Руководитель аппарата НАН Петр Витязь о перспективах белорусской науки

Перечень наград, званий, научных достижений руководителя аппарата Национальной академии наук (НАН) Беларуси Петра Витязя впечатляет.

Хорошо знающие Петра Александровича люди отмечают его редкую работоспособность и трудолюбие. Корреспондент агентства «Минск-Новости» смогла убедиться в этом сама, когда академик назначил интервью на 7.30 утра. А увидев внушительный рабочий стол, весь в книгах, папках, документах, поняла, сколько дел ежедневно требуют его внимания и почему он никак не найдет времени заняться мемуарами.

Больше делаешь – больше успеваешь

– Петр Александрович, что побуждает вас приходить на работу на час раньше?

– Это уже привычка, от которой не хочу отказываться. Когда был сотрудником НИИ порошковой металлургии, приходилось совмещать работу и подготовку диссертаций. И такой жизненный ритм уже стал органичным. Поднимаюсь в 6.00. Из дома до академии полчаса пешком. По дороге планирую предстоящий день. Конечно, потом не всегда удается придерживаться плана из-за непредвиденных вопросов, но все-таки стараюсь по максимуму выполнить намеченное.

– Чем объясняете свою высокую работоспособность?

– Думаю, отчасти это гены. Еще сельская закалка и, конечно, здоровый образ жизни, оптимизм, физическая нагрузка. Вырос я на хуторе в Березовском районе Брестской области в многодетной семье. С малых лет приходилось рано вставать, кормить скотину, помогать по хозяйству родителям. Потом – 5 километров пешком в школу. Когда после войны отец подарил лыжи и велосипед, эту дорогу стал преодолевать быстрее. По сей день очень люблю трудиться на земле. С удовольствием выполняю на даче любую работу. А еще убедился, насколько верно выражение «Чем больше делаешь, тем больше успеваешь».

Возвышенное и земное

– Вы отвечаете в Академии наук за сотрудничество с Россией. Отражаются ли на взаимоотношениях ученых политические события, мешают ли осуществлять совместные научные программы?

– Редкие примеры того, как политические перемены влияют на поведение отдельных ученых, конечно, есть. Но в целом мы находим общий язык с коллегами и из ближнего, и из дальнего зарубежья. С момента образования Союзного государства я участвовал в формировании союзных программ, сопровождении и контроле их выполнения. Межакадемический Совет по отбору проектов (я сопредседатель от Беларуси, Жорес Алферов – от России) формирует новые направления промышленного развития на базе научных знаний, способствует расширению интеграции. Пока у нас полное взаимопонимание и поддержка.

– А еще вы курируете в Академии наук развитие космической отрасли. После запуска собственного спутника Беларусь вошла в число космических держав. Каковы дальнейшие планы на этом пути?

– Спутник, на который было затрачено около 17 млрд рублей, себя уже окупил. Теперь разработана новая программа космического развития. Ученые занимаются созданием следующего спутника, с более высоким – в 4 раза – разрешением съемки поверхности Земли. Он должен появиться через 3–4 года и станет более коммерческим. Задачи по использованию космических технологий все время расширяются.

– Идет ли в науку молодежь? Что, на ваш взгляд, можно сделать, чтобы связь научных традиций и школ не прерывалась и ряды ученых пополняли самые талантливые?

– Молодежи в Академии наук становится все больше. Есть юноши и девушки, которые настроены слишком прагматично и потребительски. Они в этих стенах не задерживаются. А многие по-настоящему влюблены в науку. Неподдельный интерес вижу в глазах учащихся, которые занимаются в школах юных исследователей при наших институтах и НПЦ. Конечно, зарплаты ученых сегодня невелики. Поддерживаем молодежь чем можем. И по линии Президента – специальными стипендиями, и решением жилищного вопроса. У Академии наук есть свои поликлиника, детсад, детский оздоровительный лагерь. Наша цель – создать такую систему, которая позволяла бы отбирать одаренную смену начиная буквально с детсада. Талантливую молодежь нужно опекать в школах и вузах вплоть до поступления в аспирантуру.

Академия наук – бренд державы

– 60–70-е годы прошлого века порой называют золотым веком белорусской науки. А как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию? Есть ли в обществе понимание ценности науки, того, что от нее зависит качество нашей жизни завтра?

– Экономисты утверждают: 90 % роста ВВП любой страны обеспечивается использованием научных знаний в производстве, системах управления и подготовки кадров. Такие страны, как Южная Корея, Финляндия, стремительно рванули вперед в своем развитии, увеличив вложения в научную сферу до 2,5–3 % ВВП. Причем средства направляли не только на развитие собственных знаний, но и на приобретение новейших зарубежных технологий, закупку патентов. Только так можно развивать новую индустрию. В Беларуси пока на науку выделяется менее 1 % ВВП. Этого маловато для динамичного развития. Конечно, пытаемся привлекать ресурсы из других стран, участвуя в европейских, союзных научных программах, где можно выиграть гранты. Но этого недостаточно. В науке денег всегда не хватает. Потому что планы огромные, их надо воплощать. На мой взгляд, для большего престижа труда ученых нужно чаще говорить о всенародных проблемах, чтобы рядовые граждане лучше понимали значение науки как двигателя прогресса. Только при использовании новейших знаний можно создать новые технологии.

– В свое время речь шла о том, чтобы реорганизовать Академию наук, передать науку в вузы.

– У нас своя академическая научная школа, свои традиции, которые стоит сохранять. Совершенствовать систему нужно. Но эволюционно, а не круша все без разбора. Разрушить всегда проще, чем создать. Национальная академия наук – это элемент имиджа государства. Это не только здание, это коллектив, это бренд державы, ее престиж.

– Петр Александрович, слышала, что во внутреннем дворике здания академии должна появиться аллея славы. Какой она будет?

– Пока решение по этому вопросу не принято. Есть желание во внутреннем дворике нашего центрального здания представить своеобразное «золотое кольцо» из скульптур тех белорусских ученых, которые внесли особо значимый вклад в мировую науку. Среди них, например, должна появиться фигура Казимира Семеновича, изобретателя прототипа многоступенчатой ракеты, автора книги «Великое мастерство артиллерии», по которой учились все европейцы. Что касается аллеи славы, то предполагается отразить в ней образы наиболее авторитетных отечественных ученых, которые развивали именно белорусскую науку.

Делай добро и не помни зла

– У вас много учеников. Под вашим руководством 14 специалистов стали докторами наук, 34 – кандидатами. Встречались ли с неблагодарностью и непорядочностью с их стороны?

– В жизни всякое бывает. Но мое жизненное кредо – если можешь, делай добро и никогда не помни зла. Если поступки учеников казались мне некрасивыми, я обычно высказывал свое мнение об этом, но старался долго не застревать на обидах, не объявлял «крестовый поход». И, как правило, спустя время ситуация выравнивалась, люди по-другому оценивали свое поведение.

– Многое ли, по-вашему, в жизни человека определяет его величество случай?

– Я считаю, счастливый случай важен для каждого, но он обычно выпадает неслучайным людям, тем, кто проявляет активность. В свое время я работал на заводе «Ударник», там размещалась лаборатория порошковой металлургии. И поскольку всегда хотел заниматься наукой, часто заглядывал туда, интересовался. Спустя время мне предложили там работать. Это определило всю мою дальнейшую судьбу. Огромной удачей в жизни стала встреча с талантливым организатором науки Олегом Романом, который возглавлял эту лабораторию, позднее стал академиком, лидером целой научной отрасли в республике. Сначала он был моим учителем, потом коллегой и другом. Интереснейший человек, к сожалению, уже ушедший из жизни. При нем отраслевая лаборатория выросла в НИИ порошковой металлургии, а потом в НПО, концерн. Он поощрял нас к изучению иностранных языков, заботился о стажировках за рубежом. Из НИИ порошковой металлургии человек 50 в свое время выехали на учебу в разные страны, что привело к стремительному развитию этого направления.

– Очень удивил тот факт, что в 1960-е годы вы выезжали в Швецию и Англию. В эпоху железного занавеса это ведь было редкостью для советских граждан…

– Да, мне повезло быть в числе первых ученых из СССР, которые выезжали в Швецию в 1966–1967 годах. Позже, в 1972 году, я проходил научную стажировку в Англии – в Бирмингеме. Работать там было невероятно интересно. Это помогло увидеть новые направления развития порошковой металлургии, а также защитить кандидатскую диссертацию.

– Ваше поколение вызывает огромное уважение способностью не бояться жизни, идти навстречу испытаниям. Казалось бы, хуторской парень, и вдруг – Швеция, Англия… Не ощущали ли за границей своей «совковости»? Не было ли проблемы языкового барьера, от которой страдали практически все советские люди?

– Конечно, после школы и института английский знал слабо. Накануне первой зарубежной поездки год учил его в Институте иностранных языков. И все равно разговорных навыков не хватало. Но жизнь заставила – надо было объясняться, чтобы не ходить голодным, чтобы выполнять работу. И день за днем приходила уверенность. Сегодня свободно общаюсь с иностранными коллегами на английском. А что касается «совковости»… Уверен: все в жизни зависит от людей, а среди них всегда есть те, кто готов помочь. Всегда нахожу близкие по духу натуры. Во время учебы в Швеции в молодежном центре играл в баскетбол с американцами, французами, немцами и не чувствовал никаких комплексов. В Бирмингеме мой научный руководитель в свободное время знакомил меня со страной. Его к этому никто не обязывал, просто человеку хотелось сделать мое пребывание на чужбине интересным и комфортным.

Главный ресурс – человеческий

– Выбрал ли кто-то из ваших наследников путь служения науке?

– Только сын Сергей. Он доктор исторических наук. Дочь Валерия работает начальником по менеджменту в одном из белорусско-американских предприятий по производству косметики. Старший внук – экономист по образованию, младшие еще школьники.

– Часто ли бываете на своей малой родине?

– Стараюсь ездить туда хотя бы раз в год, на Радуницу. Посещаю кладбище, где похоронены родные. Иду по ближайшей к нашему хутору деревне, здороваюсь со всеми, но знакомых лиц уже почти не встречаю.

– Вам никогда не хотелось написать мемуары? Какую главную мысль постарались бы донести до читателя, если бы все-таки взялись за такую книгу?

– Пока настолько загружен работой, что на мемуары нет времени. Хотя мысль о них не однажды меня посещала. Рассказать есть что. Помню, с каким трепетом в свое время переступал порог Академии наук. Даже шляпу перед дверями снимал из чувства почтения к тем, кто здесь трудится. Мне все ученые казались небожителями. В этих стенах познакомился с легендарными личностями. Если все-таки сяду писать воспоминания, то наряду с рассказом о коллегах поделюсь своим убеждением в том, насколько важно с детства приучать ребенка к труду – и физическому, и интеллектуальному. Без этого счастье человека недостижимо. Сегодня настолько стремительно развивается наука, что, не занимаясь постоянно самообразованием, человек быстро интеллектуально стареет. Часто слышишь: в Беларуси нет ресурсов. Я не согласен. Главный наш ресурс – человеческий, он позволяет нам освоить любую технологию, решить любую экономическую задачу. Важно развивать традиции любви к родине, природе. Я много беседовал с космонавтами. И все они сходятся на том, что Земля сверху маленькая и беззащитная, что человечеству надо объединяться для защиты жизни, а не воевать.

– Петр Александрович, совместимы ли наука, научное познание и вера в бога?

– Я верю в бога как в некую непознанную силу, которая над нами. Часто в критических ситуациях мы ведь просим бога поддержать, и помощь к нам приходит. Значит, кто-то нас слышит… Вас, может, удивит, но все космонавты, с которыми я общался, верят в бога. У многих из них случались нестандартные ситуации, когда в течение секунд требовалось принять решение, от которого зависела жизнь. И откуда-то приходил мгновенный спасительный ответ. Есть многое, чего мы не можем пока объяснить. Как строились пирамиды? Как возникла Вселенная? Одному богу это известно. А нам еще предстоит узнать.

Справочно

Петр Витязь – академик НАН Беларуси, профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки БССР, лауреат Государственной премии БССР, премии Совета Министров СССР, совместной Премии РАН и НАН Беларуси и многих других. Кавалер орденов Отечества II и III степени, Дружбы народов, награжден медалями Франциска Скорины, «За доблестный труд», «За сотрудничество» Союзного государства Беларуси и России, «За вклад в создание Евразийского экономического союза» III степени, «За заслуги» Федерации космонавтики России. С 1992 года директор НИИ порошковой металлургии Белорусского государственного научно-производственного концерна порошковой металлургии и одновременно руководитель филиала кафедры порошковой металлургии и технологии материалов БГПА. С 1997-го – вице-президент, с 2002-го – первый вице-президент НАН Беларуси. С 2004 года – первый заместитель председателя Президиума НАН Беларуси. С января 2012-го – руководитель аппарата НАН Беларуси.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ