Реликтовый вид

Александр Левкевич
Автор материала:
Александр
Левкевич
учитель школьники СШ 45

Почему упал престиж профессии учителя, а в школах так мало педагогов-мужчин.

Вот и новый учебный год. Уже в 16-й раз кряду я проведу его не за учительским столом. А до того, представьте себе, 12 лет в меру сил и способностей сеял разумное, доброе, вечное. Хаять то время не собираюсь — это была моя молодость. А ей, как известно, свойственно ошибаться. Случались у неопытного учителя и классного руководителя досадные неудачи — из них старался делать правильные выводы. Были и успехи, которые греют душу до сих пор. Одним словом, есть о чем вспомнить.

Но настал момент, когда решил уйти из профессии. Чего уж там, система образования не понесла невосполнимую утрату. Но и я сожалений не испытывал. На этот шаг меня подтолкнули сразу несколько причин. Во-первых, тогда, в конце 1990-х, школьные учителя просто погрязли в навязанной бумажной работе. Приходилось готовить немалое количество всевозможных отчетов, рейтингов, планов, отнимавших уйму времени и всё больше раздражавших меня (и моих коллег тоже). Мы-то считали, что истинное предназначение учителя — преподавать свой предмет, а не заниматься бумаготворчеством. Однако строгая школьная администрация и проверяющие из районов думали иначе… Во-вторых, наповал убивали дети (как правило, ученики очень и очень слабые), которые четко уяснили свои права, но плевать хотели на обязанности. Причем права ребенка во главу угла ставили и вышеупомянутые проверяющие. В памяти прочно засела гневная фраза одной дамы, брошенная всему педколлективу: «Ставя ученику двойку за четверть, вы ставите ее себе». Я тогда подумал, что стал бесправным существом. Мне не дают возможности реально оценить неуча-наглеца, который, ухмыляясь, заявляет: «Всё равно трояк поставите».

Третья причина, заставившая меня сказать школе «прощай», — невысокая заработная плата. А куда ж без денег? Их должен зарабатывать и холостой мужчина, и тем более женатый. Иначе супруга, мягко говоря, не поймет.

Готовя эту публикацию, набрал номер своего институтского друга Виктора. Кто, как не он, уже более 25 лет постоянно работающий в сельской школе на Брестчине, сможет ответить на мой вопрос — изменилось ли что-то? Витя сразу заверил: бумажной работы у педагогов-предметников стало заметно меньше, у классных руководителей ее чуть побольше. Обнаглевших детей по-прежнему много. По мнению друга, престиж профессии невелик. Даже на селе, где учителей испокон веков уважали. Что касается зарплаты, то она остается невысокой: даже водитель крепкого местного сельхозпредприятия получает больше директора школы.

— А сколько у вас учителей-мужчин? — интересуюсь у Вити.

— Со мной пятеро. Из 25 членов педколлектива.

Согласитесь, негусто. Вспоминаю свою первую школу, куда в 1994-м приехал работать после института, — я стал 12-м в дружной мужской диаспоре. А в мои школьные годы педагогов-мужчин было и того больше. Сейчас в родной альма-матер трудятся лишь директор, физруки и трудовик.

— Не имею ничего против женщин-учителей, но мужики в школе очень нужны. Как воздух. Так и напиши! — подытожил на прощание Виктор.

Изменится ли когда-нибудь ситуация к лучшему или мужчина в педколлективе всё так же будет восприниматься как реликт, предположить не возьмусь…

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое