нравственная, и педагогическая, и даже практическая составляющие. Некоторые издатели часть авторского гонорара платят книгами. Чтобы они не пылились под столом, я решил их дарить. К тому же в гости — а меня часто зовут к ребятам — принято приходить с подарками. 10–12 экземпляров уже привычно помещаются в мой дипломат. Безусловно, книги не навязываю — дарю тем, кто проявляет инициативу.

— Получается, писательский труд — это ваше хобби, Владимир?

— Признаться, над этим размышляю уже лет 40: зачем пишу, что заставляет меня каждое утро, или день, или вечер садиться за стол? Наверное, это своеобразный наркотик. Творческий. Писать начал в юности, затем в армейскую газету, когда служил в мотострелковом полку. Дело было в Мурманске, помню, даже отпуск заработал за это… Такой труд наполняет смыслом мою жизнь. Не напишу страницу, другую — вроде как день прожит зря. Когда отслужил, начал сочинять сказки для детей, посылал на белорусское радио, там переводили на белорусский язык, и хорошие артисты читали их в эфире. Я всегда любил фантазировать, мечтать, поэтому, наверное, и стал писать для детей повестушки, сказки фантастические. К слову, тогда на радио получал довольно приличный гонорар — около 30 рублей. Но, конечно, при этом работал — корректором, библиотекарем. И сейчас, разумеется, не только гонорарами живу.

— И все же позвольте уточнить: какой авторский гонорар вам запомнился больше всего?

— В 1986 году я отправил почтой свою первую повесть, «Катамаран «Беглец», в издательство «Юнацтва». Через год получил письмо с просьбой зайти. Редактор Владимир Марук, покойный ныне, сказал, что повесть понравилась и ее будут печатать. Я получил аванс — около 5 тысяч рублей. И купили мы жене шубу на эти деньги… Потом в большой стране началась неразбериха. В итоге повесть опубликовали спустя 7(!) лет, и получил я окончательный гонорар — 3 тысячи рублей. На эти деньги купил батончик «Сникерс»… Но, знаете, выход книги был огромной радостью — тираж-то невиданный по нынешним временам, 20 тысяч!

Убежден, что закрытие издательства «Юнацтва» в начале века было неправильным и опрометчивым шагом. Здесь любили, пестовали, растили авторов для детей. Не хватает сегодня ни его директора Валентина Лукши, увы, ушедшего в мир иной, ни других редакторов… Но в чудо возрождения верю.

Чтобы завершить тему финансов, припомню, как в издательстве «Современное слово» опубликовали мое «Следствие по делу стеклянных человечков» и выплатили в конце 1990-х целую 1 000 долларов!

«Жадный хомяк»: сказка или ресторан?

— А правда ли, что название вашей сказки стало названием одного американского ресторанчика?

— Когда началась эпоха Интернета, я начал «разбрасывать» кое-какие сведения о своем творчестве. Так вышел на одного австралийского писателя. Он отредактировал сказку «Жадный хомяк», втайне от меня издал бумажный вариант в Европе, а потом одна американская семья купила эту книгу, а вернувшись домой, открыла ресторан под таким названием… Юридически все было грамотно, мне прислали электронное письмо — интеллигентно проинформировали, и мы до сих пор с той семьей дружим. Кстати, и уже упомянутое «Следствие…» австралиец отредактировал, оно есть в Сети. К чему рассказываю? Немногие белорусские детские писатели могут похвастаться переводами на английский.

— Вы придумали собственного героя — солдата Сливку, который путешествует у вас из повести в повесть. Он такой непривычно отзывчивый для нашего времени… Жизненная философия добра — она и ваша, Владимир?

— Да, мой солдат Сливка, бывший армейский повар, действительно добряк, помогающий всем, кто встречается на его жизненном пути и нуждается в помощи. Убежден: такая простая добрая философия очень нужна нашему миру. Есть и комические, и трагические ситуации, но всё обязательно заканчивается хорошо. А мой солдат в окружении друзей — доктора Василькова, черепахи Серьги, петушка Прыг-Скока и других — идет по жизни дальше… Детям нравится, в издательстве «Беларусь» утверждают (надеюсь, не льстят), что я один из самых популярных их авторов. В этом году уже отдал в печать дилогию «Звездный атлас небесной феи» и «Кирпичный генерал».

В поисках юного читателя

— Зайдешь в любой книжный магазин — встретишь огромный выбор книг для ребят, много новых авторов. На ваш взгляд, как лучше детскому писателю найти дорогу к своему читателю?

— Давайте вначале порадуемся, что в нашей стране бум детского книгоиздания. Авторов хороших много, книг тоже, существует даже конкуренция между белорусскими и российскими писателями. Это хорошо. Огорчаюсь лишь тогда, когда беру в руки прекрасно изданную книгу, а текст — сплошная банальность. Но такие авторы постепенно уйдут, большинство останутся работать дальше. Например, Ольга Никольская, Сергей Климкович, интересно творчество Екатерины Хадасевич-Лисовой. И все же жду рождения в Беларуси необычного детского писателя. Недавно появился один парень, бывший врач, начал писать для своей дочки — вдруг загорится звездочка?.. Фамилию называть не буду: человек делает первые шаги в литературе…

Конечно, каждый писатель, а детский, может быть, особенно, ищет своих читателей. Поэтому и на встречи с ребятами с радостью ходим — в школы, библиотеки. И на книжных выставках бываем. Я не один раз ездил на ярмарку детской книги в Болонье. Конечно же, за свой счет. Но это так полезно и интересно: контакты, общение, сам формат ярмарки… Постсоветская литературная традиция непривычна для западного читателя, большинство авторов неизвестно, кроме разве что Сергея Лукьяненко. На многих стендах серьезных издательств — коробки, ящики для идей. Пожалуйста, бросай туда свое предложение в письменном виде, их потом рассмотрят… Интерес к белорусским изданиям есть, жаль, что пока там нет нашего представительства, как, например, на Варшавской книжной ярмарке. Кстати, могу назвать самые популярные детские книги на всех стендах — про динозавров и звездные войны. И по-прежнему о Гарри Поттере.

Банально, но честно

— Все гадают: сколько жить печатной книге? Вы что думаете по этому поводу?

— Книга будет жить, детская тем более. Почему, отвечу банально: это произведение искусства, и оно всегда будет великолепным подарком умных родителей своим детям. Книгу можно подержать в руках, она останется на полке, если вам дорога. Я, например, плохо себя чувствую, если моя любимая книга вдруг куда-то потеряется. Вот сейчас не могу найти сборник рассказов Юрия Казакова — переезды были, ремонт, лежит где-то в коробке… Представьте: он в год писал по одному рассказу!.. Мне близка тема Поморья, служил там. Разыщу обязательно, буду перечитывать.

— У детского писателя — и не спросить о планах? О чем мечтается, о каких необычных сюжетах, поворотах?

— У меня есть повесть для взрослых «Клуб города Н», причем довольно серьезная, с мистикой… Что касается планов, задумываюсь… над страшилками. На встречах дети их просят и даже требуют. Не то чтобы я иду у них на поводу — самому интересно, как получится, главное, думаю, не переборщить. А еще сочиняю роман. Аудиторию точно назвать не могу — от старших школьников до молодых домохозяек. Там будут и фрагменты сложной прозы, и шутливые главы, и жутковатые… Эпилог уже написан, продолжаю работать над стилистикой, над более динамичным сюжетом.

— Напоследок нарисуйте портрет своего идеального читателя.

— Эрудированный школьник 12–14 лет. Дисциплинированный, чтобы уж если прочел несколько глав, то до конца дочитал. И непременно любознательный, с удовольствием черпающий новую информацию из разных источников. Надеюсь, в моих книгах он ее тоже получает…

Фото Тамары Хамицевич

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ