Почему женщины не служат на пограничных заставах, и как становятся защитниками рубежей

Как стать генералом и служат ли девушки на пограничной заставе, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал начальник Института пограничной службы Сергей Жилинский.

— Сергей Васильевич, вы помните, как выбирали профессию?

— До меня никто из семьи в пограничных войсках не служил. А я задумывался о карьере военнослужащего и в 1993 году поступил в суворовское училище. Решение связать жизнь с пограничной службой принял чуть позже, когда читал книги, смотрел кинофильмы о людях этой профессии. Мне понравилось высказывание «не каждому дано ходить по последним метрам родной земли». Решил попробовать: смогу ли служить на переднем крае?

— Молодые люди чаще стремятся в бизнес, нежели на военную службу. Как восприняли ваше решение родители?

— Профессия военнослужащего дисциплинирует, налагает на человека высочайшую ответственность. Именно поэтому почетна. Родители не отговаривали, возможно, больше хотели видеть меня летчиком. Мама даже заговаривала об этом. Но я предпочитаю уверенно ходить по земле. В итоге поступил на факультет пограничных войск при Военной академии. По распределению попал на заставу Томашовка на стыке границ Польши, Украины и Беларуси. Протяженность участка — 40 км: 20 — с Польшей, 20 — с Украиной. Прошел все ступеньки карьерной лестницы — от заместителя начальника пограничной заставы до начальника пограничной группы. Служил в Пинске, Бресте, Лиде, Сморгони, с отличием окончил командно-штабной факультет Военной академии, а в феврале 2018-го Указом Президента назначен на должность начальника Института пограничной службы.

— Нарушителей границы часто ловили?

— Не часто, но доводилось. Когда служил начальником заставы в Томашовке, белорусско-украинская граница была еще не оборудована. С той стороны шел большой поток контрабанды, и нам приходилось возводить простейшие заграждения, чтобы этому воспрепятствовать. Задерживал нарушителей и на польском участке.

— Что изменилось в обучении пограничников за годы вашей службы?

— Сегодня великолепно оснащены учебные аудитории. Новое оборудование одновременно поступает и на границу, и к нам, чтобы курсанты, придя на службу, умели пользоваться современной техникой. В учебных центрах, в том числе в Минске, есть городки пограничной службы, помогающие воссоздать реальные условия заставы.

Не меняется только подход к занятиям — учим тому, что реально необходимо на границе. Важное место занимает и воспитательная работа. Служить на переднем крае, не будучи патриотом своей страны, невозможно. Поэтому работаем и с гражданской молодежью: учащимися военно-патриотических классов, кадетских училищ, средних школ в регионах приграничья.

— В этом году в числе выпускников института впервые были девушки. Но на контрольно-пропускных пунктах мы и раньше видели представительниц прекрасного пола. В чем отличие?

— Наши выпускницы — это офицеры, специалисты руководящего звена. К моменту выпуска имеют практический опыт, занимают должности, связанные с организацией пограничного контроля в пунктах пропуска. Раньше девушки оканчивали гражданские вузы, а затем принимали решение связать свою жизнь с воинской службой, получали дополнительное образование. Такой вариант тоже возможен.

— Могут ли они служить на заставе?

— На заставах девушек-офицеров сегодня нет. Служба здесь более напряженная, рассчитана на мужчин. Однако представители прекрасного пола тут всё же есть. Это гражданские специалисты — повара, медики. Но они именно работают, не служат.

— Девушки теперь ежегодно будут в числе выпускников института или их подготовку ведут под заказ?

— Мы еще не знаем, как зарекомендуют себя на руководящих должностях наши выпускницы, как сложится их дальнейшая служба. Пока принято решение о ежегодном приеме пяти девушек на специальность «Управление подразделениями пограничного контроля». Если они будут востребованы, эти цифры могут увеличиться.

— Как в целом оцениваете ребят, поступающих к вам в последние годы, уровень их знаний, физическую подготовку?

— У нас несколько ступеней отбора. Сперва военкоматы отбирают годных к воинской службе, в частности по состоянию здоровья. Затем профотбор идет в самом институте. Мы проводим психологическое тестирование претендентов, изучаем их мотивацию, целеустремленность и способность обучаться у нас. Проверяем уровень физподготовки. Если изначально конкурс составляет 5–6 человек на место, то после профотбора — 2–3, которые предоставляют приемной комиссии результаты централизованного тестирования. Лучшие становятся курсантами.

— Старшеклассникам часто напоминают: даже административное правонарушение может закрыть путь во многие профессии. Доводилось ли вам отказывать в приеме по подобным причинам?

— Безусловно, мы смотрим биографии поступающих, но административные правонарушения бывают разные. Есть злостные, общественно опасные нарушения, например употребление алкогольных напитков, вождение в пьяном виде. А проехавшим в автобусе без билета не отказываем — даем ребятам шанс. Это же молодежь, которую надо обучать и воспитывать. И воинская дисциплина этому способствует.

— Какие черты характера должен иметь военнослужащий, чтобы пройти путь от курсанта до генерала: трудолюбие, талант, немного везения?

— Везение здесь не нужно. Требуются целеустремленная работа и умение трудиться в большом коллективе, заботиться о личном составе, вникать в нужды людей, способствовать созданию благоприятного морального климата. Офицеру надо быть инициативным, уметь предвидеть ситуацию и быстро принимать решения. Я всегда говорю подчиненным: вы должны с желанием приходить на службу и с чувством выполненного долга возвращаться в семью. А завтра будет новая работа, выполнять ее нужно охотно и с интересом.

Справочно

В первых числах июля Президент вручил генеральские погоны семерым офицерам. В их числе и Сергей Жилинский.

Фото Сергея Каржицкого и предоставлено Институтом пограничной службы

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ