Полигон «Тростенецкий» сможет принимать отходы еще 3 года. Какие варианты рассматривает город

Как извлекаются доходы из отходов и почему важно наладить раздельный сбор мусора? В поисках ответов на эти вопросы корреспонденты агентства «Минск-Новости» отправились на предприятие «Экорес».

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

Свою историю предприятие ведет с декабря 1978 года. Основные виды его деятельности — захоронение твердых коммунальных и промышленных отходов, их сортировка, заготовка вторичных материальных ресурсов (ВМР), их частичная переработка. Не менее большое значение придается также обезвреживанию медицинских и хранению радиоактивных отходов.

В ожидании полигона

Нашим гидом по территории стал главный инженер предприятия Игорь Сухаревич. Идем к площадке с навесом, куда прибывают и где разгружаются машины с отходами. Как только мусоровозы уезжают, за дело берется погрузчик. Мощным ковшом он направляет пакеты с отходами к подающему на сортировку конвейеру. Дежурящий неподалеку работник более равномерно распределяет массу по поверхности бегущей ленты с помощью длинного металлического приспособления.

— Он старается немного облегчить жизнь сортировщикам, успевает разорвать и часть пакетов, — поясняет Игорь Сухаревич. — Сюда привозят и раздельно собранные отходы, которые мы заготавливаем, например макулатуру, полиэтилен. Отсюда они напрямую подаются на пресс. Поступает все это с заготовительных пунктов предприятия, а также по договорам от организаций. На перевозке ВМР ежедневно задействовано 5–6 единиц автотранспорта. Для нас важно качество такого сырья, так как от этого будет зависеть его цена при сдаче на переработку. Кстати, в 2020-м нами заготовлено более 8 тыс. т макулатуры, более 6 тыс. т стеклобоя, более 2,5 тыс. т полимерных отходов (ПЭТ-бутылки, пленки, тара из-под моющих средств и другое).

— Отходы к вам поступают из всех районов Минска?

— Если говорить про заготовку, то нет. В столице этим занимается не один десяток организаций. А вот отходы для захоронения поступают со всего города. А также частично принимаем их и от жителей Минского района. Согласно расчетам, которые мы делали в декабре 2020-го, «Тростенецкий» сможет принимать отходы еще 3 года. Мингорисполком поддержал наше предложение о необходимости строительства нового полигона. В 2020-м под него был определен земельный участок. В нынешнем году планируется провести предпроектные работы по строительству 3-й очереди полигона. Рассматривается возможность оборудовать там площадки по компостированию, сбору и переработке строительных отходов, наладить производство щепы.

— Последние 5–6 лет наблюдается интересная динамика: мусора на захоронение направляется меньше. С чем это связано?

— Одна из главных причин — вовлечение отходов во вторичный оборот. За прошлый год в Минске было заготовлено около 200 тыс. т ВМР. Это 27 % от общего объема образования коммунальных отходов в городе. Особенно резко сократилось поступление на захоронение строительных и промышленных отходов. Для сравнения: если в 2013-м мы принимали их порядка 1,2 млн т, то в 2020-м — чуть более 70 тыс. т. То есть почти в 20 раз меньше. Появились и новые технологии переработки. У нас, кстати, имеется участок, на котором производим цементогранулят. Мы его и реализуем, и используем в своих целях.

Отсортировать как следует

Дальше наш путь лежит в цех сортировки твердых коммунальных отходов.

— Здесь у нас две линии. Между ними — подающий конвейер, по которому вторичные материальные ресурсы попадают в пресс. Там прессуются пластиковая бутылка, полиэтилен, отходы бумаги и картона. В результате получаются тюки, которые затем отправляют на переработку. ПЭТ-бутылку мы частично перерабатываем сами. На этих линиях в год сортируется порядка 12–13 тыс. т коммунальных отходов. Извлечение ВМР составляет около 10–11 %.

— Не маловато?

— Мы специально изучали морфологический состав коммунальных отходов и выяснили, что ВМР в них около 12 %. То есть уровень извлечения полезных фракций довольно высокий. Линии сортировки имеются и на полигоне, в прошлом году установили там третью по счету.

— А достаточно ли в Минске мощностей по сортировке?

— Нет. Например, мощности наших линий составляют порядка 57 тыс. т коммунальных отходов. К тому же сортировка сейчас убыточна по причине низких тарифов. Да и количество, и качество бумаги, полиэтилена, пластика, извлекаемых из смешанных коммунальных отходов, куда ниже, чем вторсырье, которое получаем при раздельном сборе. Естественно, много ВМР становятся просто непригодными для переработки.

Под аккомпанемент работающих линий идем по цеху. В одном контейнере ждут своего часа бутылки из-под молочных продуктов, в другом — алюминиевые банки, в третьем — тетрапак. С помощью металлосепаратора отбирается черный металл.

— Работаем в две смены с 7:15 до 23:25, причем вторая короче из-за того, что после нее сложновато добираться домой, — подключается к разговору начальник цеха Петр Хворов. — Сегодня на смене трудятся 30 человек. Но эта цифра каждый раз меняется, люди болеют. Основные требования к персоналу — внимательность и сноровка, работать у нас надо быстро.

Заходим на сортировочный конвейер. Именно здесь происходит извлечение основных вторресурсов — стекла, ПЭТ-бутылки, бумаги. У бегущей ленты конвейера четыре сортировщицы. Труд у них ручной: нужно быстро определить, имеется ли в ворохе мусора что-то ценное. Затем найденное сортируется по видам: бутылка летит в предназначенный для нее контейнер, качественная картонка — в макулатуру. В случае необходимости женщины могут ненадолго приостановить конвейер, нажав специальную кнопку.

— По сути, проводится двойная сортировка, — добавляет Петр Хворов. — ПЭТ-бутылка разделяется на четыре вида — прозрачная, голубая, микс (зеленая и коричневая) и «молочная». Так же поступаем и со стеклом: прозрачные бутылки собираются отдельно от цветных.

Мешки флексы

Увидели мы и линию по переработке ПЭТ-бутылок, которая действует на «Экоресе» уже несколько лет. Современное оборудование предприятие приобрело за собственные средства.

— Здесь пластиковые бутылки измельчаются и превращаются в ПЭТ-флексу, напоминающую хлопья. В месяц получаем 40–42 т этого ценного сырья, которое затем используют для производства синтепона, химволокна, синтетических нитей, некоторых стройматериалов, тары для технических жидкостей и других товаров народного потребления, — рассказывает Игорь Сухаревич.

— Конечно, в идеале мы хотели бы видеть на линии сортировки раздельно собранные отходы, — говорит напоследок главный инженер. — Раздельный сбор хорошо налажен в Европе, видел это своими глазами в Германии. То, что загрязнено и непригодно для переработки, там сжигается. Думаю, в скором времени мы тоже к этому придем. Цель — строительство мусоросжигательного завода в Минске — поставлена. А пока жители столицы могут улучшить ситуацию с помощью раздельного сбора мусора. Тогда мы получим более качественное сырье, которое после переработки еще послужит людям.

Справочно

«Тростенецкий» — единственный действующий полигон сегодня. В 2020-м там принято на захоронение около 580 тыс. т коммунальных отходов. Нагрузка на него после закрытия в последние годы полигонов «Прудище» и «Северный» выросла почти в два раза.

В 2014-м введен в эксплуатацию комплекс по обезвреживанию путем сжигания опасных медицинских отходов, которые не подлежат захоронению и переработке. Их ежегодно сжигают 200–210 т. Они поступают из медучреждений столицы и регионов страны.

Фото Ирины Малиновской

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ