Про них слагали анекдоты и легенды. Чем в дореволюционном Минске занимались золотари

В дореволюционные годы этих специалистов приглашали поработать ночью. Причем щедро платили, даже слагали анекдоты и легенды. Называли их золотарями. Подробнее о щекотливой профессии — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Фото pastvu.com

Под покровом ночи

В начале весны для домовладельцев наступала горячая пора. Городские власти начинали готовиться к таянию снега и возможному разливу Свислочи. Поэтому ежегодно в конце февраля — начале марта издавалось специальное постановление о максимальной очистке города от снега и нечистот. Тогда горожане с неохотой вспоминали о золотарях и обращались за их услугами.

В дореволюционные годы большинство минчан довольствовалось удобствами во дворах. На частных участках стояли ретирады — туалеты с дыркой в полу над ямой. Для жителей окраин самым простым способом выполнить распоряжение властей являлся перенос «объекта 00» на новое место. В центре города с этим было гораздо сложнее. Перенос отхожего места требовалось согласовать, а старую яму надлежало перед засыпкой очистить. В любом случае приходилось заниматься санитарными делами. Домовладельцы совмещали чистку ретирады и помойной выгребной ямы. Зимой в мороз содержимое отхожего места удаляли самостоятельно. Превратившееся в камень наполнение выгребных ям не распространяло зловония, и его можно было тихонько вывезти за город днем под видом грязного льда. Хозяевам многоэтажных зданий в центре на помощь приходили ассенизаторы.

В большинстве это частники. Создать полноценный городской ассенизационный обоз у властей не вышло. Еще в конце XIX века стараниями городского головы Кароля Гуттен-Чапского удалось выкупить частный обоз. Но планы на полноценную минскую коммунальную службу разбились о суровую действительность. Домовладельцы не желали иметь дел с этой структурой, а предпочитали частников. Договориться с последними было намного проще, работу выполняли на совесть. Прейскуранта на их услуги не существовало, им платили по договоренности. Ведь за лишний рубль они поработают без шума, после себя оставят чистоту и порядок. Не то что «обозные», считавшие уборку за собой обязанностью местного дворника. Поэтому городская ассенизация работала в убыток. В 1897-м при плане вывезти 80 тыс. бочек удавалось вывезти чуть меньше 18 тыс.

Трудились золотари чаще всего в паре. Редкий частник мог похвастать пневматической бочкой. Кстати, это давало ему право выполнять операции в светлое время суток. Остальные работали ковшом на длинной ручке. С 12 часов ночи до 5 утра они занимались очисткой ретирад и выгребных ям, чтобы до рассвета успеть вывезти бочки и коробы с нечистотами из города. Например, в 1915 году городская управа определила места для свалки нечистот за Сторожевским кладбищем, Комаровкой, в местности Три Корчмы (ныне район ТЭЦ-2) и на хуторе Лихтермана.

Фото otpb.com.ru

Легендарные личности

Ассенизаторы становились персонажами городского фольклора. Про них слагали анекдоты и легенды. Существовало поверье, что золотаря невозможно отмыть от запаха нечистот. Поэтому они никогда не появляются в ресторанах и других увеселительных заведениях, иначе оттуда сбегут все посетители. Еще один распространенный слух — о баснословном богатстве «ночных рыцарей». У них в карманах всегда есть золотые монеты, мол, не зря их называют золотарями. Отчасти это правда. Многие домовладельцы становились невероятно щедрыми, вызвав к себе во двор ассенизационную бочку. Пожадничаешь — и утром все жильцы об этом узнают. Всё будет залито нечистотами, «случайно пролившимися из бочки» или расплесканными мимо «из-за кромешной ночной тьмы». Да и напротив въездных ворот обязательно останется в назидание вонючая лужа. Неудивительно, что ассенизаторы держались друг друга и не допускали к очистным работам крестьян, приехавших на зиму подзаработать. Помогали этому слухи о суровости наказания за конкуренцию. Например, в 1904 году газета «Северо-Западный край» напечатала душераздирающую заметку. В два часа ночи на Золотой Горке один горожанин услышал страшные крики. Подойдя поближе, он увидел, как шесть ассенизаторов поливали лежащих на дороге двух железнодорожных служащих содержимым из бочек. Помочь бедолагам в этой глухой местности было некому. Впоследствии прояснилось: хорошенько подгулявшие в корчме Комаровки железнодорожники увидели обоз и стали обзывать ассенизаторов. За это им отомстили так, что желания пойти в полицию не возникло.

Фото pastvu.com

Дневные труженики

Проблема вывоза нечистот остро стояла перед городскими властями. Наладить работу ассенизационного обоза пытались и горожане. Весной 1915-го домовладельцы создали «Общество по устройству в Минске ассенизационного обоза». Однако осуществить задуманное помешали Первая мировая и грянувшие революционные потрясения. Пыталась создать обоз и польская власть в ноябре 1919 года. На эти цели планировалось выделить полмиллиона рублей. Не успели. Лишь с установлением советской власти за санитарное состояние города взялись всерьез.

Минский Совет рабочих и красноармейских депутатов на своем третьем заседании, прошедшем 20 января 1921-го, решил «просить президиум ЦИК о воздействии на Трамот (Транспортно-материальный отдел) для скорейшего выделения 30 лошадей для организации ассенизационного обоза». Вскоре бочки золотарей стали привычным явлением на городских улицах. Они, мерно покачиваясь и никого не стесняясь, ехали днем за город. Время «бывших» прошло. В дореволюционные годы ассенизаторов обязывали трудиться глубокой ночью, чтобы не портить настроение почтенному обществу. Представьте, что выходящая из театра после спектакля респектабельная публика столкнется с «ароматной» бочкой. Такие происшествия тут же становились достоянием прессы и активно обсуждались обывателями. В советской реальности золотари оказались такими же рабочими, как и заводчане. Поэтому и трудовой день у них переместился на привычные всем дневные часы. Отношение к ним поменялось. Исчез ореол загадочности и легендарности. Обычные труженики, как и все вокруг.

Лишь жители окраин сильно не любили ассенизаторов. В дореволюционное время последние в предрассветной тьме халтурили и расплескивали содержимое бочек прямо на улицу, вместо того чтобы ехать на полигон. В советское время это происходило у всех на виду. Многие бочки протекали, не имели крышек. Каждый год на заседаниях Мингорисполкома депутаты поднимали проблему вывоза отходов. Канализация обслуживала только небольшую часть Минска. Народные избранники указывали на необходимость ее скорейшего развития. В доказательство приводили случаи, увиденные собственными глазами на столичных улицах: полностью заляпанные бочки, протекающие сливные клапаны, открытые или прикрытые рогожей люки. Происходили и ЧП, когда бочки переворачивались, разбивались, превращая улицу в клоаку.

До Великой Отечественной решить эту проблему не удалось. Только развитие центральной канализации и максимальная механизация процесса помогли большинству минчан забыть о такой профессии, как ассенизатор. Но не тем, кто прибегает к их услугам по сей день.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ