Подземный ход и погреба на месте дотов. Какие тайны хранит дом-дедушка на ул. Чернышевского

Об истории старого дома на ул. Чернышевского, которому в ближайшее время предстоит капитальный ремонт, корреспондент агентства «Минск-Новости» узнала от его жильцов, поведавших много интересного.

дом №12 на ул. ЧернышевскогоПроходя по Чернышевского, обратила внимание на 4-этажный дом под номером 12. Там, видимо, начался капитальный ремонт, потому что здание огородили. Проследовала бы мимо, но заметила паспорт объекта, а на нем год постройки — 1936. Для Минска — дом-долгожитель. Присмотрелась: не совсем привычная глазу кирпичная кладка, витражи между подъездами, кое-где узенькие, похожие на бойницы, окна. Двора нет. Стало любопытно: что за здание?

Конструктивный подход

По свидетельству жильцов, дом с 3- и 4-комнатными квартирами предназначался для минской военной элиты и их семей. Поблизости располагались казармы, часть которых сохранилась до сих пор.

— Были и кавалерийские части, — рассказывает местная жительница, кандидат искусствоведения, доцент Белорусского государственного университета культуры и искусств Ольга Грачева. — До того как сюда переселились, я училась в 49-й средней школе. Кое-кто из моих одноклассников жил на Кавалерийской, которую так назвали из-за располагавшихся там казарм конников. Позже улице дали имя Кнорина. Хороший знакомый нашей семьи военный инженер-строитель, будучи курсантом, проходил практику и участвовал в возведении этого дома. По его словам, проект удачный, хотя вовсе не сталинка, как многие считают. Здание построено в стиле советского конструктивизма.

Жители дома Ольга Грачёва и Галина Лапина

Пришло архитектурное веяние в столицу в 1930-е, когда в Минск приехали московские и ленинградские строители. Стиль олицетворял прогрессивные преобразования в городе и республике в целом. Но просуществовал недолго. В послевоенное время уступил место пышной сталинской архитектуре.

— Дом спроектирован рационально и удобно, — продолжает О. Грачева.  Многие элементы сконструированы по канонам, заложенным еще в античности, то есть соразмерно человеку, его ногам, рукам, движениям. Например, комфортные лестницы в подъездах. По ним легко подниматься пожилым людям, сердечникам. Хорошо продуманы вентиляция и освещенность. Когда переселились, я простудилась и заболела, но ощущала, что дышать мне легко: перекрытия между этажами деревянные, хорошо пропускают воздух. Старожилы утверждали, что лаги, на которых лежат полы, сделаны из лиственницы, одного из самых здоровых материалов.

Советский конструктивизм в архитектуре — стиль без излишеств, декора, со строгими линиями. Его основная задача — сделать быт удобным и функциональным. В Минске часть зданий этого архитектурного направления была уничтожена бомбежками. Сохранились, в частности, Дом правительства, бывшая фабрика-кухня возле Красного костела, бывшее здание библиотеки имени Ленина, обсерватория гидрометцентра, геофак БГУ.

Ушли под землю

Во время оккупации Минска гитлеровцы облюбовали дом. Местных выселили. На первом этаже разместили штаб одной из своих частей, другие помещения отдали под конюшни. К зданию пристроили долговременную огневую точку (дот). Спуск в нее находился в одной из квартир нижнего этажа. В 100 м оттуда соорудили второй дот и соединили с первым подземным ходом. По одним данным, он тянется до ул. Калинина, по другим — до Севастопольского парка. Так фашисты обеспечивали себе пути отступления. Снаружи сооружения забетонировали и окрасили. Из-за серого цвета в глаза они не бросались. После войны дом на Чернышевского приютил тех, кто потерял кров. В каждой квартире располагались по 3–4, а то и более семей. Военнослужащим и участникам Великой Отечественной супругам Лапиным дали там комнату.

Дот снаружи

— Мы переехали сюда в 1956-м и еще застали коммуналки, — вспоминает их дочь Галина Павловна.  В остальных комнатах жили чужие люди. На кухне варили еду несколько хозяек, толпились домочадцы, бегали дети. В санузел выстраивалась очередь. Но все были рады и таким условиям. Позже коммуналки расселили, и мы остались в квартире одни: отец, мама, мой брат и я.

Дот под полом обнаружил глава семейства. Первое время он пускал туда любопытных мальчишек посмотреть на подземный ход. Позже его засыпали во время ремонтных работ.

В квартиру Лапиных вхожу по приглашению хозяйки. Она откидывает в спальне ковер и открывает люк в полу. Ощущается сырость. Осторожно спускаемся вниз по приставной металлической лесенке внутрь бывшей огневой точки и включаем свет. Помещение размером примерно 3 × 2 м. Стены, потолок, пол — толстый слой бетона.

— Здесь начинался подземный ход, — отодвинув пустые банки и всякую утварь, показывает Галина Павловна проем между стен. — Мы его перекрыли.

Спуск в дот из квартиры Лапиных

Нахожу три амбразуры, через которые фашисты осматривали окрестности. Сейчас в продолговатые щели видны только дворовые кустики, трава, машины жильцов. Осматриваюсь. В подполье еще сохранилось кое-что от давних времен. Например, ржавый металл на амбразурах, приставная деревянная лестница, совсем трухлявая и опасная для использования. На полу остался большой камень. Кому и для чего он был нужен, непонятно. Кусок стены не забетонирован. Видны кирпичи и протянутая вдоль кладки сгнившая веревка. Возможно, оставлена строителями. Интересно, как себя ощущали здесь гитлеровцы: в чужом доме, чужом городе и чужой стране, куда они принесли разрушения, смерть и страдания? Вряд ли комфортно.

Хозяйка приспособила бывшую огневую точку под погреб. Однако хранить там можно далеко не все — только если закатки в банках. Для картошки и других овощей сыро. Когда идут дожди, в погреб попадает вода.

Вчера и сегодня

Выбираемся обратно. Галина Павловна рассказывает, что изначально в доме не было горячей воды, а в ванных комнатах стояли газовые горелки. Пищу готовили на печках, специально для этого установленных в каждой квартире. Топили их дровами, которые хранились в сарайчиках возле дома.

От печи вверх через все этажи к крыше шел дымоход. Его уже не видно — зашит отделочным материалом. Жилье обогревалось батареями, горячая вода в них поступала из котельной в подвале. Было тепло. В 1961-м здание газифицировали, позже дом подключили к центральному отоплению, а котельную убрали. Освободившееся помещение отдали под мастерскую художникам, которые там что-то ваяли, выпиливали. Шум от инструментов беспокоил жильцов, они жаловались. Мастерскую прикрыли.

— Когда мы сюда переселились, шло строительство первой ветки метро, — вспоминает О. Грачева.  У нас под окнами долгое время валялся вынесенный из мастерской каркас конструкции, похожей на шар. Когда открылось метро, на станции «Площадь Ленина» я увидела точно такой же формы шар-многогранник с гербом СССР (автор композиции под названием «Светоч» — художник Вениамин Мигаль. — Прим. авт.). Поняла: под окнами лежала его модель или заготовка. Скорее всего, она имела отношение и к мастерской в бывшей котельной, и к работавшим там художникам.

За 84 года существования дома многое в квартирах поменяли.

— Здесь находились комнатки для обслуги больших военачальников, — показывает небольшое помещение Нелли Яковлевна, соседка Лапиных.  Их называли денщиковыми. Мы и другие жильцы переоборудовали их кто в кладовки, кто в небольшие кухоньки, поставили газовые плиты. А где были кухни, сделали просторные столовые.

В каждом из четырех подъездов располагались сквозные проходы с улицы во двор. Простор для детских игр, беготни, пряток. Потом со стороны двора их закрыли.

Выходим из дому. Галина Павловна показывает высокие клены, вишни, сливы. Их сажали жильцы, в том числе ее родители.

— Практически вся территория от ул. Калинина до Чернышевского была свободна, — делится жительница. — Катались на велосипедах, зимой — на коньках. Огороженный двор имелся и со стороны улицы. Там висела волейбольная сетка, мы играли в мяч, казаков-разбойников, прятки, городки, качались на качелях, мальчики гоняли в футбол, карапузы копошились в песочнице, бабули отдыхали на лавочках.

По словам жильцов, все изменилось, когда среди старых зданий стала появляться новая застройка. Двор ликвидировали, ул. Чернышевского расширили, рядом выросла высотка проектного института, появились и другие объекты. Теперь и присесть некуда, а детишкам негде поиграть.

За домом стоит голубятня. Красивых элитных птиц разводили братья Виктор и Василий Бутенко, они жили в одном подъезде с Галиной Лапиной. Когда пару лет назад Виктора не стало, голубей забрал Василий.

Завтра

Есть ли у дома-дедушки перспективы? В августе начался капремонт. Что сделают, рассказала начальник отдела капитального ремонта ЖКХ Первомайского района Наталья Рацык:

— Проект готов, прошел экспертизу. Начало работ — в августе, завершение планируется в ноябре 2020-го. Торцы дома утеплят полистирольными плитами. Фасады — главный и дворовый — оштукатурят и покрасят. Заменят водосточную систему, электрику, кровлю — на металлочерепицу, козырьки над крыльцами, витражи между подъездами, отмостку, входные группы в подвалы, тамбурные двери.

Проведут на лестничных клетках автоматическое светодиодное освещение, поменяют в подвальных каналах трубопроводы горячего, холодного водоснабжения, канализации, стояки. Если сейчас змеевики греют только в отопительный период, то во время ремонта их переведут на горячее водоснабжение, и они станут теплыми круглый год. Заменят и систему газоснабжения. Только приборы учета потребления газа жильцам согласно нормативным правовым актам придется приобрести за свои средства.

— Отремонтируют балконы, обновят на них покрытие, металлические ограждения, установят новые экраны, — продолжает Н. Рацык.  Система отопления останется прежней, поменяют только магистрали, которые ведут в подполье, стояки и подводки на лестничных клетках. Промоют радиаторы.

Жильцов порадует еще кое-что. На батареи поставят термостатические клапаны для регулирования температуры. Уходя утром на работу, подачу тепла можно будет уменьшить, а вечером — увеличить. Правда, отдельных приборов учета тепла в квартирах не предусматривается. Сделают и многое другое. Тем не менее люди говорят, что учтено не все.

— Дому более 80 лет, перекрытия между этажами деревянные. Они давно подгнили и в любой момент могут провалиться, — сетует Галина Павловна.  Но их замена в проекте не предусмотрена. Почему? Как же специалисты обследовали здание? Межкомнатные стены вообще из штукатурки и дранки, ткни — и дырка будет. Во время дождей фундамент дома погружается в воду, нормальной ливневки нет. В подвалах влажно.

Другой дот расположен в 100 м от первого

Когда дом подключали к центральному отоплению, что-то не учли, и до квартиры Лапиных на первом этаже тепло вообще перестало доходить. Чернеют стены.

— Зимой радиаторы практически холодные, приходится во всех комнатах включать обогреватели. Это очень дорого. А ведь я оплачиваю коммунальные услуги, в том числе отопление! — сокрушается хозяйка.

Жильцам хотелось бы иметь небольшой, но благоустроенный зеленый дворик, чтобы там можно было отдохнуть на скамейках, а детям — где-то поиграть. Сейчас такого места нет.

Фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ