Председатель волейбольного клуба «Минск»: «Меня слезами не проймешь. Доказывай на паркете, что достойна большего»

Председатель клуба «Минск» Александр Мишин в интервью корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал, как из помощника тренера стал генеральным директором, а также как реагирует на слезы волейболисток, недовольных финансовыми условиями контракта.

Александр МишинО клубных командах

— Александр Александрович, генеральным директором клуба, а с недавнего времени — председателем, вы работаете с 2006-го?

— Верно. Летом этого года исполнится 14 лет, как тружусь на этом посту. Самым сложным для меня получился этап становления клуба. До этого был ассистентом главного тренера Олега Гулевича в женской волейбольной команде «Белбизнесбанк-БГЭУ». Понятно, кто нас финансировал. И вот управляющий банком Валерий Новик решил передать девчонок городу, мол, сам не вечен, мало ли что случится, а команда должна жить. Он же выдвинул мою кандидатуру на должность генерального директора. Я две недели отбивался — мне нравилось работать на площадке. Новик поставил ультиматум: или приступаю к исполнению обязанностей, или он бросает все дело. Я сдался. Первые годы хватало сложностей: до этого в сфере управления, с бумагами не работал. На тот момент мне здорово помогал Константин Шереверя — генеральный директор образовавшегося тогда же баскетбольного клуба «Минск-2006». Он подсказывал, как и что делать, к кому обращаться.

— Еще 5–7 лет назад больше на слуху был «Строитель», сейчас их затмила «Минчанка»…

— Все просто: чем успешнее выступаешь, тем больше к команде внимания. Когда мужская дружина заправляла в чемпионате, неплохо сражалась в еврокубках, «Минчанке» не хватало стабильности. Правда, тогда соперницы были более серьезные: на титул претендовали команды из Гродно, Бреста, Барановичей, Гомеля. Если честно, нервничал, что «Строителю» тогда больше внимания доставалось. И сейчас переживаю, что все переключились на «Минчанку», а про парней забыли. Каждый год мужчины в чемпионате проводят 5–6 серьезных игр, остальные — проходные. Благо есть еврокубки. Кстати, больше нравится формат, как в баскетболе: Кубок ФИБА. Каждый коллектив начинает с группового раунда, а это минимум шесть поединков. У нас в первом туре можно попасть на сильного соперника и вылететь.

— А поменять что-либо нельзя?

— В этом сезоне на адрес клубов-участников пришло письмо от Европейской конфедерации волейбола (ЕКВ). Нас попросили изложить свой вариант проведения еврокубков. Мы это сделали, но большой вопрос, изменится ли что-то. Возможно, есть подводные камни, не позволяющие поменять формат.

На приеме один из лидеров команды «Строитель» Владислав Давыскиба

— Почему из белорусских команд только «Минчанка» выступает в еврокубках?

— Меня самого беспокоит этот вопрос на протяжении многих лет. Ведь результат каждой встречи влияет на клубный рейтинг страны. У мужчин его собирают «Строитель» и солигорский «Шахтер». У женщин — только «Минчанка». Остальные клубы страны отказываются от еврокубков уже много лет. Их руководству и тренерскому штабу проще выступить на товарищеских турнирах. Но результат не приносит рейтинговых баллов, не всегда соперники на 100 % выкладываются на таких соревнованиях, ведь итог не довлеет. И неважно, какое место занял — первое или последнее. Не думаю, что отпугивают взносы в еврокубках. Если не ошибаюсь, за одну игру нужно заплатить 100 евро плюс возмещение небольших издержек ЕКВ. Это не те траты, из-за которых стоит отказываться.

О беседах с тренерами и игроками

— После игр заходите в раздевалку, чтобы высказать мнение по поводу матча?

— Не захожу. Вырос в СССР. Помню, как в мою бытность игроком накручивали нас руководители предприятий: вы, главное, голы забивайте, а мы все сделаем. Не захожу потому, что игроки сами все прекрасно понимают, они профессионалы, у тренеров высочайшая квалификация. Хотя в этом сезоне был тот редкий случай, когда наведался к парням. «Строитель» проиграл «Шахтеру» в одном из первых туров чемпионата — 0:3 за 40 минут. Команда не сопротивлялась. Всегда угнетает, когда проигрываем в «одну кассу». Если ребята сражаются, но не везет, тогда язык не повернется сказать им плохое слово. Пример — финал мужского Кубка Беларуси — 2019. Тогда мы уступили «Шахтеру» из-за судейской ошибки.

— С тренерами обсуждаете рабочие моменты?

— С глазу на глаз. Спрашиваю, как дела у подопечных, кто и как себя чувствует. Я не пытаюсь влиять на состав, хочу быть в курсе дел. Года два назад предлагал Виктору Гончарову выпускать на площадку вторую либеро Викторию Панасенко в качестве полевого на заднюю линию. Многие клубы таким образом дают практику тем, кто мало играет. Идея Гончарову не понравилась. Я не настаивал: он художник, он так видит. Обсуждаем рабочие нюансы и с наставником «Строителя» Александром Сингаевским.

— Когда по итогам сезона команда не выполняет задачу, вы строгий полицейский?

— Ниже 3-го места наши дружины не опускаются. Не кричу, не швыряю ни в кого предметами. Всякое случается. Бывало, ошибались в комплектовании. В прошедшем сезоне промахнулись с легионерами для «Минчанки» Натальей Думчевой и Ольгой Богдановой. Зато два года назад с Богданой Анисовой и Верой Саликовой попали в точку. Они очень целеустремленные — оставались после тренировок, ходили дополнительно в тренажерный зал. Это пример для молодых игроков, которые хотят быть в большом волейболе.

«Минчанка» на блоке: Оксана Ковальчук и Надежда Столяр

— Со слезами девушки приходили в ваш кабинет?

— Меня слезами не проймешь. Особенно если они связаны с цифрами в трудовом контракте. Нужно работать, доказывать на паркете, что ты достойна большего. Заяви о себе, покажи с лучшей стороны, тогда пересмотрим контракт в сторону увеличения. Спокойно и корректно объясняю: все в их руках.

— Почему несколько лет назад вместо «Строителя» поставили играть в российскую Суперлигу «Шахтер»?

— У меня до сих пор обида на руководство федерации того времени. Знаете, с какой формулировкой нас сняли с турнира и заменили «Шахтером»?! «Вы скучно проводите домашние туры». На тот момент — сезон 2011/2012 — солигорчане даже не вошли в тройку призеров чемпионата страны. Тогда «горняки» начали приглашать наших игроков, кто-то уходил, но мы чемпионство удерживали еще четыре года подряд. Не помогали «Шахтеру» и многочисленные легионеры. Считаю, теми манипуляциями погубили проект участия белорусской команды в чемпионате России. Если бы «Минчанка» в 2018 году не добралась до финала Кубка ЕКВ, руководство города не обратило бы на нас внимания — не факт, что команда выступала бы в российской Суперлиге. Хотя руководство Всероссийской федерации волейбола за три года до этого звало нас к себе играть. Хочется, чтобы «Строитель» выступал в российском чемпионате. Но понимаю: для этого нет необходимых средств и пока у нас не хватает игроков нужного уровня.

О себе

— Как сами пришли в волейбол?

— Увлекся им в 6-м классе в родном Северодонецке. Через два года перебрался в луганский спортивный интернат. В нашей команде выступали Виктор Гончаров, Александр Багринцев, Константин Бочаров. Играл за сборную Украинской ССР среди школьников. Поступил в пединститут, ждал приглашения из луганской «Звезды», которая тогда высоко котировалась в чемпионате СССР. Прошел год, но нас не замечали. Мы играли только за вузовскую дружину. Нас позвали в минский институт физкультуры с перспективой войти в состав «Мотора», который выступал на чемпионате СССР. Отправили на разведку Гончарова. Он вернулся с хорошими новостями. Наше трио — Гончаров, я и Багринцев — отправилось в Минск. Мы поступили в институт физкультуры. Заиграли в молодежке БССР, начали тренироваться в «Моторе».

— Долго ждали этого момента?

— Примерно год. Если взять карьеру, то у меня так и не получилось себя проявить. Изначально был центральным блокирующим, в «Моторе» меня переквалифицировали в крайнего нападающего. Пришлось перестраиваться, а это давалось непросто. В конце игровой карьеры попал в Новосибирск. Там собиралась новая команда «Север». Мы тогда выиграли Кубок Сибири и Дальнего Востока, успешно миновали переигровку за право выступать в 1-й лиге СССР и в первом же сезоне стали бронзовыми призерами. Но по семейным обстоятельствам я вернулся в Минск и бросил играть в волейбол.

— Стали тренером?

— Первое время не знал, куда себя девать. Пошел в пединститут преподавателем на кафедру физкультуры. Тренировал мальчишек. Потом перешел в техникум связи, где предложили более выгодные условия. Летал на вахты на полуостров Ямал, где был в службе безопасности на территории нефтяных поселков. Кроме основной работы выступал за волейбольную команду ветеранов в чемпионате России. Потом год преподавал в нархозе. В 1999-м Олег Гулевич позвал помощником главного тренера в «Белбизнесбанк-БГЭУ». Я не имел опыта работы с профессиональными командами, поэтому Гулевич помогал, подсказывал. Я тогда записывал всю статистику матчей с участием нашей команды, после чего разбирали игры нашим составом наставников — Олег Гулевич, Александр Калацкий и я. Засиживались чуть ли не до полуночи, пытаясь найти ответы на все вопросы. Поэтому и не хотелось уходить из тренерского штаба на должность генерального.

— Ваш идеальный вариант отдыха?

— Не представляю лето без воды и солнца. Обожаю отпуск на море. Во времена СССР выбирались с супругой в Крым, Одессу. Сейчас ездим в Египет, Турцию. В этом году жена уговорила приобрести дачный домик с участком. Ей хочется выращивать цветы, проводить выходные на свежем воздухе. Когда появятся внуки, будем забирать их к себе.

Клубный маскот Жора с юными болельщиками на трибуне

О мечтах

— Что еще осталось неосуществленным?

— Все банально: чтобы у волейбольного клуба «Минск» был свой большой спорткомплекс, где бы мы могли и тренироваться, и проводить официальные встречи. Сейчас занимаемся в одном зале, а играем в другом. Нужно каждый раз перестраиваться, приспосабливаться. Во Дворце спорта «Уручье» проводим тренировок столько, сколько и наши гости: накануне и в день игры. Понимаю, сейчас тяжелое время, но хотелось бы когда-нибудь осуществить мечту.

— Сегодня дети идут в волейбол?

— Начнут с того, как росли мы: нас домой было не загнать с улицы. Сейчас обратная картина — не выгнать детей на улицу. Да, потом кто-то встает с дивана и приходит в спортивную школу. Через некоторое время у ребят выявляют проблемы со здоровьем: сердце, давление, суставы, сосуды. Болячки — это сочетание образа жизни и экологических проблем. Нынешнее поколении слабее, чем наше, хотя условия для тренировок улучшились. А еще необходимо поднимать значимость детского тренера.

— В спортивной школе проблемы со специалистами?

— Было время, когда в наш университет физкультуры на отделение волейбола поступали все желающие. К нам в спортшколу на практику как-то пришли 10 студентов. Пообщались с ними — оказалось, только один из них два года занимался волейболом в спортшколе. По окончании вуза чему они смогли бы научить наших детей?! Проблема. Прорабатываем один из вариантов. Некоторым нашим выпускникам СДЮШОР, которые не попали в профессиональные команды, клуб поможет поступить в вуз, организует стипендию с условием, что они после университета придут к нам работать детскими тренерами. Это поможет улучшить качество тренерской работы, так как наши воспитанники прошли школу волейбола.

Справочно

В структуру волейбольного клуба «Минск» входят мужские команды «Строитель», «МАПИД», женские — «Минчанка», «Минчанка-2», команда по пляжному волейболу и СДЮШОР. «Строитель» — семикратный победитель чемпионата Беларуси и восьмикратный обладатель Кубка страны. «Минчанка» шесть раз выигрывала «золото» чемпионата и пять раз — Кубок Беларуси.

Фото Алексея Иванюшко и волейбольного клуба «Минск»

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ