Рассказываем о некоторых нюансах советско-польской войны и Рижского мирного договора

О некоторых нюансах советско-польской войны и Рижского мирного договора — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Подписание Рижского договора, 1921

Негуманные методы

Едва завершилась Первая мировая война, назрел геополитический конфликт между советской Россией и Польшей, связанный с территориальными претензиями. Поражение Германии, слабость послереволюционной России подви́гли политиков Варшавы добиваться возврата земель, которые до 1772 года входили в состав Польши, а это на тот момент часть Беларуси, Литвы, Украины. Земли попали под власть польской короны в ХVI веке. В XVIII столетии при Екатерине их присоединили к России, так как ранее, в IX–XIII веках, они были частью Киевской Руси. Имел место и период, когда с 1253-го они находились под юрисдикцией Великого княжества Литовского (ВКЛ). Юзеф Пилсудский, которого Регентский совет назначил Временным начальником государства, грезил о восстановлении прежних границ Речи Посполитой. Он хотел создать многонациональную федерацию, в которой белорусы и другие народы лишь формально получили бы независимость, фактически же зависели бы от титульной нации — поляков. Советское правительство преследовало свои цели, желая сохранить в составе страны западные губернии Российской империи. Конфликт интересов вылился в советско-польскую войну. О некоторых обстоятельствах ее ведения рассказывал своему отцу будущий министр иностранных дел Польши Юзеф Бек: «В деревнях мы убивали всех поголовно и всё сжигали при малейшем подозрении в неискренности. Я собственноручно работал прикладом». Появление польских военных привело к локальным восстаниям в ряде белорусских городов. Вооруженные поданные Пилсудского тут же расправлялись с сочувствующими советской власти. Устраивали еврейские погромы, выдавая их за акции по борьбе с большевизмом. Целью обстрелов нередко становились госпитали, отмеченные медицинским крестом. Устраивали грабежи. А ведь речь идет об армии, называвшей себя оплотом христианства. Американский представитель при миссии Антанты в Польше генерал-майор Джордж Кернан в апреле 1919-го писал президенту Вудро Вильсону: «Хотя в Польше во всех сообщениях и разговорах постоянно идет речь об агрессии большевиков, я не мог заметить ничего подобного. Напротив, я отмечал, что даже незначительные стычки на восточных границах Польши свидетельствовали скорее об агрессивных действиях поляков…»

Война технологий

В течение войны Минск неоднократно переходил из рук в руки. То его оккупировала польская армия, то потом возвращалась Красная армия. Нельзя забывать, что параллельно молодое советское государство вело Гражданскую войну. Пилсудский намеревался объединиться с белым движением, но ему даже не ответили, так как представители Колчака не разделяли польских территориальных претензий. Сначала было похоже на то, что война станет затяжной. Потом Красная армия начала добиваться всё больших успехов. Освободила Минск, Киев, находилась в 22 км от Варшавы. Но всё решилось не на поле боя, а благодаря одной из первых в истории акций по ведению технологической войны. В августе-сентябре 1919 года польские шифровальщики под руководством Яна Ковалевского взломали радиошифры РККА. Пилсудский немедленно сформировал расширенную команду с большой сетью для радиоперехватов. В нее вошли профессора-математики. У поляков оказались в руках радиодепеши, подписанные Троцким, Тухачевским, Якиром и Гаем. В результате основные силы Западного фронта под командованием Тухачевского потерпели сокрушительное поражение в августе 1920-го. Погибли и пропали без вести около 30 тысяч красноармейцев. Примерно 100 тысяч попали в плен. Советское правительство вынуждено было пойти на примирение с Польшей.

Политическое чревоугодие

Переговоры начались в Минске, потом были перенесены в Ригу и длились 5 месяцев. Историк Анатолий Великий писал: «Беларусь имела историческое право на свои земли и право на самоопределение нации. Но не имела силы, чтобы отстоять и то и другое». Во многих источниках указано, что предварительный и окончательный мирные договоры подписывали без участия представителей советской Белоруссии.

Белорусскую сторону действительно не пригласили, сославшись на то, что мир заключается между Польшей и Россией. Но один из самых активных белорусских руководителей не мог оставаться в Минске, узнав, что вопрос стоит о разделе белорусских земель. Это Александр Червяков. Он приехал в Ригу неофициально. Выяснив, кто он, польская сторона заявляла, что Червяков — представитель мифического государства и что такового не существует. Тогда российская сторона потребовала участия в переговорах белорусского представителя. Поляки признали полномочия Червякова, предоставили ему слово. Он так виртуозно высказался об уникальности и самостоятельности белорусов, автономности белорусских земель, что сами москвичи напомнили: белорусская республика — часть советской страны, а не что-то отдельное, и обвинили его в сепаратизме. В результате присутствие Червякова никак не повлияло на исход переговоров.

Польская делегация вела себя на форуме как сторона, аргументы которой закреплены силой оружия. Советская была готова на территориальные уступки в связи с желанием бросить все силы на борьбу с армией барона Врангеля, которая вела наступление на юге Украины. Кроме того, Россию и Украину охватила волна крестьянских восстаний. Поляки об этом знали.

18 марта 1921-го в результате подписания Рижского соглашения Белоруссия потеряла 108 тысяч км2, на которых проживало преимущественно непольское население. Около 4 млн белорусов оказались в чужом государстве. Наша республика на карте 1921 года — Минск и шесть близлежащих уездов с населением 1,6 млн человек. Кроме территориальных претензий Польше простили долги с 1772 года. Это означало невозврат займов за 150 лет. Кроме того, советское правительство обязалось выплатить 30 млн золотых рублей за вклад Царства Польского в хозяйственную жизнь Российской империи и передать польской стороне имущества на сумму 18 млн золотых рублей. Поляки всё получили, хотя новое государство большевиков не объявляло себя юридическим наследником царской России в вопросах войн с Речью Посполитой в XVIII веке! Позже Сталин давал понять, что все 1920-е и 1930-е воспринимал результаты этих переговоров как личное поражение. Вспоминали их и советские командармы, так как десятки тысяч их подчиненных погибли в польском плену. Чревоугодие — грех. Тем более политическое. Неуемные аппетиты тогдашних польских политиков запомнились многим и сыграли свою роль в ряде решений сентября 1939-го, принеся горе польскому народу.

Что посеешь

Как только ворота Польши в 40 км от Минска захлопнулись, началась жесткая полонизация белорусского населения. Установили запрет на использование национального языка в государственных учреждениях. Издания на родном языке стали автоматически считать провокационными, антипольскими.

За предшествовавшие 150 лет, в течение которых земли являлись западной окраиной России, в крае выкристаллизовался местный белорусский менталитет. На магазинах висели белорусские вывески. До 1917 года на территории Западной Белоруссии действовали около 400 белорусских школ, 2 семинарии и 5 гимназий. К середине 1930-х все школы были окончательно преобразованы в польские, а две трети православных храмов превращены в костелы. Непоправимый ущерб нанесен белорусскому этносу. Культурные начинания белорусов подвергались преследованию. При малейшем подозрении в симпатиях к СССР граждан бросали в тюрьмы как потенциальных агентов Москвы. Белостокский воевода Генрих Осташевский позже вел националистическую риторику, писал, что белорусы представляют собой пассивную массу без широкого народного сознания, без собственных государственных традиций. Своими антибелорусскими действиями польское правительство вырастило на присоединенных территориях целое поколение, воспринимавшее представителей польских властей как оккупантов. Многие из этого поколения в результате стали лидерами подполья и сопротивления.

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ