С претензией на интеллигентность. Чем дебоширы и алкоголики из Степянки удивляют наркологов

В чем особенность семейных дебоширов, проживающих в бывшем военном городке, узнали корреспонденты агентства «Минск-Новости».

Степянка весьма отличается от других микрорайонов столицы. Когда-то здесь располагался поселок Липки с одноэтажными деревенскими домами. Частный сектор и сегодня занимает значительную ее территорию.

Во времена СССР тут появилась воинская часть. Военнослужащих необходимо было обеспечивать жильем, поэтому ударными темпами началось строительство многоквартирных домов. Сейчас военный городок считается бывшим, но в Степянке и по сей день живет много отставных офицеров со своими детьми и внуками…

— К сожалению, среди офицерских отпрысков немало тех, кто не смог найти себя в жизни и попросту спился, — рассказывает участковый инспектор милиции Партизанского РУВД Илья Бычковский. — Некоторые из них доставляют немало хлопот своим пожилым родителям. Устав от пьяных выходок детей, пенсионеры вынуждены обращаться за помощью в милицию.

Так, в доме на ул. Карвата,15 проживает 51-летний мужчина, сын подполковника в отставке. Сам отпрыск тоже когда-то носил погоны, дослужился до майора, но был досрочно уволен. По словам гражданина, он провинился, «украв самолет». Как было на самом деле — история умалчивает.

Мужчина живет с отцом, свою квартиру оставил бывшей жене и детям.

— В 2017 году к нам обратился его отец и рассказал о своей беде: умерла супруга, сын начал часто заглядывать на дно бутылки и конфликтовать с ним. Со временем из квартиры стали пропадать вещи, которые были очень дороги старику как память, — продолжает лейтенант милиции. — Мы дали дедушке номер телефона нашего опорного пункта и сказали, чтобы он звонил каждый раз, когда сын учинит скандал.

В течение нескольких месяцев на нерадивого отпрыска собралось необходимое досье, и его отправили проходить комиссию в Городском клиническом наркологическом диспансере.

К слову, наш семейный дебошир при всей своей запятнанной биографии был весьма интеллигентным и покладистым, никогда не спорил с сотрудниками милиции, прилюдно не бранился. И с виду совсем не походил на маргинала. На комиссию он явился наодеколоненный, в наглаженных брюках, белоснежной рубашке, начищенных до блеска туфлях. Заседатели даже усомнились — не напутал ли чего участковый. Мужчине вынесли последнее предупреждение: мол, не оставишь пагубную привычку самостоятельно — отправишься на принудительное лечение в ЛТП.

Однако никаких выводов он так и не сделал, и вскоре все-таки получил путевку за высокий забор, за которым провел год своей жизни. По сей день И. Бычковский по возможности навещает их с отцом, чтобы лично убедиться, что все в порядке.

Сын на работе, — говорит 78-летний пенсионер. — Признаюсь, я не верил, что ЛТП вернет его к нормальной жизни! Сейчас мы не ссоримся, он помогает во всем. Даже невесту нашел, но еще не познакомил нас.

По дороге И. Бычковский встретил еще одного отставного офицера, сын которого в четвертый раз отправился поправлять здоровье в лечебно-трудовом профилактории. Отпрыск, имея задолженность по алиментам, работал грузчиком в одном из местных магазинов. Зарплата у него была мизерной, он пропивал ее в считанные дни. А потом скандалил с отцом, требуя у того деньги. Старик каждый раз отказывался писать на сына заявления, аргументируя это тем, что все штрафы придется оплачивать самому. Когда все же собралось необходимое количество протоколов, мужчину отправили в ЛТП. Причем суд длился буквально несколько минут: тот сразу признал свою зависимость и во всеуслышание заявил, что готов ехать на принудительное лечение.

В однушке, что на ул. Карвата, 44, проживала дама с супругом-россиянином, тоже когда-то носившая офицерские погоны. Однажды ее сын от первого брака сообщил участковому о том, что отчим измывается над матерью. Информация подтвердилась. Причем доходило до того, что женщина спала на собачьей подстилке! Она была настолько худая, что по ней можно было изучать строение человеческого скелета.

— Мужчина не имел ни белорусского гражданства, ни временной регистрации. Он нигде не работал, а жил на офицерскую пенсию супруги, — рассказывает И. Бычковский. — Мы стали проводить с ним профилактическую работу, но она, увы, должных результатов не принесла. В итоге в отношении него было составлено пять административных протоколов и россиянина депортировали.

После его отъезда выяснилось, что дамочка зачастую сама спаивала благоверного и провоцировала скандалы. Правда, горевала она недолго — вскоре нашла ему замену.

В одном из частных домов на ул. Дачной проживает весьма гостеприимный 55-летний мужчина, на которого то и дело жалуются соседи. К нему частенько наведываются постояльцы Дома ночного пребывания. Нередко, раскатив бутылку-другую, граждане между собой начинают выяснять отношения.

Когда мы пришли, в провонявшей дешевыми сигаретами и вином гостиной бомонд увлеченно смотрел по телевизору передачу о повышении пенсионного возраста в нашей стране. Они даже не обратили на нас особого внимания — видимо, давно привыкли к регулярным визитам стражей порядка.

— Эх, Вася, не видать нам с тобой пенсии в обозримом будущем, — поглаживая своего кота, с явным сожалением вздохнул хозяин.

Милиционеры попросили присутствующих предъявить документы. У всех в паспортах значилась одна и та же регистрация — ул. Ваупшасова, д. 42. На удивление, граждане были трезвы.

Хозяин дома отчитался, что гости пришли к нему по делу: помочь навести порядок в доме и на участке. Похвастал также, что Новый год встретил без капли спиртного, а к празднику даже елку постановил — правда, украшать ее было особо нечем. На прощание И. Бычковский напомнил присутствующим о необходимости вести себя надлежащим образом.

— Семейно-бытовые конфликты — латентные правонарушения, которые порой могут перерасти в страшные преступления. К сожалению, некоторые не спешат заявлять в милицию на своих обидчиков: одни стесняются, другие попросту запуганы домашними тиранами. Но ведь личная неприкосновенность и безопасность — неотъемлемое право каждого из нас. Терпеть выходки и угрозы дебоширов не стоит. Мы поможем справиться с этой бедой, — говорит И. Бычковский. — Органы внутренних дел уполномочены выдавать защитные предписания, которые устанавливают гражданину, совершившему насилие в семье, определенные ограничения. Например, на срок от 3 до 30 суток ему запрещено приближаться к жертве, общаться с ней, в том числе по телефону, Интернету. Если скандалист нарушит установленные правила, его привлекут к административной ответственности, и он может быть арестован на срок до 15 суток. Как показывает практика, выдача защитных предписаний — мера весьма действенная.

Фото Павла Русака

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ