«Работала на расклейке объявлений». Поговорили с актрисой Анастасией Бобровой о карьере и жизни в пандемию

Не сдаваться и во всем искать позитив. Такое кредо у актрисы театра и кино Анастасии Бобровой. В Республиканском театре белорусской драматургии она играет в девяти спектаклях. В фильмографии — более 70 лент. В основном российские сериалы и картины, где исполняет роли второго плана, эпизодические. Корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорила с талантливой актрисой.

«Это мой выбор»

— Анастасия, вы с детства мечтали стать артисткой?

— Нет. Я хотела полететь в космос или укрощать тигров. У меня с животными ментальная связь.

— Как тогда попали на сцену?

— Случайно. До 9-го класса занималась в музыкальной школе. Когда ее окончила, стала ходить на разные факультативы, даже посещала парикмахерские курсы. Пришла и в театральный кружок, хотелось себя чем-то занять, но театр меня захватил. Решила поступать в академию искусств, несмотря на то что родители были против актерской профессии. Отец разрешил учиться только на режиссера. Вместе поехали подавать документы. Приемная комиссия первым делом спросила, сколько мне лет. Я окончила школу в 16.

Они сразу сказали: «Дзетачка, да нас прыходзяць людзі, якія ўжо атрымалі нейкую адукацыю» — и отправили меня, не допустив к экзаменам. Тогда пошла в университет культуры и искусств. На экзамене меня спросили, кто мои родители. Ответила, что предприниматели, и меня стали валить. В итоге поступила, но на платное, с чем радостно поздравили педагоги. А я знала: мама и папа не будут платить за учебу. Забрала документы и вернулась в родной Полоцк. Устроилась на швейную фабрику и местное телевидение, вела театральный кружок в деревне. При этом играла в народном театре.

Спектакль «Увидеть розового слона»

— В академию искусств всё же поступили?

— С третьего раза. После второй неудачи пошла учиться в Витебский колледж культуры и искусств на режиссера-постановщика. Окончила его с отличием и приехала опять покорять столицу. Устроила тот еще спектакль и набрала больше всего баллов среди девочек. После учебы распределилась в Республиканский театр белорусской драматургии (РТБД), где служу 14 лет. Тут четко осознала: театр — мое призвание.

— Родители смирились с вашим решением?

— Они приняли это как факт и гордятся, когда видят меня в кино или на сцене. В какой-то момент сказала им, что хочу прожить свою жизнь. Это мой выбор.

«Принес сомнительную славу»

— Чем различается работа в театре и кино, есть любимые роли?

— Все роли важны. Чтобы хорошо сыграть, надо влюбиться в персонажа, научиться думать, как он. Особенно это касается театра, где долго репетируешь, сживаешься с реквизитом, костюмом, партнером. В кино всё происходит быстрее. Заранее продумываешь роль и приходишь на площадку подготовленным. Бывает, прямо там знакомишься со своим партнером. Пока нас гримируют, репетируешь текст. Во время съемок двигаешься по определенным схемам и работаешь исключительно на камеру, при этом важно запоминать, что и в какой последовательности делаешь. Театр и кино — две разные формы существования.

Спектакль «Тры Жызэлі»

— В кастингах участвуете?

— Конечно. В последние годы популярны самопробы. Присылают текст, и ты должен снять сам себя на камеру с учетом определенных рекомендаций. Я их обычно не соблюдаю. Прошу подругу-оператора записать видео, где я в костюме, среди декораций. Режиссеры потом говорят, будто эпизод из их фильма сняла, и утверждают на роль. Самопробы позволяют чувствовать себя более расслабленно и комфортно, показать весь свой потенциал.

— Картины, в которых играете, смотрите?

— Поначалу да: сериал «Вольф Мессинг: видевший сквозь время», «Стиляг», еще что-то. Потом поняла: не хочу. Ты во всем участвовал, знаешь наперед, что будет. И еще: когда глядишь на себя со стороны, необъективно оцениваешь, кажется, что мог сыграть по-другому. Самоедство — любимое занятие.

Спектакль «Адамавы жарты»

— На международном фестивале в Польше вы признаны «Лучшей актрисой» за роль в моноспектакле «Камера, которую дала мне мать» театрального проекта HomoCosmos. Сложно говорить со сцены о женской сексуальности, физиологии?

— Нет, я свободно общаюсь с людьми на откровенные темы. Тут другое. Перед премьерой опубликовали анонс, и посыпались комментарии. Меня оскорбляли, поливали грязью, хотя люди еще не видели спектакля. Когда он вышел, многие разочаровались: ждали клубничку, а оказалась серьезная постановка, где артистка страдает, рефлексирует. После просмотра женщины подходили ко мне, плакали и говорили, что вскрыла их глубинную боль. Рассказывали свои истории, писали и задавали вопросы, которые не осмелились сказать лично: про компромиссы с собой, партнером, страхи, стыд. Но я актриса, а не врач, не могу давать советы. Говорила: в первую очередь ответьте честно сами себе, услышьте себя, тогда поймете, что делать дальше. Это важный театральный проект. Он отстоял право на существование. Сначала принес сомнительную славу, но после победы на фестивале ощутила настоящую популярность. Мне звонили, поздравляли, звали на пробы и кастинги.

— В пандемию сложно с работой? Насколько активна театральная жизнь?

— В РТБД сейчас спектакли играем регулярно. HomoCosmos периодически организует показы, хотя с марта по ноябрь не работал. «АРТ Корпорэйшн» пока негде демонстрировать свои постановки. Там у меня была последняя премьера — в ноябре представили «R3» по пьесе Уильяма Шекспира «Ричард III». Сейчас новых спектаклей не репетирую. Из-за пандемии многие проекты на паузе. На 2020-й планировалось столько гастролей… Трагедия еще и в том, что очень люблю путешествовать, ходить по музеям. Это вдохновляет и дает энергию, а тут пришлось 1,5 месяца сидеть дома на самоизоляции. Весной РТБД не работал. В этот период было сложно и морально, и материально. Мало платили, а у меня арендное жилье, за которое проходилось выкладывать почти ползарплаты. После самоизоляции месяц трудилась на расклейке объявлений.

— Неожиданно!

— Придумала, что это квест. Утром попадаю в роман «Почтамт» Чарльза Буковски и проживаю жизнь его героев. Это забавно. Как и в книге, у нас была дележка районов — тянули номер. Потом набирала объявления, замешивала клей, грузила всё в рюкзак и путешествовала по Минску. В этот период научилась быть невидимкой. Всегда мечтала о такой суперсиле. Не хотелось встретить знакомых, особенно известных людей, возле чьих домов ходила. Мне не стыдно. Любая работа, если честно зарабатываешь деньги, почетна. Просто вид у меня был не самый лучший. Однажды ко мне присоединилась подруга, и я устроила для нее экскурсию по дворам, расхваливая красоты Малиновки. Она удивлялась моему оптимизму, а по-другому в такой ситуации никак. К расклейщикам очень негативное отношение, но я выработала свою тактику. Заходила во двор и сразу говорила: «Доброе утро! Какой у вас замечательный двор». И когда тебе человек сказал «здравствуйте», он уже не может выбрасывать негативные эмоции, ведь только что пожелал тебе здоровья.

— Интересный опыт. Чем еще занимались во время простоя?

— Люблю готовить и экспериментировать, так что сочиняла рецепты. Наснимала кучу смешных видео, освоила TikTok. На это меня подбили студентки, которые приехали делать ролик о том, как я езжу на лошади.

 

«Не быть мне всадником»

— Давно увлекаетесь верховой ездой?

— Еще со времен учебы в академии. Тогда конюшни размещались в городе. Учили ездить бесплатно, если соглашаешься ухаживать за животными. После первого занятия полночи проплакала: не быть мне всадником. Но я упрямая. Продолжила учиться. Однажды конь сбросил меня с седла. Когда копыта пролетели над лицом, несколько лет не могла подходить к лошадям. Но потом мне предложили отправиться на конную прогулку. Села в седло и поняла, как соскучилась по этим мощным животным, обмену энергией с ними. Это сильные эмоции. И я стала заниматься, даже участвовала в соревнованиях по манежной выездке. Потом был двухлетний перерыв: меня сбила машина, и пришлось восстанавливаться. В прошлом году вернулась к спорту.

— Слышала, что еще тайским боксом занимаетесь?

— До аварии два года тренировалась. Я человек увлекающийся. Мне интересно пробовать новое. Раньше танцевала сальсу и танго. Знакомые спрашивали: зачем тебе это? Отвечала: а вдруг понадобится для роли? И у меня был спектакль, где пригодились эти танцы. А когда снималась в «Талаше», режиссер Сергей Шульга специально прописал сцену, чтобы я ехала на лошади. Он знал о моем увлечении.

— Вы как-то сказали, что верите в космическую энергию. Что вкладываете в это понятие?

— То, что всё на планете связано между собой энергией, мы являемся единым целым. Мы есть космос, и в то же время мы песчинки Вселенной.

Фото Ирины Малиновской и из архива героини

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ