С чего начиналась великая стройка БАМ, как и зачем ее возобновили сегодня

Возможность строительства железнодорожного пути на восток севернее Байкала рассматривали еще в XIX веке. Если взглянуть на карту, станет ясно: Россия, имея дальнюю комнату в восточном крыле дома, не могла попасть в нее. Но проложить ветку, пересекающую семь горных хребтов, 11 крупных рек в районе вечной мерзлоты и повышенной сейсмичности, в те годы технически не представлялось возможным. Подробный экскурс в историю строительства БАМа — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

С задором не вышло

В 1901 году началось движение по Транссибирской магистрали, но ее проложили южнее Байкала. А всем хотелось на север, к полезным ископаемым.

К теме вернулись в 1905 году в дни русско-японской войны. Но вновь поняли, что не готовы. Всерьез о пути, параллельном Транссибу, заговорили в 1924 году в связи с возможной войной с Китаем. Апофеозом стал конфликт СССР и Пекина на КВЖД в 1929 году.

Но еще раньше, в 1926 году, силами Железнодорожных войск РККА начали топографическую рекогносцировку возможного курса трассы. 13 апреля 1932 года Совет народных комиссаров СССР издал постановление «О строительстве Байкало-Амурской железной дороги». Маршрут был понятен: Тайшет — Тындинский — поселок Пермский (преобразован в Комсомольск-на-Амуре) — Советская Гавань. Среди комсомольцев и сознательной молодежи развернули широкомасштабную вербовку работников на многообещающую стройку.

По непонятным причинам организаторы не подумали о механизации, об обеспечении работников питанием, обмундированием, жильем. В результате трехмесячной задолженности по зарплате к осени того же 1932-го даже сознательные граждане, прибывшие на работу, бежали с нее. При наличии 504 землекопов не хватало 12 тыс. Команде из 498 плотников недоставало 5 тыс. 50 бурильщиков не могли справиться с работой, предназначенной для 2,5 тыс. таких, как они. Тогда вспомнили: только что на глазах у удивленных старорежимных инженеров ударными темпами за два года руками заключенных был выстроен Беломорско-Балтийский канал без всяких капризных комсомольцев и активистов, требовавших возведения бань, магазинов, сносных жилых помещений. На основе секретного постановления СНК СССР тему БАМа передали ОГПУ. В ноябре 1932 года создали Управление строительства БАМа ОГПУ и БАМЛАГ. Все это обширное хозяйство возглавил Нафталий Френкель, ранее управлявший работами на Беломоро-Балтийском водном пути. К маю 1933 года в тайге работали 32 тыс. заключенных. Среди них было немало известных людей. Например, философ и инженер Павел Флоренский и писательница Анастасия Цветаева, сестра известной поэтессы. Первые полтора года трудились, не имея даже крыши над головой. Ночлег у костра, 400 г хлеба в сутки — все, что полагалось подневольным землекопам и лесорубам. Приходили новые этапы, умерших сменяли живые, таким образом, 190 км головного участка БАМ — Тында к 1937 году завершили. Правда, доработки длились еще несколько лет. Это считалось началом. Общая протяженность планируемой магистрали — 5 тыс. км. Для каждого участка дороги создавался свой лагерь, а к нему — два вспомогательных. Дорогу должны были завершить к 1945-му. Впрочем, ударные темпы наращивали, так как серия столкновений в 1938 году между Японской императорской армией и РККА у озера Хасан и в 1939-м на Халхин-Голе указывали на вероятность войны с Японией. Железная дорога в этих обстоятельствах требовалась, как воздух.

Хаос, неразбериха

Все планы отменил роковой 1941-й. 18 августа приказали прекратить работы на всех участках, кроме отрезка от станции Известковая до поселка Ургал. Правда, заключенные без работы не остались. Во многом проложенный до войны на костях 190-киллометровый отрезок БАМ — Тында в 1942 году приказали разобрать для постройки рокадной дороги Саратов — Сталинград, так называемой Волжской рокады. Что ж, во многом благодаря ей одержали верх в Сталинградской битве. В мае 1943-го было спущено указание возобновить работы по строительству отрезка Комсомольск — Советская Гавань. Для этого разобрали готовую линию Известковая — Ургал. Явный хаос и бессистемность. Укладывали пути, демонтировали, тасовали, чтобы выполнять меняющиеся приказы в зависимости от изменений обстановки на фронте.

Но все же в августе 1945-го из Советской Гавани в Комсомольск пошли поезда. Хотя участок был построен в черновую и доведен до удовлетворительного состояния только к 1947 году. Работы возобновились и на отрезке Братск — Усть-Кут. К русским заключенным добавились японские пленные. К 1951 году в который раз восстановили и запустили линию Известковая — Ургал.

В марте 1953-го умер Сталин, а летом началась консервация работ. На 20 лет о БАМе забыли. Правда, отдельные участки доводились до ума силами МПС, в частности от Тайшета до Лены (Усть-Кут). Пенитенциарная система теперь не имела отношения к железным дорогам.

Романтика великой стройки

Почему-то так совпало, что именно после советско-китайского пограничного конфликта на острове Даманском в 1969 году работы на БАМе решили реанимировать. Когда нужды обороны страны и интересы промышленности совпадали, дело в СССР спорилось. С начала 1970-х на БАМ начали прибывать комсомольские десанты со всей страны. В их числе белорусский ударный молодежный отряд имени подпольщика Николая Кедышко. В 1975-м в республике объявили комсомольский призыв. Выбирались командиры и комиссары отрядов. Торжественно вручались знамена в здании ЦК ЛКСМБ на К. Маркса, 40. Жившую тогда маму Кедышко тоже привлекли к проводам комсомольцев. Стройка так популяризировалась, что в бригаду можно было попасть только по конкурсу. На определенном этапе на одно место претендовали 15 человек! Поначалу отказывали семьям в связи со сложными бытовыми условиями, и люди забирали заявления из загсов, ехали парами без штампа в паспорте. В Москве, в свою очередь, штаб строительства БАМа возглавлял молодой секретарь ЦК ВЛКСМ Дмитрий Филиппов. В 1990-х он, как и прочие бойкие комсомольские лидеры, стал крупным бизнесменом и в 1998 году был убит взрывом в подъезде своего дома.

Белорусы вели дорогу к Нерюнгринскому угольному разрезу. Уголь там добывался открытым способом, а не в шахтах. И вывозился белорусскими «БелАЗами». Естественно, существовала не одна белорусская бригада, а десятки. Кроме туманов, запаха тайги и, чего уж там, длинного рубля, ехали туда молодые люди за тем, чтобы испытать себя, понять, кто они в этом мире и чего стоят, закалить характер. Пропагандистская машина СССР старательно и умело подогревала это желание, рисуя образы смелых, крепких, решительных строителей БАМа, покорителей сибирских просторов. Впечатления от того времени разные. Для одних это были романтические вечера у костра с ухой и гитарой, спартанские условия в вагончиках не смущали, а бодрили. Другие вспоминают, что справить нужду в мороз ходили на улицу и с ружьем. Кругом тайга, а медведь в ней — хозяин. Существовал еще один важный момент. Появилось целое сообщество людей, наблюдавших друг друга в сложных условиях. И, вернувшись, они помогали товарищам по стройке подниматься по карьерной лестнице и просто дружили семьями.

Всего в строительстве задействовали свыше 2 млн граждан, включая военнослужащих Железнодорожных войск. 10 лет из телеэфиров не исчезали новости о темпах ударников. Поэты и композиторы не уставали сочинять БАМовцам оды и духоподъемные песни. У белорусских БАМовцев существовал свой гимн — песня «Золотинка» Игоря Лученка. Частыми гостями на участках работ стали группы «Верасы», «Песняры», «Сябры». Не говоря уже о московских эстрадных артистах. Приезжали и зарубежные. Например, американский певец и актер Дин Рид, симпатизировавший СССР и социализму, не только выступал с концертами, но и снял на БАМе свой видеоклип на крыше мчащего по сопкам грузовика, задолго до Ван Дамма, повторившего трюк в 2013 году в рекламе Volvo. Правда, он был привязан тросами, а Дин — нет.

Если рассматривать официальную версию, то 29 сентября 1984 года на разъезде Балбухта в Читинской области состоялась торжественная встреча бригад, укладывавших рельсы. Рабочие команд Александра Бондаря и Ивана Варшавского шли с востока и с запада навстречу друг другу. Известен анекдот о том, что не встреться они, а промахнись мимо друг друга, на БАМе было бы две ветки, а не одна! 1 октября станция Куанда ликовала, там уложили «золотое звено». 27 октября Байкало-Амурскую магистраль объявили открытой. На деле работы шли до 1989 года, а самый длинный в России Северомуйский тоннель сдан в эксплуатацию в декабре 2003 года.

Назад в будущее

БАМ — второй после Транссиба железнодорожный выход России к Тихому океану с 200 железнодорожными станциями и разъездами, 10 тоннелями, 2 230 большими, средними и малыми мостами. Протяженность пути — 4 287 км. Появилось более 60 новых городов, поселков. БАМом именуют не только магистраль, а еще и прилегающую территорию, освоенные ранее малонаселенные глухие районы. Любопытно, что в СССР планировали протянуть путь до Чукотки, потом создать тоннель под Беренговым проливом с выходом на… Аляску! То есть создать железнодорожное сообщение между СССР и Америкой! И это не шутка.

Вряд ли именно о поездке в США в вагоне поезда грезил министр обороны России Сергей Шойгу в Верхнезейске Амурской области 12 августа 2021 года на церемонии закладки памятного камня в ознаменование начала реконструкции восточной ветки Байкало-Амурской магистрали. Речь об участке в 340 км от Улака до Февральска. Интерес к БАМу вновь появился в связи с ростом экспортных поставок угля в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В порты Дальнего Востока для отправки уголь так и доставляют по одной железнодорожной ветке. Теперь назрела необходимость работ над второй, параллельной, чтобы составы разъезжались. В советское время одной магистрали хватало для пропуска 24 пар поездов в сутки. Сегодня объемы выросли, необходима более мощная пропускная способность.

На деле стройка началась еще 12 апреля, после выделения правительством России 780 млрд рублей на проект. На место прибыли подразделения Железнодорожных войск, собраны мобильные дома с отоплением. Методы прокладки железнодорожного полотна сегодня не сильно отличаются от методов второй половины ХХ века. Необходимо вырубить лес на расстоянии 50 м от полотна. Для этой цели ничего нового, кроме бензопилы, не придумали. Потом следует снять грунт в условиях вечной мерзлоты на болотистой почве, сделать насыпь. Новая техника появилась, но условия тайги остаются неизменными. Труд не из легких. На все жалобы солдат-срочников в российской армии может быть только один ответ: могу — не могу — решает Шойгу!

Как бы это странно ни прозвучало, кроме Железнодорожных войск, следуя опыту и 1930-х, и 1970-х годов, к строительству намереваются привлечь как студентов, так и заключенных. Неожиданно?! Представители ФСИН России напомнили, что осужденные, отбыв определенный срок, могут ходатайствовать в суде о замене лишения свободы принудительными работами. Речь о так называемых ИТР (исправительно-трудовых работах). Заключенных расконвоируют, они будут обязаны до окончания срока наказания находиться в населенных пунктах рядом с местом проведения строительства, трудиться и выплачивать государству 20 % от своей заработной платы. Та же ФСИН России назвала цифру — 180 тыс. сидельцев по закону могут воспользоваться этим предложением государства. В теории дело благое, подход с использованием опыта прошлых лет в либеральном варианте. На практике край, который всю вторую половину ХХ века населяли вчерашние заключенные после амнистий 1950-х, снова наводнят людьми со сложной судьбой. Какими они окажутся строителями, время покажет. Однако факт привлечения подобной рабочей силы явно не снизит криминогенную обстановку в регионе. Попытка таким образом сэкономить на зарплате профессиональных строителей может вылиться в еще большие затраты. Покинув колонию, не все мечтают попасть в тайгу с бензопилой. В большинстве своем они вряд ли станут трудиться с огоньком. В связи с этим низкий КПД предсказуем.

БАМ входит в пятерку самых дорогостоящих советских проектов, наравне с освоением целины. Затраты превысили запланированные в четыре раза, составив почти 18 млрд советских рублей. Цифры, сопоставимые с вложениями в космическую отрасль. Современные планы тоже амбициозны, и выделенные 750 млрд — это только начало. Поэтому эзопов вывод можно выразить словами Маяковского: «Ведь, если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно?» В любом случае, история БАМа продолжается!

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ