«С коронавирусом сколько психозов!» Минский врач общей практики рассказала о чудесах в медицине

Заведующая отделением общей практики 21-й центральной поликлиники Заводского района «Минский мастер — 2020» Людмила Дряпко рассказала корреспонденту «Минского курьера» о любимой профессии и чудесах в медицине.

О специфике

Врач общей практики (ВОП) — специалист широкого профиля, как говорят, мастер на все руки. Когда-то был земской доктор, который лечил всю семью, вот и мы так — современные доктора — участковые терапевты, получившие базовые знания по кардиологии, офтальмологии, оториноларингологии, неврологии. То есть прошедшие дополнительное обучение в Белорусской медицинской академии последипломного образования (БелМАПО). У ВОП есть сумка-укладка с неврологическим молоточком, портативным отоскопом и прочими медицинскими инструментами для базового осмотра пациента, чтобы не гонять его лишний раз к узкому специалисту, который в принципе должен работать со сложными больными. У меня взрослые пациенты, но когда прихожу с визитом на дом, они просят проконсультировать своих детей — горлышко посмотреть, послушать дыхание. Не отказываю. На моем участке больше полутора тысяч человек, в основном знаю всех. За 20 лет работы cо многими из них сложились доверительные отношения: они знают номер моего мобильного, чтобы всегда быть на связи. А вообще в поликлинике семейные доктора работают в команде с фельдшерами, медицинскими сестрами. И все мы одно целое.

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

О пациентах

Жизнь у нас интересная. Насыщенная. Нескучная. Мы, врачи общей практики, смогли немного разгрузить узких специалистов, и со стороны пациентов к нам стало больше доверия. Представьте, приходит на дом доктор с сумкой-укладкой ВОП. Его авторитет сразу повышается. Бабушки ведь компетентность врача оценивают визуально: раз с чемоданчиком на визит явился, значит, серьезный, знающий. Медики скорой помощи с похожими сумками-укладками приезжают, и пожилые люди им очень доверяют. В то же время чаще всего бабушки, вызывающие врача на дом, больше нуждаются во внимании, чем в оказании медицинской помощи. Однажды сумасшедший день у меня был — очень много визитов на дом. Иду на последний. Еле живая. Поднимаюсь на пятый этаж, звоню в квартиру, никто не открывает. Несколько минут простояла, показалось, что там кто-то ходит. Наконец дверь открывается, и я слышу еле уловимое «Входите». Только зашла, как бабушка падает на диван: «Умираю!» Сразу забыла про усталость. Хватаю тонометр, измеряю давление — на приборе 130/80, пульс в норме. Успокаиваю ее, а пациентка стонет. У меня уже руки трясутся. Что же такое происходит с бедной бабулей? В это время открывается входная дверь, заходит мужчина с сумками. От увиденной картины роняет их: «Мамочка, родненькая, что случилось?» И минуты не прошло, как «умирающая» пациентка поднимается и как ни в чем не бывало говорит: «Не переживай, сынок, ко мне докторка пришла. Мне уже есть с кем поговорить. А ты иди, отдохни, устал, небось, на своей работе».

Больные люди, независимо от возраста, нуждаются в сочувствии, добром слове. Человек занемог и стал более уязвимым. Просто так к врачу не приходят. Понимаю это и принимаю в поликлинике всех пациентов, даже если время вышло. Порой по телефону консультирую. Супруг ругает, что я 24 часа в сутки на работе, но иначе не получается. Конечно, хотелось бы чуть-чуть больше времени на прием пациента, чтобы успевать поговорить с человеком. Представьте, доктор не утруждает себя объяснениями и выпаливает бабуле скороговоркой: «Это лекарство принимайте от повышенного давления, это — для суставов…» И на этом все. Что делает бабушка, которая поняла одно — разговор окончен? Берет рецепт и выбрасывает его в ближайшую урну. А если ей по полочкам всё разложить, прислушается к словам доктора, будет лечиться.

Или вот сегодня девушка ко мне приходила с сильным ознобом. Обследовали ее. Все показатели в норме: и кровь, и температура, и сатурация (насыщение крови кислородом. — Прим. авт.). Спрашиваю: «У вас что-то случилось? Стресс?» Она отвечает: «Два дня назад друг разбился…» Бедняжка, такое нервное потрясение! Я лечение ей расписала и направила на консультацию к специалисту узкого профиля.

В жизни было много интересного. Помню девушку с синдромом Мюнхгаузена, скромную, застенчивую. Она умудрилась с конъюктивитом 60 дней на больничном пробыть. Даже в 10-й клинике лежала. Что только врачи не делали, ничего не помогало. Потом случайно увидели, как она наждачку в веко закладывала, чтобы раздражение не проходило. Ей хотелось заботы, внимания окружающих. Девушку изолировали, и она за пять дней поправилась.

О страхах

Кто чего боится (говорю про разные заболевания), тот программирует свой организм на эту болезнь — находит ее через год, два, три… Страх, паника вызывают выработку гормонов, которые приводят к дестабилизации организма. Не зря говорят, что все болезни от нервов. Постепенно резервы организма ослабевают, он истощается. Дал себе человек установку: бабушка от рака легких умерла, мама тоже, значит, и я… Начинает он искать у себя онкологию, рентген бесконечно делает. Год проходит — ничего, два — все в порядке, а на пятый находят опухоль, злокачественную. Пациент в шоке, убежден, что врачи просмотрели. Сколько было таких случаев! Запрограммировали себя люди на плохое, оно и произошло. Я верю в то, что человеку нельзя жить с черными мыслями. Он не должен программировать себя на болезни. Если у мамы был рак, надо быть настороже, заниматься своим здоровьем, проходить дис­пансеризацию, но искать у себя болезни, притягивать их к себе, точно не нужно. А то, что в медицине чудеса случаются, это правда. Помню, когда была студенткой, наш лектор, оперирующий хирург, рассказал нам об одном случае. Друг у него был с Кавказа. Как-то пожаловался: «Живот очень болит». Врач уговорил его обследоваться, сделали пациенту ФГДС (фиброгас­тродуоденоскопию — Прим. авт.), а там язва, осложненная кровотечением. Стали оперировать, обнаружили рак желудка с метастазами. Язву ушили, кровотечение ушло, мужчине стало легче. А онкология?

«Язык у меня не повернулся другу правду сказать. Вот я ему и посоветовал: «Ну что-ты работаешь, как проклятый, у тебя не жизнь, а сплошной стресс, весь на нервах. Съезди домой, отдохни», — слова лектора почти дословно. Месяца через три приезжает с корзиной фруктов. Здоровый, розовощекий мужчина. Не изможденный, не исхудавший… Сделали ФГДС — ничего плохого. Чудеса!

Или женщины с не­операбельными формами рака (по гинекологии)… Дети у них маленькие, кто растить их будет? Одни ведь останутся. Каким-то невероятным образом пациентки выкарабкивались. Метастазы не распространялись. Наступала долгая ремиссия. Онкологи рассказывали о таких случаях.

Что бы ни случилось, главное — не паниковать. С коронавирусом сколько психозов, приступов удушья у пациентов на фоне паники случались! Истерия только усугубляет состояние здоровья. Помните об этом.

О прививках против гриппа

Такого у нас никогда не было: люди сами звонят в поликлинику, просят, чтобы их вакцинировали. Это я про пациентов с хроническими заболеваниями говорю. Раньше мы их уговаривали. Еще и против коронавируса хотят привиться… Такой вакцины у нас нет. А вот против гриппа очень важно сделать прививку. Сейчас идет сезонный подъем ОРИ. Наслоение гриппа на коронавирусную инфекцию непредсказуемо, может привести к печальным последствиям.

Фото Тамары Хамицевич

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ