Площадь Победы – символ Минска, всенародной памяти и единения народов

Площадь Победы. Словно сердце солдата в бою, бьется, трепещет Вечный огонь. И кажется, это пульсирует сердце нашего города…

Нам в наследство передана не просто площадь. Нам переданы лучшие черты характера – совесть, мужество, любовь к Родине и неповторимое ощущение жизни как драгоценности.

Как она родилась

На этом месте до революции улица Белоцерковная, бегущая с макушки Троицкой горы (там сейчас театр оперы и балета), упиралась в Захарьевскую, ведущую на восток. Точнее, соединялись три улицы: Захарьевская (проспект Независимости), Белоцерковная и Логойская (двух последних давно нет). К перекрестку из центра города ходила конка. На месте будущей площади лошади разворачивали вагон в обратную сторону. Позже ходил трамвай, причем его маршрут был продлен до Комаровки. Но площади не было! Стояли деревянные домишки, цвели сады… Наконец, в 1938 году по проекту архитектора Романа Столлера заложили два пятиэтажных дугообразных здания, на крышах которых сегодня размещен лозунг «Подвиг народа бессмертен». Перед ними расчистили место. Вот и образовалась небольшая круглая площадь, которую в народе так и прозвали – Круглая.

Война круто переменила ее судьбу.

LK2A0558 copy

Арка? Колонна? Обелиск? Пантеон?

Слезы и радость в 1945-м: мы победили фашизм! Победили большой кровью. Тем сильнее желание увековечить павших героев.

Разрушенный Минск стал тиглем, в котором плавились и формировались идеи лучших зодчих и скульпторов Советского Союза. В 1950 году был объявлен конкурс на создание памятника воинам и партизанам. Состязались более 70 авторов! Иосиф Лангбард предложил приземистую триумфальную арку, стены которой украшают сцены боев. Михаил Бенуа придумал колонну на ступенчатом постаменте. Вместо ангела – воин со стягом. Победили минские архитекторы Георгий Заборский и Владимир Король. Они предложили обелиск высотой 45 м, увенчанный изображением ордена Победы высотой 3 м. Не обошлось без интриги: чтобы сойти за москвичей, что было, видимо, престижно, Заборский и Король свой проект (все проекты были зашифрованы) отвезли в Москву и отправили оттуда почтой в Минск.

LK2A0575 copy

LK2A0576 copy

LK2A0577 copy

LK2A0578 copy

LK2A0580 copy

Предвидение Заборского

Георгий Владимирович добровольцем ушел на фронт. Дважды его тяжело ранили, причем один осколок архитектор носил в себе до самой смерти. Еще в госпитале, мечтая о победе и не сомневаясь в ней, делал эскизы будущего памятника. В своем письме в Союз архитекторов БССР, который был тогда в Москве, в сентябре 1942-го Заборский написал: «Я избрал для работы составление эскиза-памятника Героям Отечественной войны. У меня появилось много различных идей». И делал наброски монумента на бинтах…

LK2A0568 copy

Четыре

Обелиск из серого гранита стоит на ступенчатом стилобате из черного полированного лабрадорита. У обелиска четыре грани. На гранях постамента – четыре горельефа. Четыре грани широкого ступенчатого подиума прорезаны кубическими стилобатами с четырьмя бронзовыми венками на них. Вечный огонь горит в четырехгранном «стакане»…

Почему везде 4? Потому что погиб каждый четвертый житель БССР? (В последнее время говорят, что людские потери были гораздо большими.)

Авторы выбрали эту цифру, так как республику освобождали четыре фронта. Можно добавить: в Беларуси – четыре времени года, дуют четыре ветра… В любом случае, цифра для нас не случайная.

LK2A0593 copy

Быстро делали

От момента, как утвердили проект, до того, как соорудили, прошло немного времени: торжественное открытие памятника состоялось в 1954 году. Торопились к 10-летию освобождения Беларуси. Не успевали. Гранит везли из Днепропетровска и Житомира, не довезли, поэтому решили укоротить обелиск до 38 м.

Горельефы создала четверка маститых минских скульпторов – Андрей Бембель, Заир Азгур, Сергей Селиханов и Алексей Глебов. Много лет спустя Заир Азгур скажет: эх, была бы рука одного автора – горельефы вышли бы в одной творческой манере. Переделывать кое-что пришлось, но не из-за стилистики. Вмешалась политика. В хрущевские годы убрали профиль Сталина, который был на флаге центральной скульптуры.

Четырехкартинная скульптурная композиция густо населена. На ней изображен 51 человек: 37 мужчин, 8 женщин и 6 детей. Это Беларусь в миниатюре – освободители, партизаны, гражданское население…

LK2A0594 copy

Всем советским миром

Уже в процессе стало понятно, что монумент будет не только памятником павшим. Он – символ Победы. Символ Минска. Символ всенародной памяти. Символ единения народов. Его и создавали советским миром. Тогда Беларусь иначе как многострадальной и партизанской никто не называл, ей помогали. Украинские каменотесы вырезали на граните белорусский орнамент. Русские мастера на ленинградском заводе «Монументскульптура» отливали бронзовые венки с листьями папоротника и меч, обвитый лавром. Смальта для мозаичного изображения ордена Победы тоже приехала из Ленинграда. Самый красивый в Беларуси архитектурный ансамбль, окаймляющий площадь, проектировала интернациональная команда – Михаил Барщ, Леонас Аранаускас…

Трехэтажная

Круглая в 1958-м поменяла название на площадь Победы. У подножия памятника 3 июля 1961 года почетный гражданин города Минска Герой Советского Союза генерал-полковник Алексей Бурдейный зажег Вечный огонь. Юные минчане несут здесь Вахту памяти на Посту № 1.

В 1984-м в Минске пустили метро, а площадь модернизировали: она стала овальной. Под ней появились подземные этажи: мемориальный зал со светящимся, как костер, стеклянным венком и станция метро.

Верность

Время не пощадило ни одного автора, причастного к созданию площади Победы. Но у авторов есть дети и внуки. Один из них Георгий Заборский – внук Георгия Заборского и тоже архитектор.

– Для меня площадь несет много смыслов, – говорит он. – Как для внука Заборского – это символ веры в победу, совершенно поразительного оптимизма, ведь дед начал рисовать эскизы еще в госпитале. Как архитектору мне интересен градостроительный момент: обелиском отмечен перекресток главных городских осей – реки и проспекта. Площадь дает понимание логики развития послевоенного Минска: была предпринята попытка построить идеальный город как синтез античного искусства и социализма. Я без трепета отношусь к социализму, горюю о разрушении довоенного Минска и захватчиками, и послевоенными сносами. Но не могу не оценить порыв, редчайшую попытку воплотить утопию в масштабах города. Минск 1950-х – уникальный объект. Нам еще предстоит оценить его, когда начнем смотреть на свой город как на интеллектуальное и творческое наследие. Мы должны хранить его для мировой культуры – как другие народы хранят классический Париж или барочный Рим…

Я живу недалеко от парка Горького. Площадь – часть моих обычных ежедневных маршрутов. И каждый раз она напоминает о том, к какому качеству архитектуры я должен стремиться, пускай работаю в другом стиле, с другими материалами и в другую эпоху. А лучше всего площадь чувствуешь, зайдя в ее центр дождливым вечером, часов в семь, когда весь Минск, спеша с работы, крутится вокруг нее.

Попробуйте – и вы поймете что-то новое о нашем городе…

LK2A0588 copy

Фото Алексея Колесникова

 

 

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ