Почему вокалист группы «Стары Ольса» Алесь Чумаков сам мастерит гусли и любит ирландские песни

Музыкант и ремесленник, вокалист группы «Стары Ольса» Алесь Чумаков изготавливает гусли. Его инструменты находятся в частных коллекциях в Америке, России и Европе. Артист пообщался с корреспондентом агентства «Минск-Новости» и рассказал о своем увлечении.

Алесь Чумаков — мультиинструменталист. Играет на свирели, белорусской, ирландской и шотландской волынках, гуслях, банджо, мандолине, гудках, варгане, окарине, перкуссии, музыкальной пиле и немного на скрипке.

Музыка и английский в приоритете

— Алесь, когда вы впервые взяли в руки музыкальные инструменты?

— В 6 лет захотел учиться играть на скрипке. Меня сразу взяли, потому что на вступительном прослушивании я, поморщившись, сказал: у них расстроено пианино. Но ученическая скрипка «восьмушка», как ни старайся, издает очень немузыкальные звуки. Длины струны не хватает для полноценного бархатного звучания. Решил профессиональным скрипачом не становиться. Народные танцы, наигрыши, польки — большего от скрипки мне не нужно. Гитару освоил после 5-го класса в пионерском лагере. Педагог пообещала, что к концу смены все желающие заиграют. И не обманула.

— Но все-таки вы получили техническое, а не музыкальное образование?

— О чем нисколько не жалею. Эти знания пригодились, когда стал делать инструменты.

— В студенческие годы вы увлеклись авторской песней. Удалось выяснить, что она берет начало от ирландских народных песен. Вы не только взялись их исполнять, но и не поленились освоить традиционные музыкальные инструменты этой северной страны. А еще перевели десятки ирландских композиций на белорусский язык.

— Ирландия во многом похожа на Беларусь. Когда исполняешь песни ирландских бардов по-белорусски, происходит такая магия, будто это звучат абсолютно наши, про наших историю и героев. Любовь к англоязычной поэзии мне привили в школе. На уроках в оригинале читали Байрона, Шекспира. А диплом переводчика получил уже на кафедре иностранных языков в БГУИР.

20 лет вместе

— В этом году группа «Стары Ольса» отмечает юбилей. Вы в коллективе с момента его основания. Там впервые взяли в руки гусли. Помните, как всё случилось?

— Конечно! За то, что оказался в группе, отдельное спасибо ирландским песням (улыбается). Они заинтересовали слушателей. Один из концертов проходил в Центре дополнительного образования детей и молодежи «Маяк», где в то время работал клуб исторической реконструкции «Великое княжество». После меня на сцену должен был выйти волынщик — тогда тоже мало кому известный Дмитрий Сосновский. Как раз в тот вечер он поссорился со своим барабанщиком и танцевальная вечеринка была под угрозой. Он попросил меня задать ритм. Вероятно, экспромт получился настолько хорошим, что через несколько дней Дмитрий предложил создать группу. На первой встрече он выложил на стол свою коллекцию средневековых инструментов и сказал выбирать, кто на чем будет играть. Илья Кублицкий, студент академии музыки по классу гитары, взял цистру и лютню. Андрей Апанович сказал, мол, он барабанщик. А я заявил: «Нравится всё!» Тогда в мои руки впервые попали колесная лира, мандолина и гусли.

— Какие первые песни разучивали?

— Аккордам меня научил Дмитрий Сосновский. Чтобы освоить игру, понадобилось несколько вечеров. Начинал с народных песен «Што й па мору» и «Ружа-кветка». Поверьте, на гуслях можно исполнять что хочешь: от современных хитов до фольклорных мотивов, от рок-баллад до популярных танцевальных мелодий. Этому инструменту подвластно всё!

Сам себе мастер

— Почему стали делать гусли?

— Вначале увлекся их историей. Информации было мало. Гусли как белорусский народный музыкальный инструмент в своей монографии 1982 года издания исследовала Инна Назина. Ранее этим вопросом занимались этномузыковеды Евдоким Романов и Николай Привалов, которые описали находки белорусских гуслей на границе территорий Беларуси, Латвии и России. Оба экспоната из «романовской» и «приваловской» коллекций я нашел в Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге. Гусли долбленые, не очень большие, девятиструнные. Корпус из ольхи, дека еловая. Захотелось всем рассказать, что у нас есть свои, белорусские. Первые инструменты, которые я сделал, были реплики известных музейных экземпляров: кантеле, лиробразные раннего Средневековья. В альбоме Verbum 2002 года группы «Стары Ольса» звучат мои первые гусли.

— Какую древесину используют для этого инструмента?

— Первые упоминания о гуслях в Беларуси встречаются у Кирилла Туровского в XII веке. В старину их делали из цельной ольховой доски. Выдолбленный резонатор накрыт еловой декой. Нет ни порожков, ни пружинок, ни подставок, как у других струнных инструментов. Колки тоже из дерева, чаще всего из дуба, ясеня, груши, клена. Часто мастера, особенно молодые, заказывают палисандр, ангарскую сосну, кедр, везут материалы через полмира. На мой взгляд, важно другое — сохранить самобытное звучание гуслей за счет качественного изготовления и следования традициям. Возможно, когда-нибудь презентую экземпляр с индукционными датчиками для какого-нибудь металлиста. Но это по-прежнему останутся гусли, я уверен!

Научиться играть на гуслях несложно, для постижения азов достаточно четырех занятий. Из всех струнных инструментов он самый удобный для музыкантов.

Справочно

Алесь готовит к выходу альбом европейских рождественских песен, которые исполнит под гусли на белорусском языке. Также на его YouTube-канале — композиции групп «Кино», «ДДТ» и не только.

Фото Ирины Малиновской

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ