Саша Немо: «Хочу третьего ребенка»

Почему артист просит своих родителей не приходить на его концерты и кто в семье отвечает за погоду в доме, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

Мои танцы — дефект

— Вы певец, композитор, аранжировщик с 20-летним стажем. Саша Немо — сценический псевдоним. А по паспорту?

— Александр Ефимик. Не менял фамилию. Папа и так пережил стресс, когда я вышел на сцену как Немо.

— Отец суровый?

— Нет, он немногословный, простой человек. Всю жизнь работал на стройке, родом из деревни. А мама, наоборот, болтушка, которую сложно остановить. С ней ежедневно обязательно созваниваемся 1-2 раза. Я не маменькин сынок, просто мы большие друзья. При любых обстоятельствах стараюсь ответить на ее звонок и дать понять, что у меня все хорошо.

— Вам сложно выступать в родном Слониме?

— Да, потому что родители в зале. В последнее время прошу, чтобы они не приходили на концерты. Мне тогда очень тяжело работать, не могу расслабиться. Вообще очень люблю выступать перед незнакомой публикой.

— …а перед жующей?

— В таком случае сам себе говорю: «Саня, думай о деньгах! Всё в порядке!» Меня это очень мотивирует (смеется). Недавно отработал в казино — принимали отлично! Было бы неприятнее, если б люди, купив билеты на концерт, начали вставать с мест и уходить, или разговаривать во время выступления, или отвлекаться. А поскольку у меня получается 2-2,5 часа держать зрителя в состоянии легкого стресса — это клево. Недели без выступлений не бывает. Побывал во всех уголках Беларуси несколько раз.

— Заметила, вы не можете спокойно стоять на сцене.

— Я всегда говорю про свои сценические движения, что это дефект, патология (смеется). Когда начинаю петь, действительно не могу ни секунды устоять на месте. К хореографии эти танцы не имеют никакого отношения: двигаюсь как чувствую.

Я взрывной, жена спокойная

— Не возникало мысли брать с собой жену на гастроли, например, в качестве костюмера?

— Нет. Моя супруга Светлана — великолепный визажист, фотограф, видеограф. Она фрилансер. Но когда мы встречаемся на одной площадке, очень тяжело вместе работать. Почему? У нас разные мышление и скорость обработки информации. Я холерик, а Светлана, наоборот, спокойная, ей надо все обдумать и осмыслить. Меня не устраивает такая неторопливость, и на этой почве мы можем поругаться. Поэтому я как-то предложил: «Давай так: семья семьей, а работа работой, по отдельности».

— Сколько времени вы вместе?

— 18 лет. 29 декабря 1999 года официально оформили брак, и с тех пор идем по жизни вместе. Наши отношения, как у любой пары, имеют волнообразный характер, но с вектором вверх. Всё благодаря Светлане. Сто процентов! Секрет нашей семьи в том, что мы не надоедаем друг другу. Я постоянно в разъездах.

— А где познакомились с женой?

— В Гродненском колледже искусств. Первая встреча оказалась мимолетной, между нами зародилась симпатия, но потом мы потерялись, несмотря на учебу в одном заведении: я — на вокальном отделении, она — на хореографическом. Прошло какое-то время, на новогодней дискотеке я пригласил девушку на танец. Ею оказалась Светлана! Больше не расставались.

— Слышала, что ваша молодая семья экономила на всем…

— Конечно, как и все студенты! Поначалу жили с женой в Минске на съемных квартирах. Это у богатых родителей дети сразу что-то имеют, а мы старались всего добиться сами, не сидеть у мамы с папой на шее. Сейчас наши родители — пенсионеры, помогаю им, покупаю лекарства, продукты. Я работаю не на одну семью.

— Как-то вы сказали про себя: «Я не подарок». Почему?

— Куча тараканов в голове объясняется публичной профессией вкупе со взрывным темпераментом, сказывается и переизбыток общения с людьми. Поэтому любимое место в квартире — ванная: могу просидеть там часа четыре. Люблю уединение.

— Зачем уединяться в ванной, если можно поехать, допустим, на рыбалку?

— Не моё абсолютно. Я сказал своим друзьям: если когда-нибудь вы увидите меня с удочкой, значит, никогда не увидите с женщиной. То есть когда потеряю мужскую силу, поеду на рыбалку (смеется). Расслабляюсь по-другому, к примеру, сегодня ходил в спортзал, недавно пришел с массажа, скоро поеду в сауну. Посещаю футбольные тренировки. Но в голове постоянно крутятся рабочие моменты. Я часто вскакиваю среди ночи, бегу к гитаре и на диктофон напеваю мелодию. Психам тяжело жить на этом свете! Вот вчера лег спать в 5 утра… Порой выбиваюсь из режима из-за дальних переездов. Пока на здоровье не жалуюсь, но периодически делаю «техосмотр» своего организма: для меня немаловажно сдать анализы, проверить сердце, легкие, почки и другие органы. В нашей стране некоторые люди почему-то меняют масло в машине чаще, чем бывают у врача.

— Возвращаясь к уединению, раньше у вас и студия была дома, в квартире.

— Да, но когда родилась вторая дочка, понял: надо переносить творческую деятельность за пределы дома. Стало трудно сконцентрироваться.

— В каком районе Минска живете?

— Во Фрунзенском, в жилом районе Запад. Не исключено, что вскоре поменяем свою трешку на собственный дом: хочется больше света и пространства. Однако прежде закончу обустройство дачи на родине жены в Мостовском районе. Там проводят много времени 5-летняя дочка Маша с бабушкой и дедушкой. Теща — педагог по образованию, учит с внучкой буквы, английский, занимается математикой.

— Хорошая альтернатива детсаду.

— Ни одна из дочерей не ходила в сад, хотя попытки были неоднократные. Мои дети не терпят команд и замечаний.

— Как же дома поддерживаете дисциплину?

— Без криков и агрессии. У старшей Анечки переходный возраст: вот-вот исполнится 13. Бывает, эмоции захлестывают и ее, и нас. Но стараемся спокойно и либерально относиться ко всем проявлениям дочкиного характера.

— Вопрос в лоб: третьего ребенка хотите?

— Я хочу, но жена сказала: «Рожай сам!» А если серьезно, есть нюансы, которые пока делают этот шаг невозможным, причем с финансами они не связаны.

Мечтал быть футболистом

— Правда ли, что впервые взяли в руки гитару в 14 лет?

— Да. Сестра вышла замуж за музыканта, он спросил у меня: «Хочешь попробовать играть на струнах?» Я заинтересовался и впоследствии фактически сам выучился, хотя уроков на YouTube в то время не было. Моя основная музыкальная школа — 12-летняя работа в Национальном академическом концертном оркестре Беларуси под руководством Михаила Финберга, куда попал сразу после участия в конкурсе «Зорная ростань».

— Кем бы стали, если не певцом?

— Хотел стать футболистом, но родители не отдали в спортивную секцию. А вообще… Раскрою один секрет: в квартире, где мы сейчас живем, 90 % ремонтных работ сделал сам — подвесные потолки, ламинат, проводка, плинтусы, обои сам поклеил.

— Однако те же обои одному сложно клеить…

— Нет, нормально. Это был порыв! Не знаю, взялся ли бы я за это сейчас, потому что свободного времени меньше. А тогда мне стало самому интересно, смогу ли?

— У того, кто настроен на позитив, всё получается. Вы, кстати, всегда улыбаетесь.

— Понимаете, я не хочу давать людям повод подзаряжаться от негатива. Заметьте, в Интернете больше лайков у тех видео, где какой-то скандал или мордобой. К такому пиару я не стремлюсь. В социальных сетях громкие сюжеты специально не выкладываю. Любые проблемы оставляю в пределах своего внутреннего пространства. А в периоды самопоедания меня быстро охлаждает жена. Помню, как-то находился в ужасном настроении: целый день работал в студии, результаты не нравились, ничего не получалось. Потом едем с супругой на машине, по дороге я вспылил, мол, больше ничего не напишу, я вообще никто, нехороший автор! Только сказал эти слова — в наш автомобиль тут же въехал грузовик. Вот жена и повторяет всегда: прежде чем что-то сказать, надо очень серьезно подумать и быть готовым к отголоску.

— Какой вопрос вам задают чаще всего?

— Спрашивают: как стать таким популярным? Честно говоря, я даже не чувствую эту известность, не думаю о ней, а просто делаю работу, которая нравится. После выступлений еще час оставляю на автограф-сессию. Важно контактировать со зрителями, поэтому я очень плотно общаюсь с публикой.

Фото из архива Саши Немо

Самое читаемое