Рождение святых ликов — особое таинство. Как в Свято-Елисаветинском монастыре пишут иконы

Вглядываясь в одухотворенные образы святых, понимаешь: кроме главного назначения — молитвенного — икона обладает еще одним важным свойством. Она дарит человеку надежду, веру, любовь… Корреспондент агентства «Минск-Новости» побывала в уникальной иконописной мастерской Свято-Елисаветинского монастыря — подробности в материале.

В новое здание Дома трудолюбия иконописцы переехали недавно. Здесь все просто и аскетично, видно, что потихоньку обживаются.

— Мастерская была создана более 20 лет назад, — рассказывает священник-иконописец Сергий Нежборт. — Первоначально в ней работали три человека, я был одним из них. Образование у всех художественное, но светское, поэтому учились на своих ошибках.

Постепенно иконописная мастерская Свято-Елисаветинского монастыря расширялась. Сегодня в ней трудятся около 20 человек.

— Кто-то окончил художественную школу, у кого-то вообще нет диплома, — продолжает священник. — Думаю, в мастерскую людей ведет промысел Божий. И многие здесь находят себя. Иконописание — это церковное служение Богу, органичная часть духовной жизни. Поэтому для тех, кто создает святые образы, абсолютно естественно посещать храмы, причащаться, исповедоваться. Выполняя послушание, вести молитвенную жизнь.

Утро в мастерской начинается с молитвы. Обращаясь к Всевышнему за помощью, иконописцы просят благословения и приступают к работе.

— Мы трудимся в традиционной технике. Используем залевкашенные доски (покрытые меловым грунтом. — Прим. авт.) и краски на минеральной основе, — раскрывает секреты мастерства священник.

Создание святых образов начинается с того, что на доске с левкасной основой тушью либо карандашом делается рисунок. Затем слой за слоем художник наносит краску. Это сложная и кропотливая работа: от послойности зависит «свечение» святых ликов — та радость, которая характерна для русской иконы. В конце образ покрывают олифой.

Творческий процесс в мастерской узкоспециализированный. Одни выполняют левкасные работы, другие растирают краски, третьи пишут иконы, покрывают их олифой. Разные люди гармонично взаимодействуют в едином труде, и от их умения почувствовать друг друга зависит общий успех.

Сергий Нежборт признается: несмотря на большой опыт в написании икон, нередко ловит себя на мысли, что предстоит еще учиться и учиться:

— Иногда кажется, образ написан хорошо, но спустя некоторое время замечаешь технические недочеты… Продолжаю изучать святые лики в музеях, храмах, общаться с иконописцами из других стран.

Сергий Нежборт открыл для себя православие в 14 лет. Приняв крещение, стал посещать богослужения, причащаться. Будучи студентом Белорусской государственной академии искусств, пришел в иконописную мастерскую Свято-Елисаветинского монастыря и задержался в ней на долгие годы.

***

По образованию Мария Латышонок — архитектор-дизайнер, но истинное призвание нашла в другом — написании икон. Девушка трудится в мастерской уже несколько лет.

— Окончив иконописную школу при монастыре, прониклась процессом создания святых образов, — рассказывает она. — Их написание — сакральное действо, требующее определенного душевного состояния.

По мнению Марии, при создании иконы происходит диалог между художником и святым. Поэтому, настраиваясь на работу, она старается как можно больше прочесть о том, кого будет изображать, глубоко вникнуть в историю его жизни.

Находясь в светлой, наполненной воздухом и молитвой мастерской, реально осознаешь, что рождение святых ликов — особое таинство. Возможность приблизиться к Господу. Ведь создан человек по подобию Божьему… И мирская суета отступает на второй план, важными становятся истинные ценности.

Фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ