Плевок на асфальте

Виктор Приходько
Автор материала:
Виктор
Приходько

Вы задумывались когда-нибудь над тем, какого цвета мостовые минских улиц, бульваров, проспектов и площадей? «Странный вопрос, — ответит кто-то, — серого, если они покрыты асфальтом; бордового, голубого, зеленого и т.д., если речь идет о тротуарной плитке».  Но такой ответ будет правильным наполовину.

Присмотритесь внимательнее.  Давно уже все столичные мостовые — да, серые, бордовые, зеленые, — но неизменно в грязновато-белую крапинку, что называется «в яблоках». Архитекторы, дизайнеры,  дорожники здесь не причем. Это результат «творчества» горожан. Весь Минск от Уручья до Малиновки и от Запада до Шабанов заплеван б.у. жевательной резиной. Количество застывших плевков, бывших когда-то аппетитными подушечками «Орбита» или «Дирола» со вкусом экзотических фруктов,  многократно увеличивается при приближении к остановкам общественного транспорта, входам в дома, магазины, учреждения. Заплеваны парки, скверы, стадионы, площади, лестничные марши и подземные переходы… Проезжая часть дорог в меньшей степени подвержена этой напасти, что заставляет думать – пакостят (слово «мусорят» здесь не совсем уместно), в основном, пешеходы.

Стало общим местом называть белорусскую столицу едва ли не одним из самых чистых городов Европы, а уж в СНГ наверняка самым чистым. Это обстоятельство справедливо составляет предмет особой гордости минчан. Но, дорогие земляки, исходя из фактов, следует признать, что личной нашей заслуги в том немного. Спасибо следует сказать городским властям да армии дворников. Доказательства? Ну, хотя бы состояние наших подъездов (впрочем, это тема отдельного разговора).

Впрочем, вернемся к ставшему бичом мегаполиса кондитерскому изделию: жевательная резинка проходит у специалистов-товароведов именно по этой категории товаров.

Люди жевали всегда. Даже в свободное от еды время. Древние греки жевали смолу мастикового дерева. Индейцы и многие сибирские народы  — смолу хвойных деревьев, поскольку жевание укрепляет зубы и освежает дыхание. Считается, что привычку жевать европейские колонисты, приплывшие в Северную Америку, переняли именно у североамериканских индейцев (у них они позаимствовали много всего: привычку курить табак, готовить барбекю, носить мокасины и пончо, лежать в гамаке, плавать в каноэ и т.д.).

А в 1869 году была изобретена настоящая знакомая нам доныне жевательная резинка. История свидетельствует: мексиканский генерал Антонио Лопес де Санта Ана вынужден был по некоей причине оставить родину и бежать в Нью-Йорк. Как истинный «чиканос», он постоянно жевал «чикле» – смолу саподилового дерева. По легенде, генерал познакомил с мексиканским опытом изобретателя Томаса Адамса. В 1871 году предприимчивый американец создал первую машину по производству жвачки. Она поначалу была лишена вкусовых добавок, но 1884 году все тот же неугомонный Адамс создал первую жвачку с оригинальным вкусом лакрицы (травянистое многолетнее растение, широко используемое в кулинарии).

Однако «жевательный» образ жизни Америке и миру окончательно навязал продавец мыла Уильям Ригли, усовершенствовавший процесс производства.  Он впервые смешал жвачку с сахарной пудрой, добавил мяту, фруктовые наполнители и разработал формы резинки, которые используются до нашего времени.

Менее чем за столетие жевательная резинка стала одним из самых широко распространенных в мире пищевых товаров и феноменом массовой культуры.

Впрочем, это в течение долгого времени не относилось к СССР и к Беларуси как его части. Беспрестанно двигать вверх-вниз челюстями здесь считалось неэстетичным (ведь писал же Маяковский о том, что «у советских собственная гордость»), а потому жвачка была стойким дефицитом, советский пищепром игнорировал данное изделие. Несознательные октябрята и пионеры ее буквально выпрашивали у редких тогда гостей-иностранцев и те, кому повезло заполучить такой желанный ароматный квадратик (пластинку, шарик), жевали до тех пор, пока и выплевывать-то особенно было нечего.

Понятно, что проблемы «резиновых» плевков у нас тогда попросту не могло существовать. Зато она всегда остро стояла на родине этого вида кондитерских изделий. Да и сейчас стоит не менее остро. Ее пытаются решать: по одному из познавательных каналов недавно был показан фильм о том, как со следами жевания борются в американских городах. Муниципальные власти нанимают рабочих, специализирующихся исключительно на выполнении одной операции – очистки мостовых от резиновых плевков. Их снабжают спецтехникой (пришлось изобретательным заокеанским инженерам разработать таковую) – в основе лежит принцип отпаривания горячей струей воздуха (иначе никак не отодрать резинку от асфальта). Работа тяжелая, кропотливая, дело идет медленно, и стоит все это недешево. Но что поделаешь, такова плата за оборотную сторону медали, так общество, подарившее миру жвачку, расплачивается за освежение дыхания миллионов ртов.

А тем временем и на одной шестой части суши все же было положено начало индустрии жевания: в Ереване запустили первую импортную линию по изготовлению жеврезинки, затем в Ростове-на-Дону (почему-то на макаронной фабрике) — вторую. Они выпускали просто «Жевательную резинку» и «Ну, погоди!» с фруктовым и мятным вкусами. Эстонская кондитерская фабрика «Калев» производила жевательную резинку «Апельсиновая» в виде прямоугольников, с продольными бороздками для удобства разделения на части. Московская кондитерская фабрика «Рот Фронт» в 1980-х годах выпускала «Мятную», «Апельсиновую», «Клубничную и «Кофейный Аромат». Однако всего этого для огромной страны было мало – капля в море, и мостовые оставались чистыми.

Но пришла перестройка, пал железный занавес. Массовое появление жевательной резинки в киосках и магазина стало одной из «первых ласточек», возвестивших о приходе свободы рынка, а также о том, что отныне не только «Запад – не пот, а запах», но и у нас дыхание свежее… С благодарностью откликнулся на окончание утомившего население стран СНГ жевательного дефицита народный фольклор, благодарные жующие стали посвящать резиновым конфетам даже музыкальные произведения. Например, в репертуаре петербургской рок-группы «Сплин» появилась песня «Оrbit» без сахара», а музыкант и поэт Сергей Трофимов (Трофим) написал и исполняет песню «Бубль Гум». Зрителям нравится – жуют и аплодируют.

Но вот чистые мостовые мы безнадежно начали терять и, похоже, потеряли. Остается только надеяться, что не навсегда.

Где же выход? Можно пойти по пути американцев и создать в структуре служб работающих на чистоту белорусской столицы еще одно специализированное подразделение, набрав людей и оснастив их дорогостоящей импортной техникой. В этом случае дело худо-бедно сдвинулось бы с места, но эффект был бы, скорее всего невелик. Да и затратен это путь, а всегда следует помнить, что платить в итоге пришлось бы всем нам, налогоплательщикам.

Известно, что жвачка вредна для организма из-за содержащихся в ней искусственных добавок. Но она же очищает жевательную поверхность зубов, употребление жвачки в первые полтора часа после приема пищи способствует выработке желудочного сока, помогающего перевариванию пищи. Жевательная резинка освежает дыхание. Наконец, она просто вкусная. Вопрос «жевать или нет?» не стоит. Но специалисты напоминают – хорошо то, что в меру. Как рекомендует все знающая реклама, использовать жевательную резинку следует сразу после еды. При этом держать во рту для достижения желаемого эффекта ее стоит не дольше 15 минут.

К обязательным правилам употребления жвачки лично я добавил бы еще один пункт – о том, что использованную резинку следует обязательно отправлять в урну. Это важно для того, чтобы не только дыхание было свежим, но и чтобы ходили все мы по незагаженным улицам, проспектам и площадям.

Это и есть второй путь решения проблемы. Эффективный и беззатратный. Начать предлагаю немедленно!

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое