ПЛОЩАДЬ СОГЛАСИЯ. Ольга Мычко: «Люди гораздо охотнее, чем раньше, жертвуют на благотворительные нужды»

В проекте агентства «Минск-Новости» «Площадь согласия» говорим о том, что нас объединяет, что дает точку опоры. Нынешний собеседник — генеральный секретарь Белорусского Общества Красного Креста Ольга Мычко.

Не с барского плеча

— Начнем с главного, Ольга Викторовна. Могут ли объединить современное и, уж будем честны, не самое расположенное к милосердию общество идеи, с которыми живет и работает движение Красного Креста?

— Всегда была уверена, что в окружающем мире достаточно людей, которых могут объединить два умения: видеть несчастье и научиться сострадать и помогать. Та организация, в которой я сегодня работаю, изначально назвала свой главный принцип: «Не оставить человека наедине со своей бедой». Таков лозунг Общества Красного Креста во всем мире, а дальше — уже детали. Как работать в военное время и мирное. В зависимости от развития общества уровень тех, кто нуждается в помощи, и ее ненавязчивая организация разные. С добром, как с колом, не бегаем. И эта подмога не с барского плеча, не брошенная милость. Для Красного Креста вдвойне важно еще научить это делать других.

— И все-таки. Не мое личное наблюдение — люди все больше и больше равнодушны к проблемам других. Какие ваши проекты, программы могут их зацепить, вытащить из комфортной жизни, заставить встать с дивана?

— Это не наша задача — вытягивать из нее человека. Когда-то в Советском Союзе была замечательная игра «Спортландия» с потрясающим лозунгом: «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас!». У нас нет задачи всех поставить под наши знамена, зазвать на акции, не хотим переплюнуть никакую другую общественную организацию. Главное — собственным примером показать солидарность с нуждающимся человеком и этим привлечь других. К слову, многие приходят в наши ряды, потому что когда-то сами получили помощь или слышали, как кто-то помог кому-то…

156 лет назад эта задача была сформулирована Красным Крестом: увидеть немощного, слабого и задать вопрос самому себе: как мне не пройти мимо?.. Не потому, что завтра можете оказаться на этом месте. Это, скорее, вопрос культуры общества, его зрелости. Чем универсально движение Красного Креста? Оно абстрагируется от принадлежности к конфессиям, привязано к общечеловеческим ценностям. За всех, кто идет сегодня вместе с нами, не подпишусь. У каждого человека свой мотив, своя история, свой сценарий в голове, своя картина мира. Но есть генетический культурный код. Традиционно у белорусов была талака. К примеру, в селе сгорел дом… Тогда всем людом выходили и помогали погорельцам возвести новый… До сих пор в деревнях никто не бросит одинокую бабушку: придет соседка, которая печку протопит, молока принесет, собаку покормит… В городе, конечно, сложнее. Здесь бóльшая изоляция, и это проблема. Мы действительно — тут вы правы — становимся ленивыми, приученными к своим тапкам, комфорту. Но комфорту скорее не физическому, а душевному.

Между тем точек приложения сил мы предлагаем немало. Намеренно не буду перечислять все акции и проекты — их можно найти на нашем сайте. Много работаем через социальные сети и призывы. Для Красного Креста важно не количество вовлеченных волонтеров, а их качественный состав. У многих не хватает душевного и физического тепла для своих пожилых близких, страдающих старческой деменцией, а у чужих людей на это вдруг включаются силы. При этом, замечу, люди гораздо охотнее, чем раньше, жертвуют свой рубль на благотворительные нужды.

Кому хуже быть уже не может

— В прошлом году вашей Службе сестер милосердия исполнилось 55 лет. Правда ли, что в начале 1990-х в стране их было более 2 000?

— Правда. Это уникальное образование на постсоветском пространстве, которое изначально было создано для помощи инвалидам Великой Отечественной войны, поддерживалось государством, имело хороший бюджет. Я в то время работала участковым терапевтом и не знала, что такое пролежневые раны у пациентов. А все потому, что тогда сестры милосердия владели всеми навыками ухода за тяжелыми больными. Но потом случился провал, и уже в 2002-м сестер милосердия осталось… 35.

Сегодня их уже 280. Часть содержится за счет государственного социального заказа. То есть мы эти деньги зарабатываем и еще конкурируем, чтобы их выиграть! В прошлом году 900 человек получили помощь на дому именно в рамках госзаказа — тяжелейшие лежачие с пролежневыми ранами. Вариант «сиделка» от слова «сидеть» у нас не проходит! Кстати, именно сестра милосердия организует вокруг себя волонтеров — кто-то читает пациенту, кто-то разово сходит в магазин, аптеку…

Когда на законодательном уровне в стране заговорили о паллиативной помощи и была четко оформлена законодательная база, то появились специализированные больницы сестринского ухода, отделения, хосписы. Но при поддержке Швейцарского Красного Креста мы сегодня ведем речь о создании интегрированной модели оказания помощи больным именно на дому. Поверьте, ни одна страна до конца не решила эту проблему, потому что это очень сложно и психологически, и социально, и духовно. И работы здесь, пока жив человек, хватит всем структурам. Мы, как общественная организация, понимаем свою вспомогательную роль по отношению к государственным органам, тем же министерствам здравоохранения и социальной защиты. Спрашиваем: «Где вы видите нас, где мы нужнее?» Красный Крест ведет диалог, может предложить свой сильный менеджмент, четко выстроенную систему распределения ресурсов и подготовки персонала. Также мы часто ближе остальных находимся к людям и запросам наших бенефициаров.

— Бенефициаров?

— Это международное стандартное слово, хотя мне оно тоже не очень нравится. Но речь идет о тех, кто является потребителем услуг Красного Креста. Как сказал один человек, это те, кому хуже быть уже не может. Да, социальные пакеты в стране есть, и они достойные. Однако бывают ситуации, когда законодательство просто не успевает подставить под конкретную ситуацию руки… Есть мигранты, переселенцы, лица без определенного места жительства, вышедшие из мест лишения свободы, а также те, кто сталкивается с насилием в семье… Таких бенефициаров много.

Учись, смотри, цени

— Вы возглавили Белорусское Общество Красного Креста, будучи депутатом предыдущего созыва Палаты Представителей Национального собрания. Признайтесь, когда видите какую-то несправедливость, включается ли в вас депутат парламента?

— Еще как включается! Вот школьный автобус колесит по малым деревням, чтобы деток завезти в школу. А почему старушек на таком же автобусе не довезти до райцентра, чтобы они там погуляли, на жизнь посмотрели и продукты покупали не только в автолавке, но и в большом магазине? А вечером — домой, по хатам… Ну где здесь нецелевое использование средств, как оправдывается местная власть?.. Убеждена: надо идти от потребностей людей с мест. Мы же часто слишком зарегулированы. К слову, работу в парламенте вспоминаю с большой благодарностью. За три года многому научилась, вникла в то, на что раньше не было времени, а теперь и на практике могу применить. Ничего просто так не случается в жизни. Учись, смотри, встречай, выбирай. И цени каждую встречу с хорошим человеком. Она как подарок от Господа.

— А вам, Ольга Викторовна, не жаль, что новая редакция закона о деятельности Красного Креста обсуждается уже без вашего участия?

— Поверьте, когда разрабатываются законодательные акты, депутаты в первую очередь слушают тех, кто потом будет ими руководствоваться. Так что без представителей Красного Креста не обходятся ни рабочие встречи, ни согласования, которые проходят на уровне ведомств. Процесс очень конструктивный. Замечательно, что нас не только слушают. Нас слышат.

Не буду углубляться в детали новой редакции закона, но скажу о том, что меняется само определение волонтерской деятельности. Это всегда двустороннее движение: не только волонтер дает Красному Кресту, но и наоборот. В тех же наших отрядах быстрого реагирования обучаем людей, приглашаем на сборы, конференции, экипируем, страхуем. Да, волонтер тратит свои знания, таланты, время, но кроме удовлетворения получает хорошие знания, которые пригодятся в жизни. Например, он умеет правильно оказать первую помощь, учится ориентироваться в пространстве и времени, расширяет свой кругозор и границы, где потом сможет себя проявить, найти новую работу — как в системе Красного Креста, так и в любом ином месте. Другой момент, который активно обсуждается, — это возможности взаимного сотрудничества Красного Креста и организации по продвижению корпоративной социальной ответственности. То есть мы своим знаком Красного Креста сможем поддержать продукцию этой организации. Сегодня мы не получаем из бюджета ни копейки. Но работают компьютеры, есть крыша над головой, выплачивается зарплата… Деньги откуда-то надо брать. И нам небезразлично, откуда. Никогда Красный Крест не поддержит торговлю оружием, алкоголем, табаком. Мы четко представляем, с кем можем объединить свой бренд: с организациями, у которых есть традиции, ответственность и авторитет как производителя. И получить, например, с пачки зефира две копейки в бюджет Красного Креста.

— Можете назвать число волонтеров Белорусского Общества Красного Креста?

— 17 200 человек. Процентов 30 из них — люди взрослые, 40+. Есть постоянные проекты, есть разовые, спонтанные — в ответ на какое-то экстренное событие. Вот тогда сидящих на диване, как вы говорите, мы зовем на помощь через соцсети. Люди откликаются. Или наша «Елка желаний», где тоже важна скорая помощь. Например, найти и помочь доставить кому-то биотуалет.

Сегодня нам нужно упорядочить помощь людей. Грамотно рассказать им о правилах нашего движения. При этом очень важна роль районных организаций. Они формируют на месте пул волонтеров и волонтерских лидеров. Уже потом подключается центральный офис организации: обучаем, подсказываем, как грамотно вокруг себя объединить людей на доброе дело. Причем дела эти бывают самыми разными.

Меня часто спрашивают про взносы в Красный Крест. Да, они остались. Но убеждена: прежде чем попросить эти три рубля в год, надо объяснить людям, на что их потратим. Рассказать про нашу потрясающую службу розыска (там такие космические военные истории!.. Но это тема для отдельного разговора), наш отряд быстрого реагирования на чрезвычайные ситуации. Или вспомнить историю женщины, которой Красный Крест помог освободиться из тюрьмы, благодаря чему она нашла свое место в жизни. Здесь пока недорабатываем. Так что волонтеры и среди журналистов нужны.

В унисон с совестью

— Ольга Викторовна, 11 лет вы возглавляли хоспис, первую в стране больницу паллиативного ухода. Каждый день видели конкретного человека, нуждающегося в вашей помощи. Сегодня, смею предположить, вы все же больше организатор многих полезных и добрых дел. Нет чувства потери некоей своей особой нужности?

— Всегда находятся те глаза, о которые ты споткнешься. Даже если уже и не работаешь в хосписе… Молодежь часто спрашивает про выгорание… Вот балерина крутит фуэте и не падает, потому что знает точку. Убеждена, каждому в жизни надо четко знать свою точку, для чего ты здесь поставлен и служишь. Если знаешь, не упадешь, не сорвешься, не разобьешься. И всегда найдешь силы и возможность для помощи другим. И будешь жить в унисон со своей совестью.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ