Под июньским снегом и в популярных парках. Как минчане отдыхали в начале первой советской пятилетки

Летний отдых минчан в начале первой пятилетки: что предлагали и на каких условиях — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Аллея Центрального сквера, 1930-е.

После майских праздников предприятия и организации готовились к оздоровительному сезону. Активно шло распределение путевок в различные санатории республики и Советского Союза. Для детей рабочих и служащих обустраивали места для отдыха — как за городом, так и в столице.

Только по билетам

Один из самых популярных видов отдыха — посещение садов. В большинстве случаев речь шла о старых плодовых, где оборудована сцена, есть несколько беседок, лавочек и столиков. При наличии свободного места — площадка для игры в волейбол, бадминтон, городки или крокет. Такие зоны обустраивали небольшие профсоюзы (пищевиков, кожевенников, печатников), различные тресты. Вход — только по профсоюзному билету. Разрешалось прийти с семьей. Там играли в шашки и шахматы, читали книги, слушали выступления ораторов или коллективов самодеятельности.

Не обходилось без приключений. Многие минчане пытались хитрить — перед дежурившими дружинниками разыгрывали спектакли с забытым билетом, приглашенным родным братом-сватом и так далее. Только попасть чужакам в сад было нереально. Дружинники знали коллег по союзу в лицо. Вот и случались драки. Например, в день открытия летнего сада печатников три члена союза деревообделочников и строителей захотели посмотреть торжественную программу. Дежурившие на входе отказались их пустить. В ход пошло крепкое словцо, а за ним и кулаки.

Троица сильно избила дружинника Радошковского, он неделю не выходил на работу. Подобные эксцессы в то время были обыденностью. Потасовки за право попасть на чужое торжество называли клубным хулиганством.

Более состоятельные профсоюзы, к примеру совторгслужащих, договаривались об обслуживании своих членов в городском саду. «Профинтерн» (ныне Центральный детский парк имени М. Горького) открывал для них двери бесплатно. В те годы за право погулять по дорожкам парка приходилось платить. Но на 4 дня в месяц сад «Профинтерн» закрывался, туда могли прийти только совторгслужащие и их семьи.

Кроме садов различные предприятия и профсоюзы открывали летние веранды. В обеденный перерыв туда можно было выйти из заводской столовой и посидеть в кресле с чашкой чая. В это время идеологический работник громко зачитывал самые интересные материалы из свежих газет.

В саду «Профинтерн», 1927 год

Что касается возможности искупаться, то главный столичный пляж находился практически за чертой города. Оно и понятно. Люди старались не испытывать судьбу: чистота воды в Свислочи оставляла желать лучшего. Поэтому и ходили поплавать на речку в район современного парка Победы.

В 1920-е даже в платном парке часто случались потасовки. Если на центральной аллее всё было благопристойно, то отдаленные и уединенные уголки занимали «группы по интересам». Молодежь и взрослые засиживались не за партиями в безобидные шашки или шахматы. Играли в карты на деньги. Стороннему человеку там лучше было не показываться. В 1928 году эта проблема стала актуальной. По распоряжению Совета народных комиссаров в БССР запрещена работа всех заведений с лото, рулеткой и другими азартными играми. Поэтому любители острых ощущений нашли возможность срывать куш под открытым небом и у всех на виду. Милиции легко можно было соврать: «На интерес играем, а не на деньги».

За город

И все-таки большинство горожан предпочитали провести лето вне душного города. Семейные чаще выбивали себе на время отпуска дачи, куда уезжали с домочадцами. Сравнить такой отдых можно с современной арендой загородного домика на несколько недель. Никакого огорода, а только походы в лес, на рыбалку, прогулки по окрестностям и вечерние посиделки за чаем у костра. Дачи находились в собственности профсоюзов и предприятий. За лето на каждой из них могли отдохнуть десятки семей рабочих. Смена обстановки и свежий воздух, как тогда говорили, благотворно влияли на здоровье трудящихся. Единственная проблема — сообщение с Минском. Добраться до станции Ждановичи можно было только на утреннем (отправление в 5:00) и вечернем (в 18:00) поездах. В местности, куда составы не ходили, с 1 июня пускали автобусы. Например, Минск — Дрозды с отправлением от площади Свободы в 8:00 и 17:00.

Рабочие, которые постарше или без семьи, старались получить направление в дома отдыха. Это практически то же, что и современные санатории. Многие из них располагались в районе Ждановичей с дореволюционных времен. Там расслаблялись, не думая о питании, поправляли здоровье минеральными водами.

Конечно, существовал вариант дальних путешествий. В то время было два способа повидать Советский Союз в отпуске. Первый — получить направление на курорт. Второй — записаться на экскурсии. Оба пути предполагали бюрократическую волокиту. Перво-наперво нужно пройти профкомовскую проверку. Лишь лучшие работники-передовики или ответственные служащие могли рассчитывать на подобное премирование. Нельзя было допустить, чтобы минчанин опозорил свое предприятие, город и страну. Уличенным в хулиганстве, прогулах, дружбе с зеленым змием такой вид летнего отдыха заказан. Для поездки на море проходили врачебную комиссию, чтобы доказать: лечение необходимо.

В 1928-м в начале мая было под +20 °C. Комфортная температура держалась неделю, а потом зарядили теплые дожди. 10 мая резко похолодало, и такая температура установилась примерно на неделю. Зато после нее фактически пришло лето. В 20-х числах мая температура превысила +20 °C. Все с нетерпением ждали июня. Увы, западный ветер принес на белорусские земли настоящую зимнюю стужу. Вот что писала 3 июня газета «Рабочий»: «Вчера ранним утром в Минске выпал мелкими крупинками снег — случай для июня чрезвычайно редкий».

В то утро температура воздуха в столице была всего +1 °C. Эта аномалия стала главной темой для обсуждения.

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ