ПЯТЬЮ ПЯТЬ. Основатель детского хосписа Анна Горчакова — о ненужных вещах и о том, на что не жалеет денег

Новая рубрика агентства «Минск-Новости» обещает стать одной из самых необычных и эмоциональных, потому что в ней мы будем говорить о предпочтениях и пристрастиях героев. Любимые книги, места, воспоминания могут очень многое рассказать о человеке. Без чего он не может жить, что поднимает настроение и делает счастливым, а что, наоборот, раздражает, выводит из себя. Все эти вещи, как материальные, так и нематериальные, помогают узнать характер собеседника, проникнуть в его внутренний мир.

Визитка

Анна Георгиевна Горчакова — основатель Белорусского детского хосписа.

Родилась в городе на Неве. Окончила биологический факультет Ленинградского государственного университета, позже получила специальность «медицинский психолог». В Минск приехала по распределению. Работала в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии.

Без чего невозможно представить свою жизнь

  • Природа. Очень люблю сидеть в кресле-качалке на веранде дачи и смотреть на облака. В такие моменты все мысли уходят. Я заряжаюсь энергией.
  • Прогулки. Нравится ходить по старым местам в городах, где бываю, и придумывать истории: кто и как жил в этих домах, что здесь происходило много лет назад. Это помогает расслабиться. Я из Ленинграда и очень скучаю по старым улочкам Питера, Мойке. В Минске мне этого не хватает.
  • Животные. В детстве мечтала быть ветеринаром. Сейчас дома живут кошка и собака. Подобрала их на улице. По натуре я кошатница, люблю, когда рядом мурчащий комочек.
  • Друзья. У меня всего три подруги. С одной дружим с шести лет, она сейчас живет в Гвинее. Со второй вместе учились в Питере, третья из Минска.
  • Работа. Я — трудоголик.

Ненужные вещи

  • Деструктивные чувства. Прежде всего обида, зависть, сравнение. Они разрушают изнутри.
  • Праздная болтовня. Когда цель общения — убить время, просто сотрясать воздух. В такие моменты люди от обсуждения чего-то или кого-то незаметно переходят к осуждению.
  • Постоянное обновление гардероба. Я очень долго и аккуратно ношу вещи. С ними мне сложно расстаться. Есть босоножки, которые купила в Аргентине в 2006 году. Почему я должна их выбрасывать, если в них хорошо? Так и с одеждой. Иногда прячу в шкаф подальше, а потом через пару лет нахожу, и оно для меня как новое. Вот и сегодня на мне кофточка, которую привезла восемь лет назад из Америки.
  • Очереди. Я — человек движения. Во времена перестройки один раз решилась с соседкой отстоять в очереди за детской шубкой из кроличьего меха. Полтора суток потратили. И когда мы подошли к заветной цели, появился льготник и забрал последние четыре. После этого я в очередях не стою.
  • Алкоголь, никотин, наркотики. То, что ведет к зависимости и разрушению человека. Мой организм, к счастью, не воспринимает всё это и отторгает. Да и потеря контроля для меня недопустима. Я — женщина-контроль.

Ассоциируется с работой

  • Утро. Вечером я обычно думаю о том, как прошел мой день. Не составляю планов на завтра. Для этого есть новый день.
  • Телефонные разговоры. Очень много трачу времени на них. И мне это нравится. Почему? Так проще прекратить общение с человеком, чем тет-а-тет.
  • Истории наших подопечных. Сейчас о них мне рассказывают наши сотрудники, давно сама к пациентам не хожу. До хосписа я работала психологом в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии. И долгое время считала, что ничего страшнее нет. Сейчас я изменила свое мнение. Онкология лечится, многие мои пациенты уже выросли, создали семьи. А вот ребята с другими тяжелыми заболеваниями никогда не будут мамами и папами, они останутся рядом со своими родителями. Некоторые из них так и не повзрослеют. И общество, и каждый из нас можем сделать для таких семей немало, чтобы их жизнь стала на уровень выше, менее проблематичной.
  • Эмпатия. За годы работы ушла жалость, на смену пришло сопереживание. А вот если оно исчезнет, наступит выгорание. Значит, нужно уходить из организации. В моем лексиконе больше нет слов: несчастная мама, как она мучается с ребенком-инвалидом. Меня больше не проймешь рассказами про бедных белорусов. Я была в Африке и видела голодных детей, которые вырывали из рук кусок хлеба. Да, кто-то живет лучше, кто-то хуже.
  • Помощь. У нас принято считать, что семья с больным ребенком априори нуждается во всесторонней поддержке. Это не так. Она должна быть обоснованной и не навязанной. Поэтому в этом вопросе у меня здравый и рассудительный подход. Считаю: мы не должны растить иждивенцев. Многим родителям не нужно, чтобы к ним приходили семь дней в неделю сотрудники хосписа. Радует, когда мама адаптируется. И не надо навязывать ей услуги только потому, что ребенок входит в группу нуждающихся в паллиативной помощи. К тому же наше общество довольно закрытое, не все готовы впускать в дом чужих людей.

Семья — это…

  • Моя дочь. Мы живем в разных концах города, общаемся по телефону каждый день. Поговорила с Зоей, значит, можно жить и работать. Моя старшая девочка умерла. Очень тяжело пережив эту потерю, я поняла, что младшей нужно давать больше свободы — раньше отпустить от себя. Теперь, когда Зое 30 лет, мы очень близки, стали лучшими подругами.
  • Мой муж. Он сейчас живет на даче, я — в Минске. Но мы каждый день созваниваемся.
  • Квартира. Я всегда слышала, что семья — это люди. Но мне нравится быть дома наедине с собой, закутавшись в плед с чашкой чая в руке. Даже в эти моменты чувствую, что я в семье. Она — мой тыл. В квартире нет фотографий. Я их не люблю. Пыталась расставить в рамочки, но поняла, что не нужно. Мне хватает вот здесь (прижимает ладонь к сердцу).
  • Пикники на даче.
  • Праздники в кругу родных и близких.

То, на что не жалко денег

  • Массаж, SPA. Я — тактильный человек. Коплю деньги и раз в месяц позволяю себе такой релакс.
  • Помощь животным.
  • Путешествия.
  • Подарки близким.
  • Театр. Для меня это не только актеры, постановка, но и сам антураж. Люблю хороший театр, классический. Правда, давно не была. За границей это дорогое удовольствие. Билет около 100 долларов. Самый лучший спектакль, который я видела в своей жизни, — «Мастер и Маргарита» по Булгакову на английском языке поставил французский режиссер на сцене Лондонского театра. Это было потрясающе!
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ