Почему актрисой, которая сыграла польскую шпионку в фильме «Мирное лето 21-го года», заинтересовалось КГБ

После выхода фильма «Мирное лето 21-го года» актрису, исполнившую роль шпионки Ядвиги Ковальской, срочно вызвали в КГБ СССР. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

О чем кино

Став комендантом Мглинского участка Особого отдела западной границы РСФСР, в прошлом матрос Иван Гамаюн разрабатывает план отправки разведчиков в стан врага. Необходимо выявить бандитов, которые приходили с польской стороны в красноармейской форме и совершали диверсии.

Сотрудница польской спецслужбы Ядвига получает задание соблазнить и завербовать красноармейца Могилова. К ее изумлению, боец быстро соглашается работать на нее. Вскоре на конспиративной квартире он передает дезинформацию об убытии пограничной части на учения. Бандиты в красноармейской форме форсируют реку, направляются в сторону приграничного города. Они не знают, что в многочисленных стогах сена вокруг их поджидают советские пулеметчики.

Особенности топографии

Картина «Мирное лето 21-го года» стала второй в цикле «Государственная граница». Работу над ней вела студия «Беларусьфильм». Первая лента «Мы наш, мы новый…» имела колоссальный успех. Телезрители с нетерпением ожидали вторую. Ходила шутка, будто, по данным НИИ статистики, это кино нанесло колоссальный ущерб народному хозяйству СССР. Граждане поголовно отпрашивались с работы на час раньше, чтобы увидеть продолжение истории. Как известно, в каждой шутке лишь доля шутки, а остальное — всерьез.

Алексей Нагорный

Автор сценария Алексей Нагорный в годы войны был летчиком, трудился в Совинформбюро, окончил Институт иностранных языков и Военно-воздушную академию. До 1957-го служил на различных офицерских должностях в ВС СССР, в том числе за границей. Соавтор сценария Гелий Рябов работал следователем, впоследствии — внештатным консультантом министра внутренних дел СССР, был автором произведений о контрразведке. Ко второму фильму готовились с режиссером Борисом Степановым по отработанной схеме. Но имел место деликатный нюанс. По сюжету центр Западного пограничного округа располагается в городе Мглин. Рядом граница с Польшей, застава. Однако Мглин в 1921-м и сегодня находится у стыка Брянской и Могилевской областей. В то время советско-польская граница проходила в 531 км от него. РСФСР никогда не имела с Польшей общей пограничной линии.

Борис Степанов

Всё объясняется тем, что картину создавали под патронажем КГБ СССР. В его состав входили пограничные войска. Скорее всего, кураторы не хотели упоминать исход советско-польской войны, закончившейся Рижским миром, в результате которого в марте 1921-го граница с Польшей оказалась в 40 км от Минска. Поэтому авторы сценария и режиссер Борис Степанов позволили себе такую условность — Брянская область граничит с Польшей. Наверное, проще было применить вымышленное название города. Впрочем, географическая неразбериха никак не повлияла на популярность фильма, большинство зрителей ничего не заметило.

С отрывом от производства

Кинокарьера москвички Анны Каменковой началась в Белоруссии. В 1959-м лента «Девочка ищет отца» принесла семилетней актрисе приз за лучшую женскую роль на престижном фестивале в Аргентине. Поэтому, когда Борис Степанов предложил Ане сыграть Галю Кравцову, жену начальника особого отдела заставы, она с радостью вернулась в минскую студию. Роль ее экранного мужа Василия исполнил Петр Юрченков-старший.

Главный персонаж в первых лентах цикла — Иван Гамаюн, его сыграл Александр Денисов. Первоначально на роль Гамаюна пробовался Владимир Новиков. В этой картине он сыграл красноармейца Алексея Могилова, которому предстояло стать двойным агентом и объектом соблазнения польской шпионки Ядвиги Ковальской.

— После выхода этого фильма мне приходили сотни писем в театр, где я работал. Спрашивали, сколько было дублей поцелуев с Ядвигой, — вспоминал актер. — Просили телефон актрисы, сыгравшей ее, так она понравилась зрителям. Да не только письма. На улице спрашивали, каково ее целовать. Я отшучивался: целовать — не сложно, сложно было оторваться от ее губ!

В образе Ядвиги Ковальской предстала Людмила Нильская. Сначала ей предлагали роль Гали Кравцовой, которую исполнила Анна Каменкова. Людмила приехала в Минск. Посмотрев на нее внимательно, Борис Степанов сказал: «Давайте попробуем вас на Ядвигу, вижу, вы умеете мастерски кокетничать!» С легкой руки режиссера в актрису влюбились многие мужчины страны. Она и подумать не могла, к каким последствиям может привести народная любовь.

— Однажды после выхода фильма в доме раздался телефонный звонок, — рассказывала артистка. — Суровый голос в трубке сообщил, что мне звонят из КГБ. Сказал: необходимо явиться на Лубянку по очень важному делу. Ноги у меня слегка подкосились. Явилась в это серьезное ведомство. В кабинете находилось несколько неприветливых офицеров с острыми цепкими взглядами. Тут сердце в пятки ушло окончательно. Один, делая долгие паузы, произнес: «Людмила Валерьевна… Мы тут посоветовались… И в отношении вас приняли непростое решение (конечно, они резвились). Вам вручается премия КГБ первой степени». Я опешила, стала говорить, что не помогала органам в оперативной работе. Мне пояснили: премия за роль Ядвиги в фильме. Дали грамоту, значок и 300 рублей!

Михаил Козаков, как говорили, был дежурным Дзержинским на всех киностудиях страны. Взамен на согласие сыграть эту роль ему всегда что-то удавалось выторговать в Госкино СССР. В данном случае ему разрешили снять знаменитые «Покровские ворота».

Московский актер Юрий Горобец на протяжении 20 лет в Минске играл командиров партизанских отрядов и партийных деятелей. Здесь ему предложили роль пана Яремы, польского коменданта погранслужбы.

Счастливые дни

Съемки начались в 1979 году. Городок Дисна Витебской области с его низкими каменными строениями, водонапорной башней передал атмосферу приграничья. Самыми высокими и видными издалека зданиями были пожарная каланча и храм Воскресения Христова. Именно они чаще всего попадали в объектив камеры. А в Крупках Минской области выстроили пограничную заставу. Если оружия, военной формы, предметов быта Второй мировой войны на отечественной студии всегда хватало, то реквизит, одежда, винтовки начала 1920-х отсутствовали.

— Нам пришлось всё находить или изготавливать с нуля, — вспоминал второй режиссер ленты Владимир Поночевный. — Даже саму пограничную заставу, то, как она была организована, мы строили по фотографиям. Важны детали. Мы вникали в то, какие в те годы копали траншеи, какие дополнительные постройки, вышки. Это требовалось воссоздать. Важно, какую форму носили тогда пограничники. Художники по костюмам много трудились над этим. Это же целый мир — быт эпохи. Нельзя, чтобы в кадр попало нечто из более поздних времен.

Для Крупок и Дисны съемки стали эпохальным памятным событием. В них принимали участие жители окрестностей. В местных газетах и сегодня вспоминают этот счастливый период в истории городков и с сожалением пишут: «В наши дни никаких фильмов у нас уже не снимают».

Да и родная киностудия давно не выпускала ленты, ради просмотра которых люди стали бы отпрашиваться с работы, как в начале 1980-х.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ