Повторение пройденного

Виктор Приходько
Автор материала:
Виктор
Приходько

Вы заметили? Ну, конечно же, вы заметили: не очень давно в наш город пришла новая традиция.

Молодожены сразу после формального заключения брака отправляются на какой-либо из мостов через Свислочь (впрочем, годится и переход через иную водную преграду – канал Вилейско — Минской системы, например), вешают на его перилах замок с именами жениха и невесты, закрывают на ключ, а ключ выбрасывают в набежавшую волну. Смысл этого ритуала понятен: он символизирует желание только что состоявшейся семейной пары сохранить свой союз до гробовой доски. Желание понятное и похвальное. Но…браки, как известно, заключаются на небесах, а вовсе не на мостах. Соответствующая статистика не ведется, а вот интересно было бы узнать, сколько из пар, повесивших свой замок на одном из минских мостов, к данному моменту распалось. Возможно, «виной» всему коммунальщики, периодически вынужденные срезать запорные устройства с оград мостовых переходов, чтобы элементарно избежать их обрушений, то есть из соображений безопасности.

Впрочем, мы сейчас ведем речь о финишных стадиях длительного или не очень (в зависимости от обстоятельств) процесса создания ячейки общества (так называемый гражданский брак не в счет, поскольку он не сопровождается процедурой вывешивания постбрачных замков). Но есть смысл обратиться к начальной стадии упомянутого процесса, того самого букетно-конфетного периода. И вот здесь мы подходим к разговору о еще одной новой-старой традиции, прочно прописавшейся на минских улицах в недавнее время. Имею в виду написание любовных посланий (краской, мелом, куском угля и иными подручными материалами) чаще на мостовых (реже на заборах и стенах домов). Надписи эти оставляются либо на пути ежедневного следования объекта воздыхания к месту учебы (работы), либо под окнами возлюбленной (замечено — пишут исключительно представители сильного пола).

Кстати, следует сказать, что с данной конкретной разновидностью граффити коммунальщики не ведут столь непримиримую борьбу, как с иными. Может быть потому, что когда-то сами были молодыми и ничто человеческое им не чуждо?

Почему определение второй традиции в тексте выведено через дефис («новой-старой»)? Потому, что она действительно не нова, а востребована после периода некоторого забытья. Помните, в кинофильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»  (лидер кинопроката в СССР в 1965 году, картину тогда посмотрели почти 70 миллионов зрителей) Шурик (Александр Демьяненко) в новелле «Наваждение» читает Лиде (Наталье Селезневой) стихотворение? Вот отрывок из него:

 

«В оконном стекле отражаясь,

по миру идет не спеша

хорошая девочка Лида.

Да чем же она хороша?

 

Спросите об этом мальчишку,

что в доме напротив живет.

Он с именем этим ложится

и с именем этим встает.

 

Недаром на каменных плитах,

где милый ботинок ступал,

«Хорошая девочка Лида»,-

в отчаянье он написал.

 

Не может людей не растрогать

мальчишки упрямого пыл.

Так Пушкин влюблялся, должно быть,

так Гейне, наверно, любил».

Написал  эти строки известный  русский поэт, а заодно этнический белорус,  Ярослав Смеляков еще в далеком 1940 году. Однако тема актуальна до сих пор, и, надо думать, сохранит актуальность в будущем.

Выйдя на днях на поверхность из конечной станции метро в одном из новых микрорайонов столицы и глядя себе под ноги, вдруг с интересом заметил, что слова, выведенные цветными мелками на асфальте (о них «споткнулся» сразу по выходу из подземного перехода и обнаруживал через примерно каждые 50 метров на протяжении целого квартала), складываются в своего рода эпистолярный роман. Судите сами (текст приводится в той последовательности, в какой разместил его составляющие неизвестный автор):

 

«Сегодня день рождения у одной красивой девушки

Я люблю (в оригинале вместо слова «люблю» — знак сердечка – прим. ред.) тебя сильно

Ты у меня лучшая

И самая любимая

Короче…

Я тебя

Очень, очень

Поздравляю».

Ну, что тут скажешь? Наверное, сердце красавицы тает всякий раз, когда она идет привычной дорогой домой и читает все это. Одним словом, способ проверенный. И особенно хорош он для суматошной городской жизни. Раньше ведь как было – серенады, например, по случаю пели. Вспомним: «В самом старом значении серенада – песня, исполненная для возлюбленной, обычно в вечернее или ночное время и часто под её окном. Такой жанр был распространён в Средневековье в эпоху ренессанса. Истоком серенады является вечерняя песня трубадуров. Вокальная серенада была широко распространена в быту южных романских народов. Певец обычно сам аккомпанировал себе на лютне, мандолине или гитаре».

Но то в Средневековье они могли себе подобное позволить. Жили себе неспешно, да и города тогдашние по своим размерам были просто микроскопическими. Так, в мелких население было порядка… 1 тысячи человек, в средних городах — от 2 до 5 тысяч. В XIV-XV веках с ростом производства и укреплением торговли численность населения возрастала, в это время типичным городом был тот, население которого составляло 20-30 тысяч жителей. И лишь в немногих городах — таких как Париж, Венеция, Милан, Флоренция, Кордова, Севилья — население колебалось от 80 до 100 тысяч человек. Это были своего рода средневековые мегаполисы. Сегодня такие цифры способны лишь вызвать улыбку. Чего уж им там было не солировать под окнами возлюбленной… Не можешь сам? Заплати голосистому – он за тебя споет. Так тоже делали. Стоит вспомнить хотя бы эпизод из фильма «Собака на сене», когда Маркиз Рикардо (Николай Караченцов) исполняет серенаду под окнами Дины, графини де Бальфор (Маргарита Терехова). Поет, в общем-то сам, но вокальных данных герою не достает, и в самые ответственные моменты длинную ноту за него тянет «дублер».

В Минске, напомним, ныне около двух миллионов живет. Какие уж тут серенады. Можно, конечно, на гитаре что-нибудь подыграть и спеть. Но это еще надо уметь, да и соседям по многоэтажке такой концерт может не понравиться.  Нет, как ни крути, а послание на асфальте, — достойный и универсальный выход из положения в сложившихся сообразно эпохе обстоятельствах!  Вот и пишут парни. Стараются вовсю.

Продолжим цитировать: «Наташа я тебя люблю», «Зайка я тебя люблю! Прости меня…», «Солнышко с днем рождения!», «С добрым утром любимая!», «»Жанна я не могу жить без тебя», «Ксюша я тебя люлю»… Орфография и пунктуация оригиналов сохранены, а адреса мест их расположения находятся в редакции, (если кому интересно). Этот список можно было бы продолжать долго. Отметим только, что при обилии такого рода посланий, разбросанных по городу, все их можно свести к нескольким смысловым группам, и именно: признания в любви, поздравления с днем рождения и извинения за нанесенные обиды. Впрочем, есть нечто, что, несмотря на «жанровое разнообразие», роднит их — как бы это сказать помягче — недостаточная грамотность авторов. Особенно слабо обстоят дела со знаками препинания. И если восклицательные знаки и многоточие с точками, как показывает анализ текстов, еще худо-бедно расставляются, то вот с выделением обращений в большинстве случаев прямо-таки беда. Поэтому есть смысл повторить пройденное в школе. Итак: «Обращение — слово или сочетание слов, называющее лицо (или предмет), к которому обращена речь. Обращение может быть выражено любой частью речи, выступающей в роли существительного (в назывной роли). Чаще это прилагательные и причастия, реже — местоимения и числительные. Примеры: «Ну, ты, пошел вперед!», «Жизнью пользуйся, живущий».

Различают распространенные (имеющие при себе пояснительные слова) и нераспространенные (не имеющие при себе пояснительных слов) обращения. Пример: «Эй, славяне, что с Кубани, с Дона, с Волги, с Иртыша, занимай высоты в бани, закрепляйся неспеша!»

Обращения со всеми относящимися к ним словами выделяются запятыми вне зависимости от положения в предложении: «Смотри, Иван, какой баян купил козе я на базаре!»

Если обращение в начале слова произносится с восклицанием, то после обращения ставится восклицательный знак: «Старик! Я слышал много раз, что ты меня от смерти спас».

Частица о не отделяется от обращения никакими знаками: «Дак вот судьба твоих сынов, о Рим, о громкая держава!» Каждая часть разбитого на части обращения обособляется: «Отколе, умная, бредешь ты, голова?».

Если между повторяющимися обращениями стоит частица а, то она обособляется запятой только с левой стороны: «Мама, а мама, разреши мне немного погулять!».

Запятыми выделяются обращения вместе со всеми относящимися к ним словами, например: «Брат Григорий, ты грамотой свой разум просветил», «Простите, мирные долины, и вы, знакомых гор вершины, и вы, знакомые леса».

В общем-то, не так уж сложно все это запомнить. И тем более важно, что назубок знать данное правило необходимо для написания фразы, которая может сыграть весьма важную роль в судьбе юноши. Всегда есть вероятность, что пылкому, но малограмотному кавалеру дама откажет во взаимном чувстве.

Ну, а в заключение, чтобы читатели не сочли сказанное стариковским брюзжанием, напомню, что года три назад на проспекте Независимости на мостовой возле входа в одно из студенческих общежитий красовалось обращение: «Ирочка, солнышко, с днем рождения!» Кроме того, на протяжении нескольких метров влюбленный «усыпал» тротуар изображением нехитрых цветов, похожих на ромашки. Слова были выведены, а цветы нарисованы краской. Но удивительное дело, суровые коммунальщики на протяжении нескольких месяцев надпись не отмывали и не стирали. Может, их тронула разворачивающаяся на глазах любовная история? А может быть потому, что хорошая (и, скажем так, грамотная) работа сама собой долго живет?

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое