«Самое страшное — опоздать». Где и как помогут родителям, у которых забрали детей

Как специалисты Социально-педагогического центра (СПЦ) Советского района спасают семьи — в материале корреспондента агентства Минск-Новости».

Основная задача нашего центра — оказать социально-педагогическую и психологическую поддержку детям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, и родителям, которые сталкиваются с трудностями в воспитании несовершеннолетних. Мы помогаем неблагополучным семьям выйти из кризиса. Зачастую все проблемы возникают из-за пьянства. Как следствие, папы и мамы перестают заботиться о своих детях. У некоторых приходится забирать ребенка в приют. Чтобы вернуть сына или дочь домой, у родителей есть полгода. Наши специалисты вместе с ними анализируют создавшуюся ситуацию, подсказывают, что нужно поменять, например, улучшить жилищные условия, устроиться на работу, закодироваться. Стараемся мотивировать их вести здоровый образ жизни, многое переосмыслить и понять значимость семьи. Можно, конечно, просто направить пьющего человека на лечение, но тогда не получим необходимого эффекта. В комплексе с медицинской нужно проводить социально-педагогическую и психологическую реабилитацию, — рассказывает директор СПЦ Марина Субцельная.

— Не секрет, что многие папы и мамы так и не берутся за ум.

— Увы, это так. В результате их лишают родительских прав и ребенка передают на воспитание другим людям, а бывает, что и в интернат. Однако у горе-родителей есть шанс восстановить семью. Да, сделать это намного сложнее. Нужно доказать в суде, что ты изменился, что справишься, что надежный. Такие папы и мамы тоже приходят к нам на консультацию.

Рассказываем им, какие собрать документы, как составить исковое заявление в суд. Практически все, кто к нам обращался, восстановились в правах.

— Зачем вкладывать столько сил в помощь людям, которые не сильно-то обеспокоены тем, что в их семье не всё ладно?

— Каждому ребенку лучше жить со своими мамой и папой. Семью не может заменить ни один детский дом, какие бы там хорошие условия ни были. В таких учреждениях ребята находятся на полном государственном обеспечении. Когда оказываются вне его стен, возникают проблемы в социализации. Даже такая простая вещь, как оплата коммуналки, вызывает у бывших воспитанников интернатов затруднения. Поэтому, если не удается вернуть детей к биологическим родителям, мы всё равно стараемся устроить их в семью: к бабушке с дедушкой, другим родственникам. Или найти приемных папу и маму. Сейчас в Советском районе 12 детей воспитываются в приемных семьях, 55 — в опекунских.

— Какая история вас впечатлила больше всего?

— У женщины забрали двоих детей. Их воспитанием она занималась одна. В свое время мама хорошо зарабатывала, у нее была крупная фирма. О неплохом достатке свидетельствовала и обстановка в квартире. Увы, всё в одночасье изменилось из-за того, что она стала пить. Причем ситуация существенно ухудшилась за короткий промежуток времени. Мы так и не смогли ей помочь. Были периоды, когда женщина вела трезвый образ жизни, смотрела за ребятами. А потом снова уходила в запой. В итоге детей передали отцу, который проживал отдельно.

«Да я вас засужу!» — кричала одна мама, когда узнала, что ее мальчишек на время поместят в приют. Слушала ее, и сердце кровью обливалось. Думала, помчится в СПЦ, встанет под дверью и начнет отстаивать своих ребят. Однако она появилась только через месяц, — привела еще один пример заместитель директора по основной деятельности Наталья Селиванова. Возникло ощущение, что мы ей облегчили жизнь, забрав сыновей. Мамы бывают разные. Одни сразу кодируются, устраиваются на работу. Другие говорят: «Потом что-нибудь предприму». Знаете, что самое страшное? Опоздать. Бывают ситуации, когда нерадивых пап и мам лишают родительских прав. Ребенка в таком случае могут усыновить. И даже если его родные одумаются, изменить ситуацию невозможно. Некоторые умоляют нас дать адрес: «Я хочу знать, где живут мои дети». Но есть тайна усыновления, сделать в этом случае уже ничего нельзя.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ