Почему автору «Крылатых качелей» пришлось извиняться перед режиссером фильма «Приключения Электроника»

Композитор выскочил от режиссера в тапочках на босу ногу. Как писали песни для фильма «Приключения Электроника» — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Предсказатели

Константин Бромберг

Режиссер Константин Бромберг был энергичным и эксцентричным человеком. То работал корреспондентом в агентстве печати «Новости», то телевизионным режиссером на Воркутинском ТВ. Потом взялся снимать документалистику о знаменитых композиторах. В кино для детей пришел в 1970-х и сразу снял блокбастер «Приключения Электроника». Сюжет знаком многим. Ученый создает робота, внешне похожего на подростка. Тот сбегает от «папы» и случайно встречается со своим прототипом — мальчишкой по фамилии Сыроежкин, чью внешность он получил. Робот, обладающий уникальными знаниями, ходит вместо него в школу. Затем Электроника похищает мафия, надеясь с его помощью ограбить музей.

Евгений Велтистов

В фантастических повестях Евгения Велтистова, по которым снят фильм, события происходят в ХХI веке. Писатель позволил разгуляться своему воображению и почти угадал или предсказал развитие бытовой техники в будущем. На стенах у героев его произведений висят плоские телевизоры, в карманах они носят видеотелефоны, в школах на стенах дисплеи, что полнейшая фантастика для 1964 г., когда создавалась первая повесть «Электроник — мальчик из чемодана». Всё в точку, кроме одного. В будущем у него над городом летают бесплатные вертолеты-такси. Эта услуга есть, но она не бесплатна и не получила массового распространения.

Бромберг не хотел уносить сюжет далеко в будущее. Разве что лет на 5–7.

На грани

Евгений Крылатов

Режиссеру не давал покоя недавний успех песни Зацепина и Дербенева «Куда уходит детство» из недавно вышедшего фильма «Фантазии Веснухина» (1977). Он пригласил композитора Евгения Крылатова и сказал: «Должно быть вот так, как у Зацепина, но в динамичном ритме, похожем на «Пора-пора-порадуемся» из «Д’Артаньяна»!» В заключение разговора Бромберг объявил, что стихи для песен напишет сам. А он, композитор, их подправит, подгонит. Крылатов понял: задачка не из простых. Он всегда писал музыку под окончательную версию стихов и не терпел переделок текстов под мелодию. Однако согласился попробовать. Режиссер всякий раз приносил только структуру стихов со словами: «Остальное, старик, сам дожмешь». Соавторство перетекало в шумные конфликты. Бромберг обвинял Крылатова в том, что тот не способен написать музыку на его тексты. После одной из стычек с режиссером композитор брел по московским улицам без куртки и в тапочках на босу ногу. А на улице — ноябрь. Крылатов просто забыл одеться, так его оскорбил разговор. В растерянности зашел в гости к своему другу поэту-песеннику Юрию Энтину.

Хитрый план

Юрий Энтин

В процессе приятельского разговора Крылатов заметил на его столе стихи, взял и жадно их прочел. Энтин туманно заметил, что они к песне для одного мультфильма. Занес композитору, не устроило, сидит, переделывает. «Ничего тут переделывать не надо, — воскликнул Евгений. — Эти стихи — «Крылатые качели» — законченное произведение». Поскольку Энтин подписал договор на них с другими, он долго сомневался, а потом махнул рукой и отдал их приятелю. Музыка сложилась за час. В голове Крылатова зародился план. Он позвонил Бромбергу и проникновенно сказал: «Константин Леонидович, у вас и так много забот по съемкам, зачем вам возиться еще и со мной? Могу найти такого, как я, скромного поэта, и мы всё сделаем». Режиссеру польстило сказанное, он прокричал в трубку: «Жду только хиты, чтобы из всех окон звучали!» Так Энтин и Крылатов написали 10 песен к ленте. 11-ю — «Ты — человек» — заставили убрать из кино. Цензоров смутили строки: «Где рельсы проложили, там ходят поезда, куда пастух погонит, туда бредут стада». А далее звучали призывы не быть стадом и действовать самостоятельно. Лозунги сочли сомнительными. Произведение вернулось в фильм в 1988-м. Но «Крылатые качели» оставались главной песней картины. Этот образ пришел в голову поэту, когда он вспомнил, как в детстве ранней весной они с приятелями проникали на не открывшие сезон аттракционы в парке и раскачивали качели до небес.

Готовые песни — не гарантия успеха. Крылатов знал о взбалмошности Бромберга, поэтому часть плана соавторов была такой: тянуть до последнего и сдавать произведения тогда, когда создать альтернативу уже не будет возможности.

Только спокойствие

Фильм восемь месяцев снимали в Одессе, потом группа переместилась в Вильнюс, который по сюжету стал заграничным городом, где мафия ворует картины из музея. Сцены в нем снимали во дворе Тракайского замка, расположенного на острове озера Гальве. В кадр попал костел Святой Анны. На съемки приезжали поэт и композитор, чтобы передать клавиры песен, исполнявшихся в кадре. Но студийной записи по-прежнему не существовало. Бромберг по условному исполнению песен актерами не мог до конца понять, плохи они или хороши. Крылатов успокаивал: «Заиграет оркестр, вступит детский хор, тех, кто без голоса, озвучат профессионалы». За себя спел «Я с детства был послушным, ребенком золотушным» Николай Караченцов, а Владимир Басов исполнил песню своего персонажа Стампа «Давайте будем нести искусство людям, берут они охотно старинные полотна». Остальные произведения переозвучены.

Братья Торсуевы, сыгравшие Сыроежкина и Электроника, за восемь месяцев пребывания на съемках, посещая там украинскую школу, обрели одесский говор. Еще у них началась подростковая мутация голоса, и снятое в начале нельзя было состыковать со снятым позже. Поэтому в окончательной версии Сергею Сыроежкину свой голос подарила актриса Ирина Гришина, а Электроника озвучила Надежда Подъяпольская. Песни «Мы — маленькие дети, нам хочется гулять», «До чего дошел прогресс…», «Что же это такое, ни минуты покоя» за Сыроежкина исполнила Елена Камбурова. Ей предложили представить себя 12-летним сорванцом, и у нее получилось.

А произведения группового исполнения «Часы на старой башне» и «Крылатые качели» спел детский хор Государственного академического Большого театра.

Ошибка режиссера

Послушав студийную запись «Крылатых качелей», Бромберг побледнел, взялся пальцами за виски: «Это конец! Центральная песня фильма — полное дерьмо! Она не должна быть занудной! Где «Пора-пора-порадуемся»? Вы меня подставили, фильм загубили, всех подвели!» По воспоминаниям Крылатова, он всерьез решил, что угробил ленту. Письменно отказался от гонорара. И даже звонил Басову и Караченцову с извинениями. Басов ответил: «Не слушайте перетрудившихся режиссеров. Ему пора в диспансер на курс уколов».

23 марта 1980-го в ТВ-эфире прошла премьера. Успех картины и песен был ошеломительным. В 1981-м фирма «Мелодия» выпустила пластинку «Крылатые качели» с произведениями из ленты. Ее сметали с полок магазинов. До развала СССР тираж ежегодно допечатывали, счет шел на миллионы. Бромберг принес извинения Крылатову за недоверие, а тот написал музыку к песням в следующей его картине «Чародеи» (1982). Композитор учел пожелание режиссера. Главный хит «Три белых коня» там действительно динамичен.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ