«Помню, как ел грачей». Академик В. Решетников — о голодном военном детстве и проекте «Сирень Победы»

«Сирень Победы». Почему проект с таким названием для академика Владимира Решетникова особенный, выяснила корреспондент агентства «Минск-Новости».

Гармонь как оберег

Академик Национальной академии наук Беларуси Владимир Решетников с трепетом достает тульскую двухрядку, которой около 100 лет: на ней играл его отец Николай Артемьевич, командир партизанской бригады «Гроза».

— Отец выучился играть на гармони самостоятельно, по слуху, знал много популярных мелодий и песен той поры. Это поразительно, но он пронес ее с собой через всю войну и уберег, — рассказывает Владимир Николаевич. — Как известно, «после боя сердце просит музыки вдвойне». Уверен, музыка для воинов и партизан была настоящим спасением, отдушиной: иногда только она и давала силы преодолеть нечеловеческие усталость, страх, боль.

Так же бережно, как и гармонь, академик Владимир Решетников хранит карандашный портрет отца, нарисованный кем-то из его товарищей на привале в минуты затишья, многочисленные записи и конспекты Николая Артемьевича. А еще газеты и боевые листки времен Великой Отечественной, чудом сохранившиеся семейные фотографии 20-40-х годов прошлого века. Что-то он обязательно со временем передаст внуку Артему, что-то — музею. Сам подполковник Решетников еще при жизни подарил музею истории Великой Отечественной войны свой кортик, бинокль и планшет.

Никто не хотел умирать

— Мой отец родился в местечке Старый Толочин Витебской области, — говорит Владимир Решетников. — После окончания земской школы его призвали в армию: он служил кавалеристом в 7-й Самарской дивизии. По ленинскому призыву стал членом ВКП(б), поступил в Комвуз (Коммунистический вуз), который располагался в 1930-е годы в Минске на улице Карла Маркса. Там встретил Розалию Викентьевну Плащинскую. В 1933 году они поженились, в 1935-м родился первенец — Евгений, а в 1938-м я.

Война застала семью Решетниковых в Мяделе, где Николай Артемьевич работал первым секретарем райкома. Его сразу же призвали в действующую армию, он участвовал в обороне Москвы. В начале 1942 года после специальной подготовки забросили в тыл врага. Там он организовал и возглавил сначала отряд, а потом и партизанскую бригаду «Гроза», которая действовала на территории Толочинского, Сенненского и других районов Витебщины в тесном контакте с бригадами Константина Заслонова и Миная Шмырева (Батьки Миная). Несмотря на молодость, товарищи звали Николая Решетникова дядей Колей. В 1943 году его на самолете переправили в Москву, в Кремль, где председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин вручил Николаю Решетникову орден Красного Знамени.

— Отец мало и скупо рассказывал о войне, но признавался, как было ему порой страшно, — говорит Владимир Решетников. — Например, вспоминал бои в районе Брянска в 1941-м, когда наша кавалерия и пехота пытались сдержать наступление немецкой техники. Вместе с отцом в атаку с криками «ура!» бежал его товарищ, секретарь райкома. Рядом с ним разорвалась минометная мина, и в одно мгновение молодого парня разнесло в клочья. Отец не мог этого забыть. Как такое возможно: вот рядом человек, который любит, надеется, верит, но всего одно мгновение — и от него не остается следа на земле… Нет у матери больше любимого сына, у жены — мужа, у детей — отца. Человека нет…

1945 год. Глубокое

Детство под бомбежками

Четыре года Розалия Викентьевна с сыновьями ничего не знала о Николае Артемьевиче. Они не сумели эвакуироваться в тыл и оставались на оккупированной территории.

— Мама работала от восхода до заката в немецком трудовом лагере в деревне Новый Двор Минской области, — вспоминает Владимир Николаевич. — Женю взяли подпаском в одно крестьянское хозяйство. А я шатался беспризорным и вечно голодным. Помню, как жарил на костре и ел грачей. Жуткий ужас испытывал во время бомбежек. А однажды едва не погиб из-за разорвавшейся рядом немецкой гранаты. Война — самый страшный период жизни. Но она очень закалила меня. После, какие бы ни выпадали испытания, я всегда думал: «Ничего, проскочим».

Жизнь как награда

Николай Артемьевич разыскал жену и сыновей осенью 1944-го. 9 мая 1945 года семья Решетниковых встретила уже в Глубоком. Этот великий день всеобщего ликования навсегда остался в их памяти как один из самых счастливых в жизни. И до самой смерти в 1982 году Николай Решетников считал праздник Победы самым главным.

— После войны отец продолжал заниматься партийной работой, и мы не раз переезжали с одного места на другое, — говорит Владимир Николаевич. — Но отец поддерживал отношения с товарищами по партизанскому отряду, всегда с радостью встречался с ними, охотно приглашал к нам домой. Меня и брата никогда не прогоняли, мы с удовольствием слушали воспоминания взрослых. Нередко отец брал свою любимую гармошку и играл. И у взрослых мужчин на глазах блестели слезы.

Я всегда восхищался поколением отца: эти люди отличались удивительной искренностью чувств и взаимоподдержкой.

1940 год. Мядель

Сын за отца

С 2011 года доктор биологических наук, заведующий отделом биохимии и биотехнологии растений Центрального ботанического сада Владимир Решетников как сопредседатель Совета ботанических садов России и Беларуси активно продвигает международный проект «Сирень Победы»:

— Микроклональным размножением сотрудники ботанических садов восстановили сорта сирени, названные в честь сражений или героев Великой Отечественной войны, «маршал Жуков», «маршал Василевский», «Великая Победа». У нас есть белорусская коллекция из 16 собственных сортов, среди которых «защитникам Бреста», «Вера Хоружая», «партизанка», «Константин Заслонов». Я сам дважды участвовал в посадке сирени в музейно-парковом комплексе «Победа». И всегда в эти мгновения думал об отце, о том, что благодаря ему и миллионам таких же, как он, я сегодня езжу по миру, занимаюсь наукой, чувствую себя свободным человеком. Отец очень любил сирень. И для меня ее запах тоже навсегда связан с красотой, мирным небом, счастьем. Сирень — это наше огромное спасибо отцам за их подвиг.

Фото Сергея Лукашова и из личного архива Владимира Решетникова

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ