«Плохо… Очень плохо». Почему не стоит паниковать из-за вердиктов психологов и врачей

Виктория Даревская
Автор материала:
Виктория
Даревская

Стоит ли паниковать, если ваш малыш чем-то отличается от сверстников?

В два года сын не говорил — не было даже простейших слов и звукоподражаний типа: «мама», «дай», «би-би», «бо-бо», «гав» и так далее. Участковый врач посоветовала обратиться к специалистам.

Пришли к психологу. Зайдя в кабинет, ребенок сразу направился к игрушкам, не обращая никакого внимания на двух женщин, находившихся там.

— Господи! А почему он вас с собой не повел? Ему не страшно?

— Нет! Я же рядом, а ему интересно.

— Плохо… Очень плохо. Маш, обрати внимание: понравившегося мишку мальчик не понес показывать матери.

Затем плохо было то, что ребенок не отозвался на свое имя, будучи увлеченным игрушками, не выполнил просьбы, вперед-назад катал машинку и — о, боги! — не установил зрительный контакт с незнакомой тетей.

Через 10 минут на сыне уже висел ярлык: «ребенок с расстройством аутистического спектра».

— Вы даже не представляете себе, что это! — покачала головой психолог.  Занимайтесь, мамаша, ребенком, и мое вам сочувствие.

Придя домой, прочла в Интернете о детях с РАС и тут же подсознательно увидела в сыне большинство поведенческих признаков, присущих детям с аутизмом.

Но подобные диагнозы в нашей стране не выставляются официально в столь раннем возрасте. При первых проявлениях признаков этого заболевания все советовали заниматься со специалистами, мол, чем раньше начнешь, тем лучше будет результат. Как выяснилось, бесплатную помощь таким малышам, да еще и в нужном объеме, получить просто нереально. Пришлось обращаться к частным психологам и олигофренопедагогам, которые оказались совсем недешевыми: 45-минутное занятие обходилось в 30 долларов в эквиваленте. А ходили мы на них два, а то и три раза в неделю. За полтора года потрачена внушительная сумма.

В 3,5 года сын заговорил, причем сразу простыми предложениями. Еще через несколько месяцев ушли поведенческие особенности: пассивность, истерики, начал проявлять любознательность, то есть перестал чем-либо отличаться от своих сверстников.

Сегодня ребенку почти шесть: он бегло читает, решает примеры, собирает сложные конструкторы и пазлы, очень общительный — порой у меня даже взрывается мозг от его «почему?» и «зачем?». Ни в коем случае не жалею тех денег, которые отдала за его обучение, ведь в любом случае оно было не во вред. Но когда невролог запаниковал, что мой младший сын в два года не говорит словосочетаниями и посоветовал пройти ту самую диагностику, я лишь поблагодарила и пообещала принять к сведению. Стоит ли говорить, что мы ни к кому не обращались.

Все дети разные: одни развиваются быстрее, другие — медленнее. И вешать на них ярлыки в столь раннем возрасте, наводя ужас на родителей, категорически нельзя. Стоит корректно заострить на той или иной особенности внимание и дать рекомендации. Все могут ошибаться, но это заблуждение стоило мне очень дорого.

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое