«Раньше — по 16 полетов в месяц, сейчас — до 7». Стюардесса «Белавиа» — о работе в пандемию

Пока границы многих стран закрыты и о путешествиях большинству белорусов остается лишь мечтать, бортпроводники не прекратили работу и по-прежнему бороздят воздушные просторы по разрешенным направлениям. Что изменилось в работе стюардесс с приходом пандемии, узнала корреспондент агентства «Минск-Новости».

Пандемия коронавируса ударила по всем отраслям, и особенно сильно, конечно, затронула все направления, связанные с перемещением в другие страны. Спрос на услуги авиации значительно упал, но, вопреки представлениям многих, стюардессы массово не уходят в отпуска и по-прежнему регулярно вылетают в рейсы.

— В начале пандемии нам рассказали всю информацию о вирусе, пояснили необходимость ношения масок и соблюдения всех мер безопасности, — рассказывает бортпроводник с 17-летним стажем Наталья Филипович. Когда пандемия только началась, никто толком не понимал, что это такое, и люди больше боялись. После рейса, на котором выявляли людей с COVID-19, весь экипаж забирали в больницу на изоляцию. Когда учреждения здравоохранения перестали справляться с потоком, контактов первого уровня начали оставлять на самоизоляции дома.

За здоровьем сотрудников тщательно следят. Каждый из них проходит медицинский осмотр перед вылетом, а в ведомственной поликлинике при необходимости можно сдать тест на коронавирус.

Одна из основных обязанностей — следить за соблюдением масочного режима

Стюардесса понимает, что находится в группе повышенного риска: с бортпроводником в замкнутом пространстве контактирует много людей. Но Наталья говорит, что не боится заболеть.

— Переболела в первую волну, в марте-апреле. Перенесла в достаточно легкой форме, без осложнений. Поэтому во вторую волну и в периоды спада заболеваемости была активно нацелена на работу, — поясняет Н. Филипович.

Несмотря на то что сама ранее перенесла заболевание, она с пониманием отнеслась к введению масочного режима, который вот уже больше полугода сохраняется на всех рейсах.

— Сначала и летному составу, и бортпроводникам, как и людям других профессий, было сложно привыкнуть к ношению масок. Но со временем адаптируешься, ведь здоровье и безопасность превыше всего. Мы, как и пассажиры, можем позволить себе снять маску только при приеме пищи.

Что касается дополнительных обязанностей стюардесс, то они прежде всего связаны именно с ношением масок и средств индивидуальной защиты.

— Мы усилили контроль за масочным режимом на протяжении всего полета. Сейчас почти 100 % пассажиров относятся с пониманием к таким мерам. В первую волну объяснять людям необходимость соблюдать эти правила было сложнее, — подчеркивает собеседница.

Однако с некоторыми из тех, кто все-таки решился отдохнуть в эту пору или вынужден лететь в другую страну по рабочим вопросам, бортпроводникам иногда приходится вести уговоры.

— Почти на любом рейсе находится один–два человека, которые, сев в кресло, снимают защитные маски. Мы мониторим эту ситуацию и регулярно напоминаем о правилах. Нам на помощь приходят бдительные пассажиры, которым важно сохранить свое здоровье. Они сами могут сделать замечание нарушителям. Обычно напоминания достаточно, чтобы человек надел маску обратно, — делится Наталья. — Кстати, такие случаи характерны для чартерных рейсов и обычно происходят с белорусами. Иностранцы в этом плане более законопослушные.

Как отмечает бортпроводник, работа в пандемию стала легче благодаря тому, что уменьшился рацион. Соответственно, сотрудники затрачивают меньше времени на то, чтобы обеспечить всех горячим питанием. При этом вся еда и напитки в это непростое время подаются в индивидуальной упаковке. На некоторых коротких рейсах и вовсе осталась только вода.

Летом заполняемость многих чартеров — 100 %

Если в период самого начала пандемии загрузка самолетов была почти полной, то в первую и вторую волну заполняемость упала. По словам Натальи, летом на чартерных рейсах в Египет, Турцию и Албанию самолеты были заполнены на 100 %. Сейчас чартеры в Египет тоже не пустуют — все места выкупаются не только при вылете из Минска, но и из областных центров.

— Отмечу, что компания «Белавиа» за последний год выполнила несколько гуманитарных рейсов, помогая нашим гражданам и лицам других стран вернуться на родину. Это Нью-Дели, Дубаи, Гоа и многие другие направления. Также это вывоз российских туристов из Шарм-эль-Шейха в Москву.

В 2020-м многие чартерные авиакомпании приостановили работу, а из-за ограничений на въезд десятки маршрутов стали недоступны для пассажиров.

— На регулярных рейсах снижение пассажиропотока связано с тем, что существует много ограничений при въезде. Поэтому на них сокращение числа пассажиров более ощутимо. Тем не менее география полетов из Минска сейчас достаточно широкая, — рассказывает Н. Филипович.

Если до пандемии в среднем в месяц у бортпроводника выходило по 16 рейсов с налетом около 60 часов, то сейчас — 6–7 полетов, которые вместе по времени насчитывают 35–40 часов.

— Налет уменьшился примерно на 40 %: количество рабочих дней сократилось из-за того, что стало меньше коротких рейсов. Для сравнения: до пандемии в Москву можно было улететь девять раз в день рейсами «Белавиа» (плюс два ежедневных рейса в Московский аэропорт Жуковский), а сейчас — только три в неделю.

Но скучать по небу Наталья не успевает и отмечает, что в этой ситуации видит плюс для общения со своей семьей: появилось больше свободного времени, чтобы проводить его с мужем и детьми. В доковидный период у стюардессы был достаточно напряженный график, а сейчас есть время немного отдохнуть и подготовиться к новому сезону.

— Несмотря на тяжелые времена для авиаотрасли, в отличие от многих зарубежных, компания «Белавиа» не пошла по пути сокращения персонала. В такие времена это очень ценно для сотрудников, — подчеркивает Наталья.

И добавляет: бортпроводники, как и многие другие, надеются, что ограничения совсем скоро будут сняты и все желающие полетят в долгожданный отпуск.

Фото из личного архива героини

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ