«Пришлось переквалифицироваться в инфекциониста». Столичный врач-гинеколог — о работе во время пандемии

Абсолютному большинству медиков сегодня приходится вспоминать университетский курс по лечению инфекционных заболеваний. Врач-гинеколог столичной больницы рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости» о своей работе в период коронавируса.

фото И. Ржеусской, «Минск-Новости»

Ковид изменил жизнь не только простых людей, но и медиков, — говорит врач-гинеколог Городской гинекологической больницы г. Минска Эльвира Щуцкая. — Еще ранней весной казалось, что коронавирусная инфекция где-то далеко и нас уж точно не коснется. По крайней мере, врачей моего профиля.

И все же гинекологу пришлось переквалифицироваться в инфекциониста.

В последнее время увеличивается продолжительность жизни, — продолжает доктор.  Следовательно, мы сталкиваемся не только с профильными заболеваниями, но и со всем тем, что накоплено женщиной за годы жизни. По сути, мы перестали быть врачами узкой специализации.

И 2020 год, перевернувший все с ног на голову, только подтверждает мнение специалиста.

Первое заочное знакомство с COVID-19 у Эльвиры Владимировны прошло на уровне шока: ПЦР-тесты у сестры супруга, а затем и у него оказались положительными. У нее самой в сумме получился месяц самоизоляции. Конечно, было некомфортно и тревожно. Но о нарушении правил предписанного режима и речи быть не могло. Хотя бы по этическим соображениям, ведь врач, как никто другой, понимает последствия необдуманных шагов в подобной ситуации.

Зато на очную встречу с коронавирусом Эльвира Владимировна попала, как говорят, с корабля на бал. В первый рабочий день после самоизоляции она пришла не просто в гинекологическую больницу, а в больницу, перепрофилированную под лечение ковидных больных.

— Боялась, что не справлюсь физически с той же нехваткой воздуха. Это было самое страшное для меня. А еще немного паниковала от непривычной работы в специальном костюме, — вспоминает доктор. — Перед входом в грязную зону и коленки дрожали, и к открытому окну за глотком свежего воздуха не один раз за время дежурства подходила. А тут еще заболела мама. Помочь, кроме как поговорить по телефону, возможности не было. Не прибавляла настроения и позиция маминого лечащего врача, с неодобрением встретившего предложение столичного доктора о помощи…

Медицинские работники, как показали события последнего времени, сотканы из особо прочного материала стойкости, верности профессии и человеколюбия. Иначе как объяснить, что медики больницы из группы риска (с хроническими заболеваниями и старше 60 лет), уволившиеся в первую волну, накануне второй вернулись на свои рабочие места? У Эльвиры Владимировны весной была возможность выбора. Ей до выхода на пенсию оставалась пара месяцев, и, если бы она приняла решение не заходить в ковидную зону, ее бы никто не осудил.

В студенчестве мы изучали инфекционные болезни, облачались в противочумные комбинезоны, — рассказывает Э. Щуцкая.  К тому же ежегодно проходит учеба по особо опасным инфекциям, сдаем тесты с обязательной примеркой костюмов. Работать в них не приходилось, поэтому, естественно, были опасения. Но стоило войти в палату, заговорить с пациентом, все вставало на привычные места — надо выслушать их жалобы, осмотреть, сделать назначения. В общем, обычная повседневная работа доктора.

На мой вопрос о пределе возможностей собеседница улыбается: в их больнице медсестры по 12 часов работали. Пожалуй, больше всего сложностей врач испытывает, когда данные о состоянии больного нужно внести в компьютер. Из-за неудобного костюма, маски, защитных очков и щитка делать это очень непросто. А если еще и зрение подводит…

На самом деле в «красной» зоне не так страшно, как вне ее, — делится впечатлениями Эльвира Владимировна.  Особенно сейчас, во время второй волны. Понимаем, трудно будет только физически, так как пациентов в разы больше и по степени тяжести заболевания намного сложнее. Если весной были бессимптомные в том числе, то сегодня много с двусторонней пневмонией. Заходишь в палату — и не по себе оттого, что все кашляют. С одной стороны, работать стало полегче — появилось понимание болезни, ушел страх, но с другой — намного тяжелее из-за нагрузки и состояния заболевших.

Помимо обычных осмотра, проверки сатурации, мониторинга действия того или иного лекарства приходится больше проявлять чуткости, констатирует врач. Когда человек находится в тяжелом состоянии, видит медиков почти в космических костюмах, а посещения родными запрещены, ему, конечно, страшно. Часто такие пациенты пребывают в депрессивном состоянии, к тому же многие поступают с букетом сопутствующих заболеваний. Поэтому очень важно просто подбодрить, сказать хорошее утешающее слово.

Из новых ощущений доктора — лечение мужчин. Оказывается, заболевшие представители сильной половины человечества более капризны, чем дамы. Непривычно сложно разъяснять взрослому мужчине, почему, к примеру, у него температура держится три дня… Здесь приходится проявлять чудеса выдержки и терпения.

Доктор Щуцкая считает, что самое лучшее — постараться не заболеть. Поэтому напоминание о масках, дезинфекции рук и частом их мытье не будет лишним. А еще важно исключить по возможности посещение многолюдных мест, особенно в закрытых помещениях. Не помешает и использование перчаток в магазинах и общественном транспорте.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ