Почему старики не хотят, чтобы медики приходили к ним домой, и как не слечь при простуде

Почему старики не хотят, чтобы медики приходили к ним домой, и куда девать невостребованный талон к доктору, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал главный врач 13-й городской поликлиники Владимир Куришко.

— Владимир Иванович, на днях ваша поликлиника, совсем небольшая по размерам, отметила 60-летие.

— В тесноте, да не в обиде. Когда на юбилей пришли бывшие сотрудники — ветераны труда, сказали: «Поликлиника хоть старенькая, но уютненькая, комфортная». Стараемся навести марафет: сделали капремонт, регулярно проводим текущий. Установили новое медицинское оборудование.

Поликлиника построена в 1959 году для обслуживания 24 тыс. человек. В то время пациенты 13-й были молоды и энергичны и лифт в трехэтажке был не нужен. Впрочем, тогда и не проектировали поликлиники с лифтами. Прошли годы, люди приобрели возрастные болезни: инфаркт, инсульт, артроз… Подниматься по лестнице стало тяжело. Сначала думали возвести небольшую пристройку с лифтом. Но это проблему не решит. Ведь сейчас к поликлинике прикреплены 40 550 человек. Для сравнения: к 34-й центральной — почти столько же. Но наше здание — 3 этажа, а там 7. Об этом я говорил во время посещения нашей поликлиники председателем Мингорисполкома и руководителем комитета по здравоохранению.

— К чему пришли?

— Будем строить новый 7-этажный корпус.

— Вопрос: где? Центр города.

— Это будет корпус со стеклянной переходной галереей на 2-й этаж существующего здания. В 2020-м нам планируют выделить 300–350 тыс. рублей на предпроектные и проектные работы. Года через 3 построим. Вход в новостройку сделаем с улицы Некрасова. Возможно, разместим в нем женскую консультацию, травматологию, урологию и, самое главное, отделение медицинской реабилитации.

— Реабилитация первостепенна?

— Большинство пациентов преклонного возраста, и для них она чрезвычайно важна.

— Как и доброе слово доктора.

— Порой оно важнее, чем лечение. Человеку дома нахамили, в троллейбусе бока подмяли, словом, испортили настроение. И с таким настроением он к врачу в кабинет заходит. Поэтому доктору еще и хорошим психологом надо быть.

Жаль, врачам не хватает времени для полноценного общения с пациентами. На прием одного человека узкому специалисту выделены 8–9 минут, участковому терапевту — 15 минут, врачу общей практики — 18 минут. За это время нереально выслушать жалобы, обследовать больного, установить диагноз и подробно объяснить схему лечения.

Расскажу историю из практики. Приходит на прием дедушка. Чтобы времени не терять, медсестра и доктор помогают ему раздеться и лечь на кушетку. Минут 10–15 старичок рассказывает о своих болячках в подробностях. Его не перебивают. После он добавляет: «Это, доктор, я рассказал, что со мной раньше было. А сейчас…»

Но врачу уже надо говорить пациенту: «До свидания». Время приема вышло. Тем не менее помощь всегда оказываем.

Медики порой недовольны: пожилые талонов к врачам наберут, а потом на прием не приходят. Советую: «Не сочтите за труд, перезвоните в день приема условно говоря Валентине Петровне, спросите, придет ли она. Если нет, отдайте талон другому». Что касается пациентов преклонного возраста, которые в поликлинику ходят, как на работу, то они шутят: «Владимир Иванович, жизнь у нас такая — БАМ: больница (так они поликлинику называют) — аптека — магазин. Придем к врачам, знакомых в коридорах встретим, поговорим о том, о сем, всё же веселее». Бывает, иду, вижу: бабушки под кабинетами с бутербродами сидят, беседуют. Прошу пройти их в конференц-зал — там места много, никто не мешает, пусть общаются.

К нам прикреплены пациенты, к которым в силу возраста или состояния здоровья медики должны на дом приходить. Но всё равно некоторым бабушкам и дедушкам в поликлинике больше нравится.

— Почему?

— Один наш давний друг — пациент Павел Сафронович Ерошенко, ветеран Великой Отечественной войны, полковник, журналист, которому 92 года, пояснил: «Когда иду в поликлинику, у меня настроение поднимается: уверен, что рекомендации врачей получу, знакомых встречу, поговорю с ними, новости узнаю: кто жив, кто умер… Я когда туда-сюда (из дома в поликлинику) пройдусь, легче становится».

С пожилыми сложно. Особенно молодым специалистам. Поэтому предупредил: «Будьте терпимее, внимательнее. Старики, как малые дети. И мы такими будем, если доживем».

— Вернемся к началу разговора: перспективы нового строительства впечатляют, а сегодня на малых площадях как выкручиваетесь?

— Как можем. Нет гинекологов, наших пациенток принимают в 4-й женской консультации, при 1-й больнице. По травматологии выручает 30-я поликлиника. К урологу, онкологу, ревматологу направляем в 34-ю центральную районную поликлинику. У нас в основном работают участковые терапевты, врачи общей практики. Есть неврологи, окулисты, ЛОРы, хирурги (по два человека каждой специальности). По одному эндокринологу, гериатру, реабилитологу (еще один врач-реабилитолог оформлен на 0,5 ставки). Реабилитацию можно было бы проводить шире, но стесненные условия не позволяют. Помогают коллеги из 30-й и 34-й поликлиник. В долгу не остаемся, если какой-либо доктор у них заболел, выручаем, берем на себя пациентов. Что хорошо в здравоохранении Советского района, так это взаимозаменяемость.

Три вопроса главному врачу

— Главный врач только руководит медицинским учреждением?

— Я еще и оперирую. Мне 66-й год пошел. Почти 30 лет управленцем работаю, в том числе был главным врачом 2-й центральной поликлиники, откуда перешел в 13-ю. По специальности хирург. Хирургия — моя отдушина. Когда оперирую, всё плохое как рукой снимает, успокоительных не надо. И сейчас веду травматолого-хирургический прием, делаю амбулаторные операции. Люблю делиться знаниями и опытом с молодежью. По четвергам провожу врачебные конференции, читаю лекции по экстренной хирургии.

— Говорят, вы противник назначения большого количества лекарств?

— Верно. Когда молодой доктор расписывает пациенту курс лечения со множеством препаратов, объясняю: «Если вам такое назначить, через три дня попадете в реанимацию». Молодой специалист теоретически подкован, а практически — нет. Мое мнение: пациенту можно выписать 2–3 лекарства — не больше, и то в течение двух–трех недель. Даже при обострении язвенной болезни можно обойтись минимумом препаратов. И диета, диета, диета.

— Что делать, если только заболел ОРВИ, простудой, чтобы не слечь?

— У меня проверенная методика. Предупреждаю: не всем подходит. Сначала плотно ужинаю, потом выпиваю 30 г коньячка, принимаю ударную дозу аспирина — 1 г. Дальше надо ноги в горячей воде с горчицей попарить — и в постель. Пропотел. Через три-четыре часа принимаю душ. Снова пропотел — и утром как огурчик.

Фото из архива агентства «Минск-Новости» и из Интернета

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ