Платье или квартира в Париже: Александр Васильев привез в Минск бальные наряды знаменитостей

Выставка модных платьев, аксессуаров, украшений и костюмов коллекционера Александра Васильева «Приглашение на бал» открылась 2 марта в Национальном историческом музее Республики Беларусь, передает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Экспонатов более ста, причем «старшие» – родом из начала прошлого века. Словно оказался на балу, объединившем целые эпохи: кажется, что сначала в вальсе закружится Наташа Ростова, а потом вдруг заиграет диско в исполнении легендарных АBBА.

Историк моды, театральный художник, ведущий программы «Модный приговор» Александр Васильев сумел найти платья, у которых есть своя история. Один из нарядов, выполненный в венецианском стиле, принадлежит французской актрисе Сирьель Клер и стоит, как трехкомнатная квартира в центре Парижа. А этот желтый шедевр носила одна из американских светских львиц из на приеме в Белом доме во время инаугурации президента.

Рядом – более сдержанное, но элегантное, белое с красной отделкой платье, которое создавал Олег Кассини, личный модельер Жаклин Кеннеди. Кроме того, на выставке представлены сумочки и броши, духи, зеркала и колье.

За 30 лет существования моего фонда мы провели около 200 выставок. Но время ничего не щадит, ведь даже берег Балтийского моря, покрытый песком, когда-то был горным. Текстиль живет 300 лет и разрушается в прах. Особенно хрупок шелк. Правда, есть и долгожители – лен, кожа и замша. Все экспонаты боятся влаги, прямого солнечного света и насекомых, потому их сохранение и реставрация – труд очень тяжелый. Это происходит каждый день: чистка, выведение пятен, штопка, дублирование. А ведь нужно еще папиросной бумагой переложить, упаковать в металлический кофр, – рассказывает Александр Васильев.

Коллекционер уверен, что многие представленные на выставке вещи – это не архаизм, а нечто до сих пор актуальное, потому что создавалось профессионалами, которые знали толк в тканях, женской фигуре и веяниях времени.

После геометрических 1920-х в моду стала входить женственность. Дамы подчеркивают талию и грудь, отдают предпочтение кружеву и нежным тонам. Самый модный цвет 1930-х – лососевый. Считалось, что даже стены в домах и мебель нужно в него перекрашивать, – отмечает историк моды.

Любопытно, что на пике популярности первых голливудских черно-белых фильмов мода тоже изменилась – стали появляться платья из струящихся атласных и шелковых тканей, щедро украшенные драпировкой. Женщины хотели быть похожими на кинозвезд. Правда, у мужчин, как сказал Александр Васильев, в те времена уже стала проявляться военизация образа – все хотели видеть себя героями, воинами, а не теми, кто жеманно танцует танго.

Во время войны, в 1940-е, мода не исчезла. В Марокко, Монте-Карло, Швеции, Швейцарии продолжали кутить на балах. В моду входит лиловый и черный, рукава-фонарики, дань баварскому национальному костюму, что касается обуви, популярны не каблуки, а удобные для разбитых улиц платформы. Украшения начинают внешне напоминать оружие. В моей коллекции есть, например, испанский браслет, который из-за формы называют «танк». Женщинам приходилось делать упор на головные уборы – в 1940-е было не до укладок. Грязные волосы скрывали под тюрбанами и сеточками. И это тоже стало модным, – говорит Александр Васильев.

Есть на выставке и платья в стиле 1950-х. В это время женщины хотели быть похожими на цветы – особенно фиалки или розы. Обхват талии был рекордно низким – от 50 см.

В это время изобретают бюстгальтеры с пластмассовыми чашечками, чтобы покорять мужчин. Вообще, идеалом того времени были стройная талия, широкие бедра и большая грудь. Такая женщина всегда побеждала, – рассуждает коллекционер.

Мода 1960-х, как видно на экспозиции, совершенно другая. Тут и квадратный каблук, и льняные костюмы, и завышенная талия, и увлечение восточными мотивами. Как пример – наряд, напоминающий королевскую тунику, из коллекции Карла Лагерфельда – легендарного кутюрье, недавно ушедшего из жизни.

В 1970-х были популярны АВВА и Джон Траволта. Люди хотели одеваться эффектно, но за небольшие деньги. Свою роль сыграла и революция хиппи, которая низвергла высокую моду. Появляется модная одежда массового тиража, а вместе с этим – дешевые люрекс и наклеенные блестки. Потом всё снова поменяется – накладные плечи, брюки и короткие стрижки станут символом равноправия мужчин и женщин, – поясняет Александр Васильев.

Сегодня, по его мнению, бальная мода есть, но она сильно трансформировалась: всё чаще это просто концертные наряды, которые мы видим у эстрадных артистов или оперных певцов.  Но бывает, что бальное платье XXI века – это по-прежнему желание повторить модели прошлого. Такие примеры можно увидеть на церемонии вручения премии «Оскар» или Каннском кинофестивале.

А вот детская нарядная мода исчезает. Теперь дети – это маленькие взрослые. В года три они уже взаимодействуют с компьютером и имеют свой счет в банке, что тут удивительного, – добавляет историк моды.

Истории пополнения коллекций Васильева очень разные: что-то приходится искать и выкупать за большие деньги, а что-то и в дар приносят. Например, на днях к нему обратилась певица Анжелика Агурбаш с просьбой забрать несколько ее концертных платьев. Коллекционер признался, что уже выставлял ее пальто на одной из выставок, потому примет их с радостью.

Не пытайтесь прогнозировать моду – пусть этим занимаются футурологи. Скажу только, что близится эпоха, когда узкие брюки будут носить под платьями, а декольте прикрывать. Но прелесть моды в том, что она ветрена и меняется каждые полгода. Что носят сейчас в Париже мужчины? Треники и худи, а на ногах – кроссовки без носков. Это удобно, но тоже не вечно, – подвел итог Александр Васильев.

Фото автора

Самое читаемое