С роком и кельтскими мотивами: современный мюзикл «Тристан и Изольда» покажут в Минске

Французский музыкант и композитор Алан Симон впервые привез в Минск постановку «Тристан и Изольда» на новый лад — с роковыми и кельтскими мотивами. Накануне премьеры гость столицы рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости», как родилось это произведение, чем он занимался в двух кругосветках и почему сейчас живет в лесу.

— Вы впервые привезли в Минск спектакль «Тристан и Изольда». Ранее бывали у нас?

— Бывал — приезжал в 2016-м, чтобы подписать контракт на постановку спектакля. А сейчас впервые представлю его минской публике. Останусь здесь до 4 декабря. В предыдущий раз успел посмотреть одну из постановок Музтеатра, на сцене которого и покажут мой мюзикл. Это была «Джейн Эйр». Мне понравилось, очень романтично.

— Ваш мюзикл видели пока только жители французского Нанта и российского Новосибирска…

— Впервые спектакль поставили во Франции. Помню, пришло очень много зрителей. На мюзикл обратил внимание балетмейстер и постановщик Николай Андросов, он и предложил поработать над ее русской версией. Так она оказалась в Новосибирске. Там уже состоялось около 100 показов.

Сам я уже более 15 лет путешествую по России, Украине. Наконец, оказался и в Беларуси. Интересно отмечать для себя те небольшие различия, которые есть между жителями Европы и постсоветского пространства. Мне кажется, у французов немало стереотипов о русской культуре. И своим проектом «Тристан и Изольда» я хочу доказать, что многое из этого надуманно.

— В нашем представлении есть стереотипы о французах, например то, что ваша жизнь — сплошной «амур»… Согласны ли вы с этим?

— «Тристана и Изольду» я написал после того, как мне исполнилось 50 лет. Тогда задал себе вопрос: что для меня самое важное в жизни? Многие люди, достигшие такого возраста, молоды в душе, но тем не менее 50 — внушительная цифра. Ответ лично для меня оказался тем самым стереотипом: самое важное в жизни — любовь. Именно она — движущая сила всего в мире.

— Отличаются ли версии, которые показываете французской и русскоязычной публике?

— Песни не меняли, просто перевели на русский. Тех, кто привык к классике, предупреждаю: мой вариант существенно отличается от оперы Рихарда Вагнера. Он очень современный. В нем — сочетание симфонической музыки, рока и кельтских мотивов.

— Может, и в вас есть что-то кельтское?

— Да, ведь я родом из Бретани — региона Франции, для которого характерна как раз кельтская культура. Именно поэтому для своей постановки я выбрал историю любви Тристана и Изольды — у нас она более популярна, чем, к примеру, Ромео и Джульетты. 

— А финал в вашем варианте какой — трагический или светлый?

— Конечно, это большая трагедия, которая ранит. Я предпочитаю, чтобы истории заканчивались хорошо, но в жизни так бывает не всегда.

— Вы — заядлый путешественник, бывали в двух кругосветках. Считаете ли вы, что впечатления от странствий по миру стоят того, чтобы ради них пожертвовать стабильной оседлой жизнью и уверенностью в завтрашнем дне?

— Чтобы вести оседлую жизнь, растить детей и, к примеру, трудиться изо дня в день на заводе, нужно иметь определенное мужество. А ездить по миру суждено не всем. В первое свое путешествие я отправился, когда мне было 15, и это приключение затянулось на 17 лет. За это время попробовал себя во множестве профессий — зарабатывал журналистикой, фотографией, успел пожить в США, Индии, Непале… Конкретно для меня такой опыт оказался очень полезным — помог обогатиться духовно. Сейчас мне грустно оттого, что кто-то может негативно высказываться о культуре другой страны — это просто глупо. Ведь все мы разные.

— Во время путешествий четко знаете, где хотите побывать и что увидеть, или действуете наобум?

Ничего не планирую заранее. Вот выйду сегодня в Минске из гостиницы и пойду куда глаза глядят. У меня почти неделя для того, чтобы внедриться в жизнь белорусской столицы. Буду пробовать местную еду, общаться с горожанами. Хочу побывать на Комаровском рынке, оказаться среди суетящихся людей — думаю, это поможет изучить менталитет. Попросил переводчика отвести меня еще в кафе, где собирается больше всего молодежи. Так мы оказались в «МакДоналдсе».

— А музыку пишете во время поездок?

Да, потому диктофон всегда при мне. Очень вдохновляет природа. Настолько, что несколько лет назад купил дом в лесу в Бретани. Раньше жил в Париже. Конечно, это романтично — гулять по его улочкам, ходить на спектакли… Но для меня это не есть истинная жизнь: всё слишком суетливо, быстро и дорого.

У вас впечатляющий список увлечений и сфер деятельности: кино, музыка, благотворительность, экология, литература… И неожиданно — астрономия. Нашла ли она выражение в вашем творчестве?

— Пять лет назад побывал в тематическом парке «Космический городок» в Тулузе. Там мне посчастливилось увидеть фильм о космосе, снятый на телескоп «Хаббл». Сложно описать словами это астрономическое шоу. Увидев его, даже заплакал. Не важно, верующий ты или нет, но сила, которая участвует в создании Вселенной, действительно вдохновляет. Эта лента и стала основой моей последней постановки, которая показывает, как из ничего рождаются планеты, звезды, галактики. Я написал 20 инструментальных пьес на тему Большого взрыва, использовал классический рок, в стиле Pink Floyd, а также звуки из космоса. Премьера спектакля состоялась недавно, 3 ноября, в Нанте. Зал был битком набит: собралось 2 000 человек. У постановки три составляющие: фильм, выступление оркестра и танцоров. Это было немного сумасшедше, но очень красиво. Может, получится когда-нибудь показать представление и в Минске.

Справочно

Алан Симон — французский фолк-рок-музыкант, композитор, писатель. В марте 2014-го в театре Le Zenith De Nantes состоялась мировая премьера его мюзикла «Тристан и Изольда». Премьерные показы фолк-рок-мюзикла пройдут в Белорусском государственном академическом музыкальном театре 2, 3, 8 и 28 декабря.

Фото Елизаветы Добрицкой

 

Самое читаемое