Пьяная поножовщина и граффити из мести. Какие конфликты приходится улаживать милиционерам в «Шариках»

Шарики — так с середины прошлого века в Минске именуют территорию, близкую к подшипниковому заводу. Здесь частный сектор, застройка советской эпохи, современные здания. Посмотреть, что там происходит, корреспонденты агентства «Минск-Новости» отправились вместе с экипажем роты патрульно-постовой службы милиции (ППСМ) Заводского РУВД.

Оказывается, есть Верхние и Нижние Шарики. Первые находятся в границах ул. Кабушкина, Плеханова и пр. Партизанского, вторые — в пределах ул. Плеханова, пр. Партизанского и пл. Ванеева. Что касается населения, то оно такое же разношерстное, как и архитектурный ансамбль этого квартала с необычным названием.

— Никогда не знаешь, с чем столкнешься на смене. Порой много вызовов поступает в пятницу и выходные, а иногда, наоборот, в будни шквал сообщений, — рассказали патрульные.  Большинство злодеяний здесь совершается подшофе: хулиганство, мелкие хищения, семейные конфликты. Часто выезжаем разбираться с шумными соседями, хотя это совсем не в компетенции милиции. Причем некоторые заявители сами перегибают: то им мешают бегающие в квартире сверху дети, то шум воды в уборной за стенкой.

По словам сотрудников, один из самых запомнившихся случаев был, когда поступило сообщение о шуме в квартире, состоявшей на учете в милиции как неблагополучная. Приехав туда, они оторопели: все залито кровью. Оказалось, трое пьяных товарищей не поделили подругу, стали выяснять отношения и порезали друг друга ножами. У одного из них на лоскуте кожи болталось ухо. Виновница поножовщины, которую тоже залило кровью, в тот момент даже ни о чем не подозревала — спала так крепко, что патрульные сперва подумали, что она умерла.

Первый визит на ул. Одесскую. Мужчина заявил: ему испортили входную дверь в квартиру, нарисовав на ней белой краской крест и надгробие. Причем милицию вызвал спустя несколько дней после случившегося. Почему не сделал этого раньше, гражданин внятно объяснить так и не смог. Он предположил, что автором незамысловатой картины может быть его бывший работодатель:

— Не платил зарплату, я уволился и обратился в суд. Теперь мстит таким образом.

Мужчину отвезли в РУВД, чтобы во всем разобраться.

По радиостанции передали, что в одном из подъездов дома № 26 на ул. Шишкина в квартиры ломится пожилая женщина. Милиционеры обнаружили ее сидящей на ступеньках в парадной. Она вела себя спокойно, была трезва, но совсем не ориентировалась в пространстве. Уверяла: находится на ул. Городецкой, а это в противоположной части города.

Как тут оказалась, пенсионерка пояснить не могла. Патрульные уточнили у дежурного, не числится ли она в розыске или среди потерявшихся. Ответ отрицательный.

Несмотря на холодную погоду, женщина была обута в тапки на босу ногу и все время порывалась зайти к брату за носками, который, как сказали соседи, там никогда не проживал. От медицинской помощи она категорически отказалась, хотя и жаловалась на боль в грудной клетке. Было очевидно: оставлять ее в таком состоянии нельзя.

— Да Люда я, с Городецкой, 3! Неужели не узнали? — неподдельно удивлялась она.  Только вот не успела сегодня помыться.

Смысл последней фразы стал понятен, когда 62-летняя женщина уселась в служебный автомобиль. Милиционеры тотчас открыли окна, так как от запаха, исходящего от пенсионерки, на глазах выступали слезы.

Ее отвезли в райуправление, где гражданке все же вызвали неотложку.

Частный дом на ул. Айвазовского. Несмотря на то что дряхлый забор вокруг него присутствует, вместо калитки — дыра. Входная дверь не запирается — замка там в принципе нет. Заходи, кто хочет.

Этот дом в 1985-м купила семейная пара. Сначала все было хорошо: муж-переводчик со знанием двух иностранных языков, имеющий несколько высших образований и солидную зарплату, его благоверная — домохозяйка, занимавшаяся воспитанием сына. Но потом что-то пошло не так: супруги стали выпивать, а их отпрыск — токсикоманить. У них постоянно гостили собутыльники, поэтому этот адрес хорошо знаком милиционерам.

Хозяева оказались дома, пригласили войти. Кое-где на закопченных стенах висели клочья обоев, из электросчетчика устрашающе торчали провода, а с потолка прямо нам под ноги упал кусок лепнины.

— Муж — инвалид, все время болеет, а сын еще в мае ногу сломал. Работаю только я. Так что ремонта в ближайшее время у нас не предвидится, — как бы оправдываясь, сказала хозяйка.  Но задолженности по коммуналке нет.

Далее супруги принялись уверять: порвали все связи с непутевыми товарищами, а выпивают теперь только по большим праздникам.

— Сын вот на заработки хочет поехать, в планах — крутой ремонт, чтобы старость встретили достойно, — на прощание похвастал глава семейства.

Что ж, его слова да богу в уши, как говорится.

Был и такой случай. Позвонила женщина, сообщила: ее сын ведет себя неадекватно, пытается вскрыть вены. Приезда милиционеров перепуганная родительница дожидалась у подъезда. Когда они вошли в квартиру, руки у парня были в крови. От выпитого алкоголя он едва держался на ногах, но, завидев людей в погонах, неожиданно бросился на кухню к открытому окну. К счастью, сотрудники вовремя среагировали и не дали ему спрыгнуть с 5-го этажа. После они вызвали неотложку и оказали молодому человеку первую помощь.

Нередко сотрудникам ППСМ доводится общаться с семейными скандалистами. Зачастую конфликты происходят, когда кто-то из родственников выпьет лишнего. Но бывает, милицию вызывают бывшие супруги или находящиеся на стадии развода. Поводы разные, порой абсурдные: «пользовался моей микроволновкой», «лежал на моем диване», «ел моей вилкой» и так далее.

Случаются и комичные злодеяния. Так, местный житель, большой любитель алкоголя, украл у соседа по тамбуру велосипед и по дешевке его продал. Когда понял, что стал главным подозреваемым, начал бегать по району в поисках того, кому сбыл краденое, — хотел выкупить байк обратно, вернуть владельцу и тем самым избежать наказания.

Фото Павла Русака

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ