Почему детство будущей звезды российских сериалов Николая Чиндяйкина прошло в колонии-поселении

Барак длиною в километр. Почему детство будущей звезды российских сериалов Николая Чиндяйкина прошло в колонии-поселении — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Свидетель истории

Фото stihi.ru

Н. Чиндяйкин впервые снялся в кино в 43 года в 1990-м. До этого был только театр. Узнаваемым киноактером он стал после 50, когда в 2000-х российское кинопроизводство постепенно приходило в себя. История семьи актера не менее интересна, чем его творчество и путь к славе.

Мама Николая родилась недалеко от Бреста в начале 1920-х. Она не застала времен, когда Брест-Литовск являлся частью Российской империи. И первые 18 лет жизни считала себя полькой, потому что жила в польском городе, каковым он и был с 1919-го.

Стефа — так ее звали — зарабатывала тем, что присматривала за детьми в зажиточных семьях. 2 сентября 1939 года Брестская крепость подверглась бомбежке: немецкие самолеты сбросили 10 бомб. С 14 сентября из крепости доносились выстрелы и грохот орудий. А 17 сентября всё стихло. Через пять дней Стефа стояла на центральной площади города и наблюдала, как много позже выяснилось, историческое событие — парад вермахта перед частями РККА в Бресте. Действо завершилось торжественным спуском германского флага и поднятием советского. Это была передача города в рамках присоединения Западной Белоруссии к БССР.

Вскоре Стефе выдали документы, по которым она стала белоруской. Семей, способных оплатить уход за своими детьми, в городе не осталось. Девушка пошла работать на почту. Спустя два года началась война. Собственно, всё повторялось: в Бресте — вермахт, танки Гудериана, а со стороны крепости слышны выстрелы и грохот орудий. Только оборона длилась гораздо дольше, чем в 1939-м. В конечном итоге цитадель пала. В оккупированном городе нужно было выживать. Стефа продолжила службу на почте. И на оккупированных территориях люди не перестали пользоваться этой услугой связи.

Через расстояния

Перед самой войной Дмитрия Чиндяйкина, отца актера, призвали в армию. Он попал в автополк. Принимал участие в боях, не раз был награжден медалями. Из первого окружения, в которое он угодил, удалось выбраться. А во втором попал в плен. В его лагере пленные зимой делали сани, а летом — телеги. В начале 1944-го лагерь передислоцировали в Брест. Почтальон Стефа приходила туда по работе. Так родители Чиндяйкина и познакомились. В апреле 1945-го родилась его старшая сестра, Леночка. Только отец об этом не знал. Его угнали во Франкфурт-на-Майне. После освобождения Красной армией из немецкого лагеря Дмитрия прямиком отправили в советский лагерь в селе Черное Горьковской области. Село представляло собой колонию-поселение при лесозаготовительном комбинате. Все строения в нем — два длинных, чуть ли не километровых барака, но не с нарами, а с комнатами. В колонию-поселение, в отличие от исправительно-трудовой, можно было привезти семью и жить в одной из комнатушек. Стефа с годовалой Леночкой немедленно выехала туда. По дороге у нее украли чемодан. Осталась только иконка в кармане. С ней-то она и явилась. А через девять месяцев, в 1947-м, родился Николай. Как ни странно, 13 лет, проведенных в бараке, актер считает самыми безоблачными в своей жизни. С мальчишками они бегали по бесконечному коридору, ударяли, словно в колокола, в висящие на стенах цинковые корыта и были счастливы. Николай шутит, что небоскребы придумали русские. Барак длиною в тысячу метров тот же небоскреб, только горизонтальный. До определенного возраста он даже не понимал, что всё его детство — одна из форм исправительно-трудового наказания отца, лишенного наград и не любившего говорить о войне. Стефа всегда оставалась рядом, за 35 рублей (для понимания: к концу 1947 года килограмм ржаного хлеба стоил 3 рубля, а сливочного масла — 64) работала санитаркой в местной больнице. А еще взяла на себя и обязанности истопника. В день требовалось 14 печей растопить!

Фото mindal-nails.ru

В 1954-м с мамой 7-летний Коля приехал в Брест в гости к родственникам. Город еще не отстроили после войны. Крепость лежала в руинах. Но работал Брестский областной театр. Там он побывал на спектакле и был ошарашен пьесой. Рыдал по дороге домой. Стефа поразилась чувствительности сына. И когда в конце 1950-х семья переехала в Луганскую область, отдала его в драмкружок.

Как сын отцу

В 17 лет Чиндяйкин поступил в Ростовское театральное училище, стал играть в местном драматическом театре. Из Москвы доходили слухи об открывшемся «Современнике», потом — о «Таганке». И когда в ростовский ТЮЗ приехал модный молодой режиссер, актер перешел туда. Променял классические постановки с пыльными мольеровскими париками и костюмами на спектакли, в которых исполнители выходили на сцену в свитерах и с гитарами, пели бардовские песни, читали стихи поэтов нового времени и Хемингуэя. Но романтический период не может продолжаться долго. В профессии на каком-то этапе хочется основательности. И через пять лет Чиндяйкин оказался в Омском академическом театре, где проработал 15 лет. Театр и сейчас считается одним из лучших провинциальных в России. У актера уже росла дочь, он взрослел, мужал.

Ему было 27, когда он всерьез задумался о драме отца, который в течение 30 лет в День Победы не выходил на улицу. Человек, прошедший через ужасы войны, лишенный своих медалей, оказался изгоем, потому что был в плену! В 1975 году Николай на майские праздники пригласил родителей в Омск. Ночь он просидел с папой за столом и взял с него слово, что по возвращении домой тот пойдет в военкомат, напишет в архив Минобороны. «Пусть делают что хотят, но прояснят твою ситуацию. Ты — враг, предатель или всё же ветеран войны?» — настраивал отца Николай. Бумаги отправили. Спустя три месяца пришел ответ, что Д. Чиндяйкин давно реабилитирован. Из-за переездов в свое время бумаги до него не дошли. Его пригласили, вернули медали, вручили удостоверение участника войны и орден Отечественной войны. На вручение он пошел с внуком, сыном старшей дочери, Елены. Сам бы не дошел — так волновался.

В сериале «Каменская»

Однажды в Минске

В начале 1980-х актеру стало тесно в рамках своей профессии. Он поставил несколько спектаклей, но далее идти по режиссерской стезе мешала формальность. В советское время, не обладая режиссерским дипломом, человек не мог заключить договор с государственным театром на постановку. Пришлось ехать в Москву, поступать в ГИТИС. В Омск Чиндяйкин больше не вернулся. Работал в театре «Школа драматического искусства», потом — в МХТ имени А. П. Чехова. В конце 1990-х начал активно сниматься в кино. Сначала были роли офицеров или криминальных авторитетов — «Маросейка, 12», «Марш Турецкого». В 2000–2001 годах актер по нескольку месяцев проводил в Минске. Тут снимали сериал «Каменская», где он исполнял роль влиятельного человека Эдуарда Денисова. Легкий на подъем, контактный, любящий подробности в житейских историях, актер вел себя на съемочной площадке со всеми как с равными. Ни тени звездности и заносчивости. Однажды в июне 2001-го, когда снимали на ул. Коммунистической недалеко от здания белорусского Министерства обороны, произошел курьезный случай. Поскольку по сюжету события в сериале «Каменская» происходят в Москве, то на номера всех попадающих в кадр припаркованных машин реквизиторы приклеивали заготовленные наклейки с московскими номерами. В перерыве между дублями из министерства вышел полковник, сел в собственную машину, номера которой также заклеили, и уехал. Вскоре его остановила ГАИ. Полковник был в замешательстве. Не мог объяснить, почему на его машине поддельный госномер. Формально это действительно выглядело как фальсификация. Сутки офицер гадал, кто же с ним так поступил. А на следующий день коллеги ему подсказали, что видели рядом с их ведомством киногруппу. Остальное выяснить не составляло труда. Назавтра снимали в ботаническом саду. На площадку приехала милиция, военная автоинспекция и ГАИ. Шуму было до небес! Всех обещали привлечь к уголовной ответственности. Однако потерпевший полковник увидел Чиндяйкина и расцвел. А Николай Дмитриевич отвел его в сторонку, улыбаясь, поговорил о чем-то, кажется, рассказал анекдот, потому что оба в конце разговора смеялись. Так конфликт был исчерпан. Что скажешь, сила актерского обаяния неоспорима. Тем более когда за спиной не только звездные роли, но и большой жизненный опыт.

Еще материалы рубрики:

Роман с Брэдом Питтом, премия «Оскар» и торговля чудесами. Рассказываем о Гвинет Пэлтроу

«Руки вверх! Выключить рацию». Как белорус предотвратил первый в СССР угон гражданского самолета

Почти детективная история о том, как искали Константина Хабенского, чтобы вручить ему приз «Лiстапада»

Лиза Кудроу. Удивительная судьба внучки мафиози из Могилева

Сидел на коленях у Сталина, убегал на фронт, спасал отца из тюрьмы. Малоизвестные факты о Юлиане Семенове

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ