Путь воды. 145 лет назад в Минске появился водопровод

12 февраля 1874 года состоялся торжественный пуск минского водопровода. Корреспондент агентства «Минск-Новости» изучил путь воды в квартиры минчан.

Фонтан в качестве индикатора

В 1871 году городская управа приняла решение о строительстве в Минске водопровода. Контракт на работы был подписан с рижским торговым домом «Вебер и К°». На берегу Свислочи (недалеко от места, где сейчас находится цирк) были пробурены две 30-метровые артезианские скважины.

Воду качал 18-сильный паровой насос производительностью 500 кубометров воды в сутки. На возвышенности примерно в том месте, где ныне расположен выход со станции метрополитена «Октябрьская» у Дома офицеров, возвели водонапорную башню (разобрана в 1950-е). Уложили первые полтора километра труб. В декабре 1873 года состоялся пробный пуск минского водопровода. Вода тогда побежала в первые 16 домовладений.

Официально минский водопровод был открыт уже в 1874 году. В честь этого события в Александровском сквере был установлен фонтан — «Мальчик с лебедем». Причем это не просто мемориал в честь столь памятного события. Он в первую очередь служил в качестве индикатора исправности водопровода. Если струи перестают бить или слабеют, значит, что-то не так со всей системой.

Минский водопровод стал постепенно развиваться и расширяться. Оказалось, что это весьма прибыльное предприятие. Домовладельцы же видели в водопроводе удобство, за которое не грех и поднять арендную плату. Так что мало кто в престижных районах города противился его развитию.

Чтобы подключиться к системе централизованного водоснабжения, домовладелец обязан был предоставить в городскую управу подписанное им обязательство, что будет строго и в срок до 15 января и до 15 июля вносить в городскую кассу плату вперед за полугодие. И «соблюдать установленные правила тарифа пользования водой из городского водопровода». После этого ему выдавалось разрешение на подключение к магистрали.

Пользуешься — платишь, не пользуешься — тоже платишь

Домовладелец был волен выбирать, как и кто будет проводить эти работы. Он мог заказать прокладку труб и обустройство колодца с краном специалистами водопровода. А мог получить трубы и все сделать сам. Причем в первые годы работы минского водопровода самостоятельное подключение к магистрали приветствовалось, а домовладелец получал скидку на пользование водой. Позднее, когда картина прибыльности стала очевидна, городская управа отошла от практики добровольной врезки. В обязательных постановлениях был пункт «обязать домовладельцев всех тех улиц, где проложены магистральные трубы, провести на свои дворы водопроводы, а в случае неисполнения взыскивать с них за пользование водою согласно тарифу». Типичное решение того времени для расширения предприятия. Пользуешься — платишь, не пользуешься — тоже платишь. Может, выгоднее платить за реальную воду и подключиться? Правильно! Таким образом, водопровод постепенно приходил в минские доходные дома, особняки и даже в окраинное жилье бедноты.

Сам же тариф на водопользование был довольно прост: по 20 копеек с квадратной сажени (4,55 кв. м) жилого помещения, плюс 3 рубля за ванну и столько же за ватерклозет, еще рубль за каждую лошадь. Если в доме размещается гостиница, то услуги водопровода автоматически дорожают на 10 % для всех его обитателей. Тем домовладельцам, кто желал обустроить у себя фонтан, пришлось бы раскошелиться на целых 20 рублей! Огромная по тем временам сумма. Плюс ко всему, нужно было соблюдать жесткие правила водопользования. Заключившему договор домовладельцу выдавался специальный ключ-кран, и никто, кроме него, не мог открыть вентиль. Если арендатору или его прислуге нужно было набрать воды, то вначале приходилось найти домовладельца и вместе с ним идти к крану. Последнему обязательно нужно было закрыть его, чтобы даже капля не просочилась. Оставлять ключ жильцам было запрещено. Как и разрешать кому-либо стирать под краном или полоскать белье. Представители города зорко следили за соблюдением этих правил, а также чтобы домовладелец не «жульничал» и не приторговывал водопроводной водой. Никому, кроме жильцов дома, нельзя было налить ведерко воды, даже соседу. Штраф за любое из этих нарушений в первый раз был 5 рублей, во второй — 10, а в третий и последующие — 15. Уплатить его нужно было в течение 7 дней после составления акта. Так что лить бесконтрольно воду в домах без счетчиков было чревато солидными денежными расходами. Конечно, если это увидят проверяющие.

Был и другой способ платы за водоснабжение — установка водомеров. Такса тогда была 10 копеек за 100 ведер, что равняется привычным нам 1,2 кубометра и двум поездкам на общественном транспорте (что на дореволюционной конке, что на современном электробусе). Счетчики в те годы стоили значительно, выдавались только управой, а после установки переходили в ее собственность. Тем, кто решился на их установку, полагалась рассрочка. Ведь проверка и починка осуществлялись за счет управы. Правда, через несколько лет руководство города поняло, что гораздо выгоднее обязать домовладельцев установить водомеры, чем взимать с них плату по тарифу. Соответствующий пункт «Обязать всех поставить на свой счет водомеры» был включен в постановления в конце XIX века. До этого обязанность платить по счетчику в конце XIX века была только у промышленных предприятий.

К 1913 году протяженность водопроводных сетей составляла 40 километров, было пробурено пять скважин глубиной 150–180 метров. Правда, столь настырное продвижение водопровода наталкивалось на не менее активное сопротивление потребителей. Особенно за пределами центральной части Минска. Многие домовладельцы обустраивали для себя оборудованные ручными насосами скважины индивидуального пользования, совместно рыли колодцы. На карте 1911 года, подготовленной оценочно-статистическим отделом при Минской городской управе, обозначено более 400 буровых и вырытых колодцев.

К услугам остальных «безводных» минчан были водовозы. Повозки с бочками, наполненными водой, колесили по всему городу. Ведь даже в центре, оборудованном водопроводом, жили те, кто не имел доступа к воде. Например, сторожа и дворники, обитавшие в подвальных каморках доходного дома. Порой проще было купить у развозчика пару ведер воды, чем искать домовладельца с ключом от крана. Чаще всего вода в бочках была артезианская. Водовозы заправлялись прямо от водонапорной башни. Но были и такие, кто в погоне за прибылью набирал воду прямо из Свислочи. Чаще всего на такой трюк шли те, кто обслуживал бедняков на окраинах. Пока к ним приедешь, от тряски вся муть осядет на дно бочки. Главное, не слишком увлечься и вовремя слить грязные остатки. Иначе больше покупателей у такого «торговца чистой колодезной водой» не будет.

Минский дореволюционный водопровод не гарантировал бесперебойного водоснабжения. Горожане знали, что в пятницу лучше подготовиться к походу в театр заранее и еще днем побриться. Как и наполнить самовар, чайник и парочку кастрюль. Иначе вечером можно намылить щетину и обнаружить, что из крана вода не идет. Или, встретив званых гостей, не напоить их горячим чаем.

Справочно

Если домовладелец сомневался в показаниях счетчика, управа направляла прибор на обследование. И если оказывалось, что тот работал неправильно, производился перерасчет. И платить в итоге предстояло тому, в чью пользу прибор «подкручивал».

Самое читаемое