«Планов очень много». Что ожидает 1-ю городскую больницу Минска

«Всем мил не будешь». Главный врач 1-й городской клинической больницы Минска Дмитрий Шевцов рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о пациентах, коллективе и планах на будущее.

Плановые пошли

— Дмитрий Евгеньевич, в столице одни клиники — полностью в ковиде, другие — частично. А первая?

— Мы вышли из ковида 1 февраля.

— И как сейчас — перегружены плановыми пациентами?

— В порядке, справляемся. У нас 650 коек, конечно, пациентов хватает: и плановых, и экстренных, особенно кардиологического профиля. Вместе с тем, даже когда мы боролись с COVID-19, все равно оперировали. Более того, не сокращали объемы хирургической помощи, качество ее оказания не страдало. Главный корпус был полностью инфекционным, поэтому инфарктные отделения, например, перевели в отдельно стоящий корпус. Роддом, нефрологические, кардиологические и другие отделения работали. Другое дело, что люди из-за пандемии коронавируса боялись ложиться в клинику. Сейчас они поняли, что все равно надо заниматься своим здоровьем.

В стационарах наплыв сердечников, поступающих на плановую госпитализацию, наблюдается в преддверии посевной, аналогично и на приемах в поликлиниках. Люди с хроническими заболеваниями стараются обследоваться к лету, подлечиться, получить врачебные рекомендации, выписать препараты и потом спокойненько уехать на дачи. И так каждый год.

— Что в бoльнице с высокотехнологичным оборудованием?

У нас есть один ангиограф (аппарат используют для исследования и выполнения хирургических вмешательств на сосудах. — Прим. авт.), другой — демонтирован и списан. Пока поставок не предпoлагается. Для того чтобы установить новый ангиограф, нужно подготовить помещение, провести в нем капитальный ремонт. В настoящий мoмент финансирование на эти цели не выделено, ближе к лету вернемся к рассмотрению вопроса.

— Почему только к лету?

— Это связано с сессией Мингорсовета. Если в бюджете появятся свободные деньги, то буду прилагать все усилия, чтобы нам выделили средства на проведение капитального ремонта кабинета под размещение там ангиографа. При положительном решении следующий этап — централизованная закупка аппарата (проводится тендер с участием производителей, дистрибьюторов. — Прим. авт.). Если в этом году получится с финансированием, то в следующем — поставка оборудования.

— Один аппарат — это мало.

— Конечно, лучше иметь два. Чисто теоретически первый может выйти из строя, и тогда нагрузку возьмет на себя второй. А когда страховки нет, то оказание этого вида помощи приостанавливается. Нагрузка ложится на другие стационары.

Будут деньги — будет стройка

— Что еще ожидает клинику?

— Планов очень много. Необходимо провести капитальный ремонт в отделении реанимации, которое находится в гинекологическом корпусе. Проектно-сметная документация уже готова. В обнoвлении нуждаются и другие отделения. Пока текущий ремонт выполнен только в женской консультации. Скажу больше, в первой больнице никогда не проводился капитальный ремонт.

— Какого она года постройки?

— Летом 2021-го исполнится 90 лет.

— Выглядит намного моложе…

— Главный корпус построен во времена СССР, а четвертый корпус, который напротив онкодиспансера и где находятся отделения эндокринологии, кардиологии, нефрологии, гемодиализа, — вообще памятник архитектуры! Улавливаете, куда клоню? Но я, здравомыслящий человек, понимаю: планировать можно все что угодно. Однако идеи должны всегда подкрепляться финансами. Сказать: «Я хочу отремонтировать всю больницу» — это очень хорошо. Желание приветствуется. Но надо понимать, что у города есть определенный бюджет, который пропорционально расходуется на все отрасли. Если брать только здравоохранение, то в этой сфере средства соразмерно распределяются на клиники, поликлиники, другие медицинские учреждения. При этом надо и форс-мажор учитывать, и планы, которые уже имелись, но их реализация по каким-то причинам отодвинулась. Поэтому, если в этом году не предусмотрены реконструкция, капремонт (а нас в этoм списке нет), надо подождать. Возможно, появится дополнительное финансирование.

Коллектив, в котором есть душа

— Строите планы, значит, здесь надолго. Не так, чтобы пересидеть после 7 лет в парламенте.

— Даст бог… Никогда не работал так, чтобы пересидеть. И ни в коем случае не рассматриваю руководство первой клиникой как промежуточный вариант. С позиции организатора понимаю: если ты пришел побыть какое-то время и дальше прыгнуть куда-то, коллектив это почувствует. Не будет тогда ни поддержки, ни понимания.

— И как вам работается?

— Очень комфортно, в больнице прекрасный коллектив! Коллектив, в котором есть душа. Здесь по-доброму относятся к пациентам, с заботой. Многие, кто у нас лечился, это отмечают. В клинике — ревматологические, кардиологические, нефрологические, эндокринологические отделения, в которые госпитализируют хронических пациентов. Они годами лечатся у наших врачей, доверяют им. И у роддома хорошие отзывы, и у гинекологии…

— Говорите про конкретных дoктoрoв?

— У нас много хороших врачей, которых любят пациенты. Выделять кого-либо не буду, чтобы никого не обидеть.

— Сколько вы уже в клинике?

— Год с небольшим.

— Как пошло, наверное, так и пойдет. Если бы вас не восприняли, ощутили бы.

— Ну да. Зима прошла, она снежная была, снежки в спину не бросали… Шутка! А если серьезно, самое главное — работать на совесть. Один из моих учителей — бывший глава администрации Советского района Валерий Пинчук — всегда говорил мне: «Запомни, ты — руководитель (я тогда возглавлял 34-ю поликлинику), и ты о своих подчиненных можешь многое не знать. Но про тебя они будут знать все, даже то, что говоришь и делаешь за закрытыми дверями. Ты всегда на виду, за тобой наблюдают, твои поступки оценивают. И ты должен всегда держать себя в рамках». С годами я понял, что на самом деле это так.

Коллеги прекрасно понимают: ты с них только требуешь или нормально работаешь с ними, заботишься, поддерживаешь, когда надо, но и спрашиваешь, когда надо.

— Заботишься, поддерживаешь, когда надо. Что вы имеете в виду?

— Разные житейские ситуации бывают. Порой ко мне обращаются с личными просьбами — с теми, что выходят за рамки «главный врач — подчиненный». И от того, насколько ты поймешь человека, внимательно отнесешься к нему, складывается твой имидж. В парламенте я отработал два созыва, за что благодарен судьбе: учиться я люблю. А парламент — это и школа дипломатии, и законотворческая. В работе с людьми дипломатия очень важна.

— Если дипломатия ваш конек, то 1-й больнице с главврачом повезло.

— Очень хочется надеяться на это. И тем не менее всем мил не будешь. Руководитель должен быть строгим, но справедливым. Когда обсуждаем с заместителями тот или иной вопрос, у каждого есть свое мнение. Разговариваем, высказываем все, что нравится и не нравится, находим золотую середину и идем решать проблему.

Главврач — это лицо бoльницы. И от того, как он себя ведет, складывается мнение не только о нем, но и об учреждении, которым руководит. Подвести коллектив нельзя.

Фото Тамары Хамицевич

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ