Почему цензоры пытались отыскать подвох в словах детской песенки «Антошка»

Это что за тили-тили? Цензоры пытались отыскать намек и подвох в словах припева знаменитой детской песенки «Антошка». Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Сомнительный вид

Автор музыки к мультфильмам «Чебурашка» (1972), «38 попугаев» (1976), фильму «По секрету всему свету» (1976) Владимир Шаинский до 45 лет не писал музыкальных произведений ни для кино, ни для мультипликации. Работал в оркестре Леонида Утесова, преподавал игру на скрипке в музыкальных школах Москвы, руководил эстрадными оркестрами. Знал ли малоизвестный тогда маэстро, что его главное дарование откроется в столь зрелом возрасте? Он писал для хоров, кантаты, оперы. Правда, из-под его пера в период безвестности вышло одно знакомое всем произведение — песенка «Мы начинаем КВН» для популярной телепередачи.

Владимир Шаинский

Однажды в июле 1969-го Шаинский в синей майке-рогатке с логотипом «Динамо», джинсах и дерматиновых шлепанцах — не удивляющий в те годы летний прикид — явился на фирму «Мелодия». С момента основания в 1964 году и до начала горбачевской эпохи фирма была монополистом. Никто, кроме нее, в СССР не занимался массовым производством и распространением фонограмм. Как раз свои кантаты Шаинский и хотел записать на пластинку. Оказалось, что не только в советских министерствах, но и на «Мелодии» существовал дресс-код. В майке композитора не пустили за проходную. Оставшись в фойе, он пробежал глазами по списку, висевшему на стене. Отыскал единственную знакомую фамилию: главный редактор детской редакции фирмы «Мелодия» Юрий Энтин. С поэтом он был знаком шапочно, да и детская редакция не интересовала Шаинского. Но решил набрать номер по внутреннему телефону. Подумал: может, Юрий поговорит с вахтерами, поможет пройти внутрь.

Юрий Энтин

Энтин спустился из своего кабинета, но и ему не удалось уговорить суровых вохровцев. Поскольку Шаинский сказал, что у него важное дело, поэт предложил подождать до конца рабочего дня в сквере, примыкавшем к зданию организации. Ожидать оставалось недолго. Уже вечерело.

Соло на лавочке

Встреча состоялась. Со стороны она напоминала сцену из шпионской кинокартины. В сквере двое мужчин сели на лавочку. Один другому передал бумаги. Конечно, это были ноты кантат! Энтин пробежал по ним глазами, отложил в сторону и вдруг задал судьбоносный вопрос: «Как вы относитесь к музыке для детей?» Шаинский ответил, что вообще к ней не относится и никогда не писал ничего подобного. Поскольку рабочий день завершился, заступила вечерняя вахта, в здание войти было проще. Юрий предложил отправиться туда к инструменту, чтобы попробовать что-то наиграть на предложенные стихи. Шаинский неожиданно ответил, что ему инструмент не нужен. Тогда поэт прочел строчку: «Антошка, Антошка, пойдем копать картошку. Тили-тили, трали-вали, это мы не проходили, это нам не задавали». Владимир тут же пальцами по лавке простучал мелодию, которая стала его первой детской песней и позже первым его произведением, прозвучавшим в мультфильме. Но до этого требовалось пройти путь согласований и утверждений. С одной стороны, 1969 год стал поворотным моментом в отношении к детской песне в СССР. Если ранее ее воспринимали как музыкальное сюсюканье или пионерский призыв, то вышедший в прокат мультфильм «Бременские музыканты» сделал свое дело. Теперь многие поняли: для детей нужно писать стильно и модно. С другой стороны, в конце 1960-х в кабинетах цензоров оставались всё те же люди с Иосифом Виссарионовичем в обоих зрачках. И что такое «тили-тили, трали-вали» они не хотели понимать.

Не могли разгадать, на что авторы намекают! Какие «тили», какие «трали» и при чем тут «Валя»? То ли дело «надо, чтоб росли вы коммунистами, и тогда вам беды нипочем». В общем, «улыбалось солнышко лучистое, радуясь беседе с Ильичом». Ясно, конкретно, никаких скрытых намеков.

Это же сатира

Песня про юного тунеядца Антошку не понравилась членам худсовета детской редакции Центрального телевидения. На обсуждении присутствовали композитор и поэт. Шаинского попросили удалиться. После того как дверь за ним закрылась, в адрес Энтина посыпались претензии. Высказывались личностно: кого ты к нам привел? Этого с гнусавым голосом на километр нельзя подпускать ни к детям, ни к святая святых, главному инструменту идеологии — телевидению! Напоследок досталось и самому поэту. Члены совета обвинили его в плагиате, сказав, что его «тили-тили, трали-вали» — точная калька с песни Мулермана, где припев «Тирьям-тирьярим-тям-тирья», позже прозвучавший в мультфильме «Ну, погоди!».

Регина Дубовицкая

Соавторы не опустили рук и планомерно обходили радиоредакции Москвы. Как раз в то время в отдел сатиры и юмора передачи «С добрым утром!» Всесоюзного радио на должность младшего редактора по письмам пришла работать молодая Регина Дубовицкая. Отдел небольшой, все общались тесно, многое обсуждали коллегиально. Любой профессиональный юмор сегодня проверяется на фокус-группах. Советским радийщикам эти западные технологии еще были чужды. Сами работники отдела являли собой фокус-группу. Энтин, будучи уже знаком с Региной, показал ей песню. А она в свою очередь дала послушать запись коллегам. Песенка про Антошку, который не хочет ни работать, ни играть на гармошке, но первым готов обедать, вызвала прения. Один из коллег высказал мнение, что эта песня — чествование бездельников. Регина парировала: «Мы, товарищи, их высмеиваем, как в стенгазете!» Вот так под соусом осмеяния тунеядцев невинное детское произведение попало в эфир радиопрограммы.

Игры окончены

Через несколько дней после радиоэфира Юрий Энтин с супругой около двух часов ночи возвращался из гостей. Пытался поймать такси на Садовом кольце. И вдруг увидел, как мужчина в изрядном подпитии вразвалочку пересекает проезжую часть и дурным голосом орет: «Тили-тили, трали-вали, это мы не проходили, это нам не задавали!» Ко всему прочему на запевке «парам-пам-пам» пляшет вприсядку. На следующий день поэт позвонил Шаинскому и рассказал о забавном случае. На это композитор произнес фразу, которую можно высечь золотыми буквами: «Шлягер — это песня, которую хочется петь в нетрезвом состоянии!»

Одними радиоэфирами распространение песни не закончилось. «Антошку» захотели материализовать в мультипликации. В том же 1969 году мультипликатор Анатолий Петров решил объединить силы молодых художников, мечтавших о режиссуре, в экспериментальном проекте «Веселая карусель». Идея в том, что каждая серия мультжурнала должна была состоять из 2–4 кратких мультипликационных сюжетов, основанных на загадках, считалках, стихах, песнях. Сюжет «Антошки», иллюстрирующий песню, стал вторым по счету в первом выпуске. Примечательно, что четвертым стал мультфильм, который сегодня считается пилотной серией культового «Ну, погоди!».

Леонид Носырев

Образ рыжего Антошки, сидящего рядом с огромным подсолнухом, придумал начинающий режиссер Леонид Носырев. Правда, дебютантом его можно было назвать только как постановщика. Ранее в качестве художника-мультипликатора он придумал льва Бонифация.

В советские годы ни художники, ни поэты не задумывались о том, что создают бренды. Просто творили, и всё. В постсоветское время производители детских товаров стали использовать персонажей советских мультфильмов для привлечения покупателей. Зарегистрировав права на бренд «Антошка», Энтин неоднократно судился с теми, кто использовал его незаконно. Вот так поэтическая мечта и озорство 1960-х сменились современной прозой жизни.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ