Розы на граните

Оксана Мытько
Автор материала:
Оксана
Мытько

76 лет спустя я все-таки разыскала место, где принял свой последний бой мой дед.

Судьба, постигшая в Великую Отечественную многих, — пропал без вести. Долгие годы единственной информацией, которой располагала наша семья, была пара скупых строк от ­командира. В июле 1945-го в ответ на запрос моей бабушки тот сообщил: в боях с немецкими захватчиками 8 января 1944-го Кривец Матвей Владимирович был ранен и отправлен на лечение. Да еще воевавший вместе с дедом земляк из Нежина Митрофан после войны рассказывал: ранило Матвея в живот, в госпиталь-то повезли, но был уже не жилец…

Семь лет назад я решила: нужно попытаться установить, где именно он погиб и похоронен. Написала запросы в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации в Подольск, в архив военно-медицинских документов в Санкт-Петербург. Факты службы в 498-м стрелковом полку 132-й стрелковой дивизии и ранения 8 января 1944-го подтвердили, но ответов на мои вопросы так и не нашлось.

В прошлом году судьба свела меня с девушкой, которая, как и я, много лет искала могилу погибшего на войне родственника — своего прадеда. И смогла найти место его захоронения на территории Польши. Она рассказала мне о поисково-историческом форуме https://smolbattle.ru, где ей очень помогли. Я решила — это мой шанс. И не ошиблась.

Шаг за шагом, документ за документом, карта за картой… Небезразличные пользователи сайта помогли выяснить, что свой последний бой дед принял за освобождение д. Холодники Калинковичского района. Нашлось даже описание этого сражения в донесении дивизии. И много другой важной информации. Я, конечно, знала, что архивы военных лет уже много лет оцифровывают и выставляют на специально для этого предназначенных ресурсах. Но человеку неподготовленному без посторонней помощи разобраться не так-то просто. Спасибо людям, готовым подставить свое плечо.

И вот я с мужем и дочкой в Холодниках. Трудно себе представить, что за эту тихую деревушку в январе 1944-го три дня шел кровопролитный бой, погибли и были ранены сотни человек. Враг возвел здесь два оборонительных рубежа, большинство домов приспособил под дзоты. В глубине обороны были расположены артиллерийская и минометная батареи, до 18 танков и самоходных пушек, зарытых в землю. Да, тяжко нашим пришлось.

В центре деревни сейчас братская могила, в которой похоронены 573 советских воина. Там всё чисто, ухожено, стоят венки и корзины с цветами. Такие места памяти раньше всегда ассоциировались у меня с гвоздиками. Но сейчас я привезла красные розы — в них больше тепла и любви, которые мне так хотелось выразить лежащим здесь бойцам.

Съездили мы и в соседнюю деревню Мироненки, где, как мне помогли установить, в те дни располагался обслуживающий 132-ю стрелковую дивизию 223-й медсанбат. Там тоже братская могила, в ней 315 бойцов, более 100 из которых безымянные. С большой долей вероятности можно предположить: среди них и Матвей Кривец. Сверив выбитые на гранитных плитах фамилии со списком умерших 223-го медсанбата, убедилась: тут покоятся немало его однополчан, дата смерти с 8 по 12 января 1944-го. Значит, везли тяжелораненых из Холодников именно сюда.

Почему же фамилии деда не оказалось в документах медсанбата? Причин могло быть много. В нескольких километрах шел кровопролитный бой, привозили большое количество раненых — до документации ли в таких условиях. Не говоря уже о том, что машину могли разбомбить по дороге. Ясно одно: мой поиск еще не закончен. Но даже если больше ничего найти не удастся, теперь есть куда привозить красные розы…

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое