Председатель Мингорсуда: «Людям, которые не могут отвечать за принятые решения, нет места в суде»

О нагрузке на судей, поступающих жалобах и своем отношении к судебным телешоу корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал председатель Минского городского суда Павел Коршунович.

Павел Иванович, с чего начинали карьеру? Расскажите о первом заседании.

Окончил в 1994 году юридический факультет БГУ и пришел стажером в суд Центрального района столицы. Через полгода стал судьей, а со временем —заместителем председателя этого же суда. Первым делом, по которому выносил вердикт, была кража из магазина. Подсудимый тогда получил год исправительных работ.

В то время районные суды не были разделены на коллегии. Каждый служитель Фемиды слушал гражданские, уголовные дела и дела об административных правонарушениях, рассматривал материалы. С установлением специализаций судей стало проще, это положительно сказалось на показателях качества работы.

— А самое памятное дело?

— Работая судьей в Минском городском суде, рассматривал сложное многоэпизодное дело о бандитизме. Несколько убитых, множество потерпевших по различным статьям Уголовного кодекса — от вымогательства до убийства. События происходили в лихие 90-е. Всё то, что мы видим в боевиках тех времен, присутствовало в реальной жизни и отразилось в одном уголовном деле — пытки утюгами, угоны, переодевания в милицейскую форму… Всего было 10 обвиняемых, и все они понесли соответствующие наказания. Судебный процесс длился тогда около десяти месяцев.

— Доводилось выносить оправдательные приговоры?

— Безусловно. Такие всегда приятно оглашать, но писать намного сложнее. Ведь поступившее в суд дело уже имеет обвинительное заключение: органы предварительного расследования полагают, что есть состав преступления, а в ходе рассмотрения нередко приходится изучать новые доказательства. Да и пишутся оправдательные приговоры намного реже, чем обвинительные.

— Не страшно осознавать, что именно от вашего вердикта зачастую зависит судьба человека, а иногда и жизнь, имущественное положение?

— Работа судьи очень ответственна, в чем-то схожа с профессией врача. И людям, которые не могут отвечать за принятые решения, попросту нет места в суде.

— Возглавляете ли сегодня заседания по некоторым делам?

— Помимо общего руководства судом председательствую на заседаниях президиума Минского городского суда, где в порядке судебного надзора рассматриваются гражданские и уголовные дела.

— Каким образом дела распределяются между судьями в Мингорсуде?

— Их распределяют председатели судебных коллегий по гражданским и уголовным делам, исходя из количества поступивших дел, наличия судей, их стажа и квалификации, ведь некоторые дела представляют повышенную сложность.

В Мингорсуде 41 судья, не считая руководства, 20 входят в коллегию по гражданским делам, остальные специализируются на рассмотрении уголовных дел и дел об административных правонарушениях.

— В последнее время в судейском корпусе много молодых специалистов…

— Практически половина судей районных судов столицы имеют стаж до трех лет. Но это хорошо подготовленные специалисты: кроме высшего юридического образования они успешно выдержали квалификационные экзамены, прошли стажировку. Есть и возрастной ценз — кандидат на должность судьи должен быть не моложе 25 лет.

К слову, нагрузка на судей в районных судах — около 83 дел в месяц.

— Часто ли приходится отменять решения районных судов?

— К сожалению, от ошибок никто не застрахован. Но для того, чтобы их исправлять, и предусмотрено несколько ступеней проверки законности и обоснованности принятых судебных постановлений в суде кассационной и апелляционной инстанций, а также в порядке судебного надзора.

— Как вы относитесь к таким доказательствам, как заключения психофизиологических исследований с применением полиграфа?

— В практике минских судов они не применялись, однако в современной правовой реальности полиграф уже используется в оперативно-разыскной деятельности. Например, проводятся опросы граждан с использованием технических средств. Эта тема широко дискуссируется. Исследования, полученные при помощи полиграфа, даже учитывают при приеме на работу в некоторые коммерческие организации.

Напоследок хотелось бы узнать ваше мнение о телешоу про судебные заседания.

— Зрители должны понимать, что реальное судебное разбирательство — это не шоу, а тяжелый кропотливый труд, от результатов которого зависят судьбы людей, их имущественное положение. Такие передачи должны лишь пропагандировать уважение к закону, стремление твердо отстаивать свои права.

ТОП-3 О МИНСКЕ