Призер Олимпиады-1992 Наталья Шиколенко вновь напомнила о себе

Наталья Шиколенко знатно метала копье в 1990-х. Помимо «серебра» на Олимпиаде-1992 в Барселоне у нее богатая коллекция наград с чемпионатов мира, Европы, СССР, Гран-при, Кубков мира. Недавно титулованная легкоатлетка напомнила о себе.

Нет, Наталья Ивановна не выходила в метательный сектор. Она подготовила дочку, Аню Тарасюк, которая на юношеских Олимпийских играх выиграла золотую медаль.

Во время беседы Наталья Шиколенко рассказала о важных этапах карьеры, мистике, приключениях в Бразилии, а Анюта вспомнила, как стала поклонницей футбола.

– Наталья Ивановна, как-то на уроке физкультуры вы далеко метнули мяч. Это был первый шаг на пути к Олимпу?

– В секции легкой атлетики занималась с первого класса. Мы бегали, прыгали, метали, играли в футбол, волейбол, баскетбол. А тот мяч, о котором вы вспомнили, метнула на городских соревнованиях по пионерскому троеборью. На тот момент полностью переключилась на волейбол, но школьный физрук переубедила вернуться в легкую атлетику. Послушалась. Сначала делала все виды. Даже пробовала выступать в семиборье на краевых соревнованиях. Благополучно справилась с шестью видами. Шла первой, но 800 м отказалась бежать. Чувствовала, что не смогу. Хотя достаточно было пройти пешком два круга по стадиону, чтобы установить рекорд Краснодарского края.

– А встречу с Мечиславом Овсяником помните?

– Однажды во время тренировки на школьном стадионе он ко мне подошел и предложил по окончании общеобразовательной школы приехать к нему в Краснодар. Мечислав Николаевич заверил, что стану олимпийской чемпионкой, выиграю всевозможные титулы, но путь к ним оказался тернист. По настоянию мамы поступила в политех. В вузе поставили условие – тренироваться у местного наставника. Совместить учебу и тренировки не удалось. В метании копья результаты с 52 м скатились до 42. Тяжко было грызть гранит науки. Организм истощился, падала в обмороки. Отыскала Мечислава Овсяника и рассказала о проблеме. Мы сели на рейсовый автобус и поехали к моим родителям в Геленджик. Им он все разложил по полочкам: мол, ваша дочка станет известной, заработает много денег, обеспечит будущее себе и вам. И мама с папой сдались. Я оставила политех, а позже поступила в университет физкультуры. Однажды попала на сборы в Леселидзе и впервые увидела не по телевизору титулованных Фаину Мельник, Юрия Седых, Александра Барышникова, Виктора Ращупкина. Тренироваться в такой компании было очень престижно, поэтому на тренировках не жалела себя. Титулованные спортсмены меня прозвали зеленым кузнечиком – за худосочность и зеленый болоньевый костюм. Через год после того, как завязала с политехом, выиграла чемпионат СССР среди юниоров, метнув копье за 56 м. Тогда пришла мысль: почему я не могу выиграть Олимпиаду, быть в сборной?!

– Переживали из-за вынужденного переезда в Беларусь, который состоялся 30 лет назад?

– Нисколько. Тогда Мечислава Овсяника перекинули поднимать белорусское метание. Он привез Эллину Звереву, меня, Виктора Бочина. Опять же тренер ездил за разрешением к моим родителям. Они поверили ему. Я два раза в год летала из Минска в Геленджик. Билет стоил 34 рубля, а у меня стипендия 120 рублей. Могла позволить себе. Мечислав Николаевич пообещал родителям, что не будет проблем и с жильем. Через год после переезда получила хрущевку на ул. Одоевского.

Олимпиада!

– Сильно горевали, что вас не взяли на Игры-1988 в Сеул?

– В 1987 г. доверили выступить на чемпионате мира в Риме среди взрослых. К тому времени уже тренировалась у главного тренера сборной СССР Олега Дмитрусенко. Мечислав Овсяник полностью переключился на метателей диска. В Италии перед стартом простыла и стала только одиннадцатой. Руководство расстроили мои «свершения». На отборочном турнире в Таллине стала третьей, не выполнив норматив – 67 м. Накануне Игр с командой по легкой атлетике прибыла на сборы в спорткомплекс «Стайки». На показательной тренировке, которая якобы должна была определить мою судьбу, метнула копье на 69 м. Тренерский штаб, пошушукавшись, принял решение меня не брать. Наташа Коленчукова из Могилева и Ирина Костюченко из Украины уехали на Олимпиаду, помахав рукой. У меня слезы, стресс, температура. Уже в Геленджике началась депрессия. Думала, что в спорт не вернусь. Потом успокоилась. Решила, что добьюсь своего на Играх-1992. И взялась за дело.

– На главные старты четырехлетия после серьезной травмы могли ведь и не попасть?

– Ох и дался мне тот разрыв приводящей мышцы бедра… Вся нога была синяя от паха до колена. Мама запретила заниматься спортом, чтобы я не осталась без ноги. Восстанавливалась сама. Дмитрусенко после развала СССР уехал на легионерские хлеба в Малайзию. Благо Мечислав Овсяник помогал исправлять ошибки и здорово поддерживал. Перед Играми в Барселоне побила рекорд СССР, улучшив достижение на 70 см. На Олимпиаде сначала обрадовалась «серебру», а потом загоревала. Ведь проиграла немке Сильке Ренк всего 8 см. А еще в Минске спортивное руководство укололо словами: «Как же ты так оплошала?» Ах, да… Выступала в день своего рождения – 1 августа. Пресс-конференция, допинг-контроль и поздно-поздно возвратилась в номер отеля. Тихонько открыла дверь, а девчонки-то не спят. Ждут меня с шампанским и фруктами! Все окунули мою медаль в свои бокалы. Потом ругали меня на чем свет стоит. Бегуньи Ольга Бызгина, Татьяна Ледовская, Елена Романова выиграли «серебро». Кстати, всем, кто завоевал медали, присвоили звание заслуженного мастера спорта СССР, хотя такой страны уже не было.

Что за чертовщина?!

– История с утерянным багажом в Бразилии – байка?

– На тот момент тренировалась вместе с сестрой Таней. И на турнир в Сан-Паулу отправились, собрав вещички в один чемодан плюс чехол с копьями. Из-за накладок с билетами сутки пришлось кантоваться в аэропорту Франкфурта. Потом 14 часов лета до Бразилии. На месте ждали багаж пару часов, а потом нам пообещали привезти его в гостиничный номер. Но наш чемодан и чехол так и не прибыли. Попросили у организаторов соревнований форму для выступлений. Принесли нам по три пары хэбэшных носков, велошорты с кожаными вставками, майки. Обувь пообещали выдать на стадионе. И принесли шиповки 43-го размера. Одну пару. Я попросила вторую. За несколько минут до первой попытки их раздобыли. Правда, без слез на обувь смотреть было нельзя: разбитые в хлам, перемотанные скотчем, шипы с мышиный зуб, хотя положено 9 мм. Я разозлилась и выиграла. Таня стала второй. Возвращаемся в гостиницу, а там наши копья в номере стоят, но чемодана нет. В аэропорту потребовала пропустить в багажное отделение. Стеллажей уйма. Меня сразу потянуло в нужную сторону: прошла два ряда и заметила свой синий чемодан. Он как будто светился. Мистика…

– Нечто необъяснимое происходило с вами в этом же 1994 году на чемпионате Европы…

– Понимала, что на тот момент была сильнейшей. Разминка прошла обычно. Вызвали на первую квалификационную попытку. Разгоняюсь и чувствую, что падаю. Копье, правда, улетело на 17,40 м. Вторая и третья попытки не удаются. Обидно было до слез. Через три дня на турнире в Брюсселе метаю на 68–69 м. Вот тебе и чертовщина. Но и это не все. Накаркала сама себе на Играх в Сиднее. На параде открытия заметила камеру, которая передвигалась по специальному тросу, и подумала: «Неужели в нее никто не попадет?» И на тебе – во время третьей попытки ее «подстрелила»…

– 1995 год для вас стал золотым…

– Выиграла 17 стартов из 17 возможных. В том числе и Golden four – аналог нынешней Бриллиантовой лиги. Финал проходил в Берлине. Зрители обеспечили отличную поддержку местным спортсменкам, но даже родные стены не помогли немкам обойти меня. Тогда выиграла пять килограммов золота. Но его даже не дали потрогать, перевели в швейцарский банк в сумме, эквивалентной слитку. Это было около 65 тыс. долларов. Деньгами уже воспользовалась: квартира, гараж… Все ушло.

Копье, ядро, виолончель

– Появление дочки Ани стало долгожданным событием в жизни?

– Сначала было замужество. В 32 года меня взял в жены метатель молота Юрий Николаевич Тарасюк, которого, увы, уже нет. У него была супруга, двое сыновей, но я не уводила его из семьи. Анюту родила через год после того, как мы расписались. Причем с этим поздравила мужа из Парижа, где была в турпоездке. Дело в том, что в столице Франции бывала восемь раз на соревнованиях, но не видела ни Эйфелевой башни, ни Лувра, ни Елисейских полей. 8 марта позвонила и поздравила Юру с Анютой. Кстати, чувствовала, что будет девочка.

– Путь дочери был предопределен?

– Примерно в 8 с половиной месяцев стала брать ее на тренировки. Тогда готовилась к Играм в Сиднее. Словом, атмосферу нашего вида спорта она прочувствовала с пеленок. Любые игрушки доча классно метала из кроватки и коляски. Шутили с мужем: будущая копьеметательница. Когда Анюта подросла, выезжала со мной на сборы в олимпийский спорткомплекс «Стайки», где бросала теннисные мячи. С десяти лет она начала соревноваться в толкании ядра и метании копья. Конкурентов в своем возрасте обходила легко. В прошлом году стала перед выбором – ядро или копье. В итоге решила пойти по моим стопам, но на республиканских турнирах закрывает оба вида.

– Была ведь еще музыкальная школа…

– В шесть лет она мечтала научиться играть на фортепиано. Однако на этот инструмент уже набрали детей. Дочка в слезы… Одна из преподавателей повела ее «что-то показать». Вернулась с улыбкой и произнесла, что будет играть на виолончели. Правда, года через два заявила, что желает оставить занятия. А я ей так вкрадчиво: «Потерпи, осталось всего ничего». Музыкальную школу Аня окончила, но продолжать играть на инструменте не захотела. Хотя у нее есть две гитары. Тренькает для себя.

Слово дочке

Подключаем к разговору Аню.

– Ты все-таки выбрала спортивный путь?

– Да. Последний год учусь в школе, а потом буду поступать в университет физкультуры. Планы у меня наполеоновские – стать олимпийской чемпионкой. Я пообещала маме, хочу ее порадовать.

– Гитара разбавляет серые будни?

– Что-то вроде этого. Когда приезжаю к бабушке в Геленджик, то с друзьями выступаем уличными музыкантами. На кино, мороженое хватает. В репертуаре много песен, в основном рок, попса. Возможно, гитару как-нибудь на сборы возьму. Мама тоже играла на гитаре. Она рассказывала, что учила ее Эллина Зверева, а на сборах они устраивали концерты. Маму уже не уговорить что-нибудь сыграть. А поет она часто: на кухне, в душе, машине. Я тоже пою, чаще в ванной комнате. Когда мамы нет дома, включаю музыку погромче.

– Говорят, ты влюблена в футбол?

– Примерно три года болею за минское «Динамо», а полтора года хожу в фанатский сектор. Вам не передать эмоции, которые испытываешь на трибуне! Поддерживала любимую команду на «Борисов-Арене», когда динамовцы играли в Лиге Европы с итальянской «Фиорентиной». Хотелось бы еще побывать на матчах с участием футбольной сборной. Нравится ручной мяч. До того как развалилось гандбольное «Динамо», ходила в «Минск-Арену». Впечатлило. А вот к хоккею равнодушна.

Фото Сергея ШЕЛЕГА

 

Самое читаемое

2 КОММЕНТАРИИ

  1. замечательная женщина, читала ее историю не отрываясь!!!!

  2. Сильная женщина!!! Я поражена вашей силе к победе не только в спорте,но и в жизни. Здоровья вам огромного и вашей семье!!!

Комментарии закрыты