Проспект Независимости. Каким он был раньше и когда обзавелся зелеными насаждениями?

Главной артерии столицы скоро исполнится 220 лет. Какой она была раньше и когда обзавелась зелеными насаждениями — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Улицу стали проектировать в 1800 году. Весной 1801-го начали срывать оборонительные валы в южной части города. Получилась широкая и прямая дорога через Минск. Теперь войска и обозы могли беспрепятственно двигаться по тракту Москва — Варшава. Без задержек и проволочек. Минчане назвали эту улицу Захарьевской в честь ее основателя губернатора Захария Корнеева. С течением времени она стала главной магистралью города. Вдоль нее начали строить многоэтажные доходные дома, в которых разместились магазины, рестораны, гостиницы. Эта улица стала излюбленным местом для отдыха обеспеченных горожан. Плюс ко всему, по ней прошла минская конка.

Эта улица дореволюционного Минска стала одной из самых фотографируемых. Сохранились десятки снимков различных участков Захарьевской улицы, сделанные в конце XIX — начале XX века. На них есть практически все атрибуты жизни того времени. Но не деревья. Хотя Захарьевская в дореволюционном Минске считалась зеленой. Все благодаря двум зеленым зонам — Губернаторскому парку (ныне Центральный детский парк им. Горького) и Александровскому скверу. Сама же магистраль была наглухо замощена. Вместо деревьев вдоль нее шли лишь столбы.

Большинство центральных улиц было лишено зеленых насаждений. Особенно на территории Верхнего города. Конечно, были и улицы, представлявшие собой тенистые аллеи, как Скобелевская (ныне Красноармейская), Коломенская (ныне Свердлова), Подгорная (ныне К. Маркса) и другие. Больше всего деревьев в Минске было «за забором». Что неудивительно, ведь домовладелец в любой момент мог разобраться со своими тополями. В отличие от тех, которые растут на городских улицах. Это была собственность города, за которую домовладельцы несли ответственность. Городская дума предписывала им следить за целостностью «каждого посаженного и принявшегося дерева». Если такое будет «поломано или попорчено по недосмотру за ними», домовладельцу грозил штраф от рубля до трех за каждое, в зависимости от ценности древесной породы. Конечно, можно было обойтись и без «денежного взыскания», если за свой счет высадить на том же месте новое дерево. Помимо прочего надо было вовремя проводить обрезку ветвей: отсутствие солнца вполне тянуло на «скидку» для квартиросъемщика. Так что засаживать липами и тополями городские улицы никому не хотелось. Ни чиновникам, ни домовладельцам.

Не позеленел Минск и в межвоенное время. За годы Великой Отечественной даже потерял часть зеленых массивов. Деревья оккупанты вырубали для отопления и в ботаническом саду, и в парках Горького и Челюскинцев.

Так что заново озеленять столицу начали только после окончания войны. Минск возрождался из руин. Проектировщики видели его с широкими проспектами, уютными сквериками. И утопающим в зелени.

Именно в конце 40-х — начале 50-х прошлого века была заложена основная масса столичного древесного фонда. Тогда не скупились ни на средства, ни на усилия. Чего ждать, пока деревья окрепнут и вырастут. Лучше посадить их сразу большими. Таким образом нынешний проспект Независимости практически в одночасье стал зеленым. Прибавилось и тенистых мест отдыха. Парк Горького расширили, через проспект заложили парк Купалы. Облагородили и засеяли территорию у театра оперы и балета, парка М. Казея. Появились скверы по улицам Ленина и Комсомольской. Предусмотрели деревья и на площадях проспекта.

Таким образом, уже в 1949 году проспект Независимости частично обзавелся зеленым обрамлением. Еще возводили дома на участке от Октябрьской площади до улицы Я. Купалы, а липы там уже были. Постепенно застройка проспекта двигалась в сторону парка Челюскинцев, как и озеленение магистрали. В середине 50-х высаживать взрослые деревья стали и на улицах, отходящих от проспекта. Конечно, минчане помнят Ленинский проспект, а затем проспект Скорины и Независимости, когда высаженные в начале 1950-х липы были в расцвете сил. Только тогда никто не мог подумать, что столица уже независимой Республики Беларусь станет такой загруженной автотранспортом. Послевоенные липы не выдержали агрессивной внешней среды и стали погибать. Сегодня проспект пытаются озеленить новыми взрослыми деревьями. Но не всё сразу. Даже если они приживутся, понадобится два десятка лет, прежде чем они раскинут ветви над тротуарами.

Самое читаемое