Почему воздушные акробаты не крестятся перед выходом на манеж, и сколько должен весить вольтижер

«Если акробат крестится перед выходом на манеж, значит, номер не отрепетирован». Об этом и других нюансах редкой профессии корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал руководитель номера «Воздушный полет» Белгосцирка Евгений Кононович.

«Воздушному полету» всего около 5 месяцев. Создавался с нуля, причем трое из пяти артистов до этого ни разу не поднимались на высоту 10 м (именно там расположен мостик, откуда начинается номер) и в цирке не работали. Один из вольтижеров Сергей Минаев по специальности столяр. Как и остальных, его Евгений (по образованию учитель истории) нашел в одном из столичных гимнастических залов.

В акробатическом шоу¸ помимо парней, участвуют две девушки — светловолосая Ксения Шагинова и брюнетка Юлия Жизневская (для полного комплекта не хватает только рыженькой, но ее, вероятно, еще ищут). По словам руководителя, представительницы прекрасного пола украшают номер, исполняя элегантные шпагаты и бланши (сальто прямым телом). Более сложные элементы — удел мужчин.

Так что же представляет собой «Волшебный полет»? Вольтижер раскачивается туда-сюда на небольшой летающей перекладине (трапеции) и развивает нужную скорость. Отрываясь от нее, делает в воздухе трюк и падает в руки ловитору, который отбрасывает его обратно на снаряд. Из страховки — только сетка, натянутая над манежем на уровне 3 м.

Глядя на то, как легко опытный Иван Ямщиков принимает в свои руки летящих ему навстречу артистов, невольно задаешься вопросом: сколько же они должны весить?

— Чем меньше вес, тем проще человеку парить под куполом. Но если он слишком легкий, ему будет сложно раскачаться на трапеции. Оптимальный вес вольтижера — не более 75 кг. Ловитор, наоборот, должен быть сильным и крепким, но не тяжелее 100 кг, — объясняет Евгений Кононович. — Есть и свои хитрости. Когда мы попадаем в руки к выносливому напарнику, все наши мышцы напряжены до предела. Тем самым мы уменьшаем вес в два раза. Взрослые мужчины становятся, как пушинки.

Ловитор — незаменимое звено команды, ее мозг. Он исправляет ошибки других, подбирая под каждого определенную скорость полета, чтобы заключить в свои объятия даже сбившегося с курса бойца (иногда артисты раскачиваются либо слишком, либо недостаточно сильно и просто схватить их за руки не выходит. — Прим. авт.).

Первый полет

На репетициях все новички тренируются со страховкой: еще мало опыта. Евгений старается снимать трюки на видеокамеру, чтобы каждый мог посмотреть на себя со стороны, проанализировать ошибки.

— Ничего сразу не получается. В начале обучения сложным кажется абсолютно все: просто пройтись по страховочной сетке или залезть по веревочной лестнице на мостик, постоять на нем. Что уж говорить о серьезных упражнениях! Поэтому первое, что сделал, — повесил трапецию на репетиционном манеже так, чтобы, повиснув на ней, ноги не доставали до земли сантиметров 10. И учил ребят на ней раскачиваться, — поясняет Евгений.

— Был среди учеников хоть один, кто первое время испытывал страх высоты?

— Отвечу философски: никто не боится высоты, все боятся упасть и разбиться. Но никто не заставляет сразу крутить в воздухе тройное сальто. Все приходит с практикой, — говорит собеседник.

Надорванные мышцы, стертые до крови ладони (не помогают ни специальные накладки на руки, ни порошок магнезии)… Прежде чем первый раз выйти к зрителям, акробаты проходят настоящую школу жизни (или цирка).

— Свой дебют запомнил навсегда. Выступали перед детьми-инвалидами. Когда залез на мостик и увидел 1,5 тысячи человек, затряслись руки. От страха не мог разглядеть лица. Но сказал себе: «Не нервничай» — и выполнил все, что требовалось. С каждым разом все больше привыкал к публике и теперь замечаю, кто наблюдает за нашими движениями с открытым ртом, а кто ест попкорн, — продолжает руководитель номера.

Евгений объездил с гастролями всю Европу, посетил Японию, Австралию. А еще 4,5 года жил и работал в Китае.

— В Гуанчжоу очень благодарная публика. Каждый день в зале минимум 3 тысячи человек, в выходные и праздники — более 9 тысяч. И все думают, что артисты бессмертные, поэтому у нас было всего 3 выходных в году. Отрабатывал номера с растяжениями, трещиной в пятке, разбитыми локтями, надорванным прессом… И это не считается подвигом, а показывает твой профессионализм, — вспоминает Евгений. — Конечно, уровень там запредельный. Лазерное шоу, водопады, шар смелости, в котором одновременно катаются 9 мотоциклистов. Вместе со мной выступали мастера со всего мира. И как же было приятно слышать, когда колумбийский артист говорил с китайским переводчиком на русском. У многих латиноамериканцев русские девушки, и они учат наш язык.

Перед репетициями и выступлениями акробаты тщательно проверяют каждый натянутый трос, узел, лесенку. Все нужно прочно закрепить.

— В этой конструкции наша жизнь, и у нас нет права на ошибку, — говорит собеседник.

Возраст не помеха

Перед выходом на манеж у каждого полетчика (так себя называют воздушные гимнасты) свой ритуал. Евгений определенным образом размещает накладки на руках.

— В Китае знал особенность каждого артиста. Кто-то обязательно ударял по тросу, кто-то несколько раз прыгал за кулисами. Но точно помню: никто не молился. В цирке есть поверье: если артист крестится перед выходом на манеж, значит, номер отрепетирован не до конца, — поясняет акробат.

Самый опасный для полетчика момент в выступлении — финальный комплимент, когда он выполнил все трюки и уже стоит на мостике. Во время прыжка в сетку артисты обычно сталкиваются друг с другом и получают серьезные травмы.

— Почему-то все перестают концентрироваться, думая: номер закончился. А расслабиться можно только за кулисами, — добавляет собеседник.

На вопрос, когда полетчики уходят на пенсию, Евгений ошарашил: некоторые выступают даже в 70 лет!

— В нашей профессии расцвет начинается после 30. Главное — следить за собой и своим здоровьем. У акробатов больше всего страдают плечевые суставы: вылетают, ломаются. Чтобы этого избежать, нужно правильно выполнять все трюки. Это достигается только постоянными репетициями. Кроме того, перестал пить газированную воду: она вымывает из организма кальций. Ем много молочных и морепродуктов. Перед каждой тренировкой растягиваю мышцы и сухожилия специальными резинками. А все барьеры и страхи — в голове. Только от меня зависит, сколько трюков смогу сделать. А их бессчетное количество: боковые, винтовые, с поворотами, — говорит Евгений.

Во всем мире акробатов-полетчиков очень ценят. В постсоветских странах таких артистов можно пересчитать по пальцам. Так что не зря они к себе так бережно относятся. Не зря…

Справочно

Вольтижерами называют акробатов, выполняющих трюки во время полета. Ловиторы — те, кто страхует вольтижеров и ловит за руки в конце выполненного гимнастического элемента. Артисты выполняют трюки на высоте 4-этажного здания (10–15 м).

Фото Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ