Помогут ли студенту «таблетки для ума»

Конец мая — начало июня — время, когда кто–то начинает усиленно готовиться к экзаменам и ЦТ, а кто–то — к защите курсовых и дипломных и, конечно, сдаче сессий.

И если школьники, как правило, штудируют предметы в течение всего года под неусыпным взором родителей и учителей, то многие студенты тянут до последнего. И чтобы одним махом все выучить, пытаются помочь головному мозгу «таблетками для ума» — глицином, фенотропилом, пирацетамом и прочими ноотропными препаратами. Провизоры в аптеках подтверждают: да, есть всплеск спроса. А что покупают? Разбирался корреспондент «СБ«.

КОЛЛАЖ МАКСИМА ШНИПА.

— Посоветуйте что–нибудь! — просит у аптекаря девушка. — Экзамены на носу, а я стала рассеянной, сплю плохо. Голова пухнет от информации…

— Студенты часто покупают глицин, таблеточку под язык — и со стрессом легче будет справиться. Это самое безобидное, что могу предложить.

В другой аптеке в аналогичной ситуации предлагают значительно больше препаратов. Первым делом провизор, глядя в систему, порекомендовала обратить внимание на седатиф — чистая гомеопатия на случай, если шалят нервы и по ночам не спится. А еще, говорят, неплохо покупают тенотен — он, мол, работает и как ноотроп, и в некотором смысле как антидепрессант, и как стресс–протектор. Что еще нужно, если на носу сложные экзамены?

— Да возьмите милдронат! — вдруг вступает в разговор пожилая покупательница. — Моя внучка его во время сессии принимает.

— А сколько ей лет? — интересуется провизор. — Двадцать? Тогда милдронат, пожалуй, советовать не буду. Рановато еще. Хотя врачи, бывает, и подросткам его назначают…

В общем, сколько лекарств, столько и мнений. Но чаще всего в аптеках звучало: глицин, ноотропы и милдронат. Они действительно помогают?

Первый ноотропный препарат появился в 1963 году — именно тогда бельгийские фармакологи создали пирацетам, который сейчас известен под коммерческим названием ноотропил. Что интересно, пирацетам (как и многие другие ноотропы) не зарегистрирован в качестве лекарственного препарата в США и европейских странах, так как его эффективность не была доказана. Нейробиолог, старший научный сотрудник Института биофизики и клеточной инженерии НАН Сергей Федорович подтверждает:

— В научной среде нередко обсуждается вопрос: ноотропы — это плацебо или реально работающие средства? Большинство специалистов все же сходятся в том, что во многих случаях они и правда действенны. Есть ноотропы, эффект от приема которых довольно слабый. А те, что посильнее, вызывают массу побочных эффектов. В любом случае назначать их самому себе не стоит, а принимать надо только под контролем врача.

В первую очередь ноотропы назначают тем, у кого мыслительная функция частично утрачена, например, после инсульта. Глицин? Он представляет собой простейшую аминокислоту, которая действительно является нейромедиатором. Производители утверждают, что препарат оказывает мягкое успокаивающее действие, повышает работоспособность и стимулирует умственную деятельность, однако проблема в том, что нейромедиатор проникает в мозг из желудочно–кишечного тракта очень медленно. Вот почему скептики называют его обычной биодобавкой.

Заместитель директора по научной работе Института физиологии НАН, академик Владимир Кульчицкий вообще считает, что студентам во время сессии не стоит без разбору глотать таблетки, даже если по описаниям они совершенно безобидные: молодой, сильный и выносливый организм с такого рода стрессами вполне способен справиться. Другое дело, если речь идет о людях, работающих в специфических условиях, например, подводниках. Мозгу и сердцу при перегрузках и возникающей гипоксии нужна поддержка, и такой препарат, как милдронат, он же в просторечии мельдоний, может ее обеспечить. Владимир Адамович описал принцип действия:

— Он действует через промежуточные вещества, которые есть в организме человека — в частности, карнитин. При приеме мельдония изменяется метаболизм жирных кислот и таким образом замедляется сам процесс гипоксии, да и переносится она значительно лучше. Надо понимать, что мельдоний — это не допинг, он не способен сделать сверхчеловека. Защитить жизненно важные системы, такие как сердце и мозг, от негативных последствий — да. Не больше. Такие препараты вообще несильно действующие, в отличие от, например, психотропов, которые связываются с конкретными рецепторами и работают напрямую. Кстати, создатель мельдония академик Иварс Калвиньш приезжал в Минск с развернутым докладом и детально объяснял принцип работы открытого им вещества. Увы, несколько лет назад снискавшего славу допинга и вошедшего в запрещенный список ВАДА. Жаль, что здесь забывается о спортсменах, которые работают на износ — такие препараты, как милдронат, помогают продлить им жизнь и помочь восстановиться после сильных нагрузок.

А для измотанных сессией студентов эксперты предлагают другое средство: «Лучший способ заставить мозг работать с максимальной эффективностью — давать ему полноценно отдохнуть. Нормальный сон не заменят никакие таблетки».

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ