Разрушать стереотипы и воплощать мечты. Интервью с режиссером-постановщиком музыкального театра Валерией Чигилейчик

Когда говорят о профессии режиссера, представляется, как правило, человек, умудренный опытом, холерического темперамента, умеющий подавлять своим авторитетом окружающих. А молодая, улыбчивая и легкая в общении режиссер-постановщик Белорусского государственного академического музыкального театра Валерия Чигилейчик совершенно не подходит под это описание. Корреспондент агентства «Минск-Новости» узнала, как ей удается разрушать стереотипы, находить общий язык с артистами и воплощать на сцене свои мечты.

— В детстве, когда у меня спрашивали, кем хочу стать, отвечала, что учителем скрипки. Но для этого нужны гиперусидчивость и сила воли, чтобы заниматься через не могу, а я была творческим и активном ребенком. В родных Осиповичах старалась посещать различные кружки: пела, танцевала, лепила из теста, в театральную студию ходила… Знала, что любовь к музыке останется со мной навсегда. Люблю ее во всех проявлениях, но в музыкальное училище по классу скрипки не поступила и… очень благодарна за это судьбе! Поняла, что хочу стать актрисой и без меня театры точно не обойдутся. А когда приехала в Белорусскую государственную академию искусств, меня прослушали и посоветовали попробовать себя в качестве режиссера. Вначале сомневалась в правильности этого предложения, а потом поступила на режиссуру. Счастлива, что оказалась на курсе у Михаила Ковальчика.

— Какие его напутствия вы запомнили?

— Он — волевой человек. Личность. Никогда не навязывал свое мнение, давал творческую свободу. Много рассуждал, и нас учил этому. В творческом тандеме с Эмилией Ковальчик они советовали нам не бояться ошибок, а учиться на них. Вспоминаю слова и моего преподавателя Ильи Кургана: «Научить нельзя, научиться можно». Вместе с ним осваивали логику речи, разбирали тексты, работали над произведениями, старались мыслить, чувствовать и быть людьми.

— И вот теперь вы — режиссер. Сложно представить вас суровой и требовательной. Или, придя в репетиционный зал, перевоплощаетесь?

— Стараюсь оставаться собой, доносить до зрителей личную позицию, боль и острую мысль. Работа с актерами сложная и психологически тонкая, к каждому нужно найти подход, ищу точки соприкосновения. В первую режиссерскую тетрадь переписала все имена и отчества актеров, чтобы обращаться лично к каждому. Стараюсь относиться уважительно, слушать, что предлагают коллеги, и критику в свой адрес. Выступаю за диалог и не выношу плохое настроение на площадку.

— Большинство спектаклей, которые вы поставили, — детские. Это ваш выбор, или была необходимость пополнить репертуар для самых маленьких зрителей?

— Я очень люблю сказки, во многих спектаклях сама писала либретто (сценарий). Мне нравится работать для этой публики и следить за реакцией из зала. Подслушиваю, что дети говорят, какие персонажи им нравятся больше. Если им что-то не понравится, они не станут притворяться или выжидать конца спектакля лишь потому что мама оплатила билеты. Будут шуметь, галдеть, играть в телефоне. Поэтому нужно искать интересную форму, которая будет понятна им. Моя дипломная работа была «Приключения Кая и Герды («Снежная королева»)», а потом предложили написать «Бал у Золушки», появился «Летучий корабль», «Тайна пиратских сокровищ»… Есть в моем багаже и спектакли для взрослых: «Письмо незнакомки», «Комедия».

— Какие привычки у вас появились благодаря профессии?

— Любое произведение не могу читать ради удовольствия, постоянно анализирую сюжет. А еще слежу за тем, что происходит в мировых театрах. Режиссером нужно учиться быть: наблюдать за людьми, совершенствоваться в профессии.

— Как считаете, проще ставить произведения, с которыми до вас никто не работал, или мировую классику?

— На спектакли по мотивам любимых произведений зрители придут, но существует высокая планка, поднятая до тебя, и ты не имеешь права ее опустить, сделать неинтересный спектакль. Тебя есть с кем сравнивать.

— А какую мысль вы хотите донести до зрителей в спектакле «Комедия», премьера которого состоялась этим летом?

— Хотела бы посмеяться над собой, над тем, что мы привыкли жаловаться на судьбу, искать виноватых вместо того, чтобы принять решение и изменить ситуацию. Я долго не читала сценарий, откладывала этот момент, произведение мне было не близко, но задача режиссера — влюбиться в материал, над которым нужно работать. И в какой-то момент это произошло. Огромное спасибо актерскому составу, вижу, работает с наслаждением и самоотдачей.

— Вы сейчас трудитесь над спектаклем о Домовенке Кузе. Останутся ли там любимые многими персонажи и их реплики, которые помнят дети и взрослые?

— Мультфильм сложно полностью перенести на сцену, но знаковые моменты, конечно, останутся. Они и сейчас вызывают улыбку. Это будет наивно-добрый спектакль для самых маленьких, которые только познают мир и театр.

— В театре вы три года. За этот период определились, что он для вас: рабочая площадка, дом, творческая лаборатория?

— Всё вместе. Слабо представляю жизнь без музыкального театра с его неповторимой атмосферой, творческим составом и сценой. Хотелось бы посвятить ему свою жизнь и делать уникальные, интересные постановки, экспериментировать. Хотелось бы поставить психологическую драму, например, по пьесе драматурга Генрика Ибсена «Йун Габриэль Боркман», а еще мюзикл бродвейского уровня. Зрителей нужно учить и баловать хорошим материалом.

— Что можете посоветовать тем, кто только мечтает стать режиссером?

— Сложно дать совет, особенно 17-летним, ведь в профессию еще идут не они, а их иллюзии и мечты. Если не боитесь совершать ошибки — дерзайте. Не попробовав, не поймете: ваше это или нет. Режиссер ведь может быть и педагогом, и продюсером, и актером… Эта профессия совмещает в себе многие другие. Важно не лениться и уметь себя критиковать.

Фото предоставлено Белорусским государственным академическим музыкальным театром

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ