Рай в шалаше: почти в центре Минска два человека полтора года живут в самодельной палатке

Почти в центре столицы в самодельной палатке уже полтора года живут два человека. С бездомными пообщалась корреспондент агентства «Минск-Новости».  

Недавно позвонил знакомый и рассказал историю. Прогуливаясь недалеко от улицы Дружной, набрел на небольшой островок частного сектора. То, что увидел, поразило: прямо возле домов — палатка, в которой живут двое бездомных. Охраняет это жилище привязанная к дереву молодая овчарка.

Решила проверить информацию. От станции метро «Площадь Ленина» идти до пункта назначения в Студенческом переулке 5-7 минут. Единственное, если никогда здесь раньше не был, найдешь с трудом. Но там, где прежде стояла палатка, остались лишь старый кроссовок, бутылки из-под воды и горячительных напитков, дрова. Местные жители подсказали: пара перебралась куда-то неподалеку.

Между улицей Могилевской и железной дорогой тянется огромная труба теплопровода. По словам местной жительницы Валентины, в холодный период бездомные грелись возле нее. Подошли к трубе, дотронулись: холодная.

Пройдя еще около 100 м, увидели палатку. Поскольку она из прозрачного полиэтилена, внутри несложно заметить движение. Пришлось лезть через трубы, иначе не подобраться. Смущало, что сооружение слишком маленькое для человека. Оказалось, его сделали для щенят. Почуяв чужих, малыши выбрались из своего жилья и с тявканьем бросились бежать. Они-то и подсказали направление поиска: вдалеке виднелся силуэт еще одной палатки, возле которой стоял человек.

Подошли поближе, познакомились. Геннадий показался открытым и дружелюбным. Его спутница Наталья на контакт идти поначалу отказывалась. Первые 10 минут женщина (на вид лет 40) перебирала в стороне посуду и искоса смотрела на незнакомцев. Затем интерес все-таки победил и она робко приблизилась к нам. Спросила, кто такие, и уже через полчаса полностью излила душу и даже пригласила заглянуть внутрь «квартиры». А там… Так и хочется сказать уютно: и диван, и тумбочка, и будильник.

Наташа с Геной живут здесь уже около полутора лет. До этого более 10 лет ютились на птичьих правах у знакомой бабушки в одном из домов в Студенческом переулке: какая-никакая компания и помощь старушке. Случился инсульт, и ее забрала к себе дочь. Постояльцам пришлось съехать.

…Жизнь Наталью потрепала. Круглая сирота, жила в детдоме, получила четвертый разряд керамиста. Работала дояркой в Радошковичах, барменом в кафе, посудомойкой и официанткой в Минске. Познакомилась с парнем, строила планы на будущее, ждала ребенка. Но избранник оказался пьяницей, дебоширом, и она ушла от него. Осталась одна без жилья, работы и средств к существованию.

Наконец Наталье, как она сама считает, судьба улыбнулась: встретила настоящую любовь — своего Геннадия и с ним уже 15 лет.

— Живем мирно, не ссоримся. Детей пока нет, но очень хотелось бы, — с грустью в голосе говорит женщина.

Геннадий уже 21 год как на улице, недавно только восстановил паспорт. А началась такая жизнь с тюрьмы.

— Это было в середине 1990-х. Вручную бетонировал полы в гаражах. За работу обещали определенную сумму, однако вообще не заплатили. Взял свое, за что и сел. Тогда, 23 года назад, меня судили по статье 205, часть 3, Уголовного кодекса Республики Беларусь (кража, совершенная в крупном размере. — Прим. авт.). Сейчас за такое дают 5 лет, тогда отделался двумя. Бывшие наниматели насчитали иск на 1 000 долларов в эквиваленте. Это были очень большие деньги. Но даже следователь не поверила, что сумма столь велика. Провели независимую экспертизу — остался должен в 3 раза меньше. Решили на мне нагреться, не получилось, рассказал мужчина.

Если о причинах нынешнего положения Геннадий рассказал охотно, то на все вопросы о том, где, как и с кем жил прежде, как оказался на улице, говорить отказался наотрез.

После того как дом гостеприимной бабушки пришлось покинуть, свое жилище супруги обустроили быстро, в основном из вещей, которые нашли на мусорке. Что-то отдали жители частного сектора, например диван. С ними отношения у Геннадия и Натальи сложились хорошие: одним яму выкопают, другим уголь разгрузят, третьим воды принесут, дров нарубят. За это им могут заплатить или дать продуктов. Но есть и другие источники дохода.

— Раньше работали грузчиками на приемном пункте вторсырья, в день выходило по 25-30 рублей. А сейчас везде, где хорошо заплатят. Летом косим траву, собираем и сдаем металл. В хорошие дни на двоих зарабатываем 100 рублей. Стараемся день отдыхать, два работать, говорят собеседники.

Из еды покупают макароны, овсянку — все, что можно быстро приготовить. Этим же кормят и щенков.

— В палатке не холодно. Она военная, брезентовая. Расскажу, как греемся: беру ведро, пробиваю дырки, разжигаю костер и забрасываю угли в ведро. В палатке становится тепло, как возле печки. Раньше так на севере грелись, — поделился незамысловатым методом Геннадий.

Откуда знает северные хитрости, собеседник опять скромно умолчал. Вероятно, годы жизни без дома и не такому научат.

На земле увидела батарейки. Заметив мой взгляд, Геннадий полез в карман куртки. Думала, достанет фонарик, а он вытащил… цифровой фотоаппарат-мыльницу. И совсем огорошил, когда сообщил: фотографирует кражи. Оказалось, и у них из палатки, случается, воруют. Но в милицию, понятное дело, не обращается. Зачем ему эти фото, так и осталось загадкой.

На вопрос, почему не обращаются в Дом ночного пребывания лиц без определенного места жительства, отвечает: не берут, поскольку не минчане.

— А вы просились?

— …

Пока что-то менять в привычном течении жизни супруги не намерены. Но все же подумывают уехать на родину Натальи в Радошковичи: в деревне у нее остался дом от деда. Хоть Минск и хлебный город, а под открытым небом да в палатке все же не сахар.

Распрощавшись с Геннадием и Натальей, решили узнать у местных жителей, не беспокоит ли их такое соседство.

— Да пусть живут, — говорили все, с кем удалось пообщаться. — Тихие, не дебоширят.

Правда ли, что наших новых знакомых не хотят принимать в Дом ночного пребывания лиц без определенного места жительства? Решили выяснить это у директора учреждения Павла Золотухина:

— Мы принимаем минчан или тех, кто когда-либо проживал в столице. Последние должны обратиться в отдел по гражданству и миграции Партизанского района. В зимний период проходит акция «Социальный патруль»: мы даем кров абсолютно всем, кто нуждается в ночлеге.

Фото автора

ТОП-3 О МИНСКЕ