СЧАСТЛИВЫ ВМЕСТЕ. «Я не беспомощный, я нормальный!» — история про Пашу Петручука

Незрячий Павлик играет на испанской гитаре, ведет свой канал на YouTube и считает опеку родителей излишней. С подростком пообщалась корреспондент агентства «Минск-Новости».

Не расставаясь с надеждой

В семье Алены и Виталия Петручук трое мальчишек. Старшему, Павлику, — 12, Вове — 11, младшему, Саше, скоро будет 10 лет.

— Когда были маленькими, моя бабушка Вера помогала поднимать ребятишек. Золотое время: всем кашку сварила, покормила. А сейчас забот прибавилось. Одно только домашнее задание сколько времени отнимает, — с улыбкой отмечает Алена.

Она родилась в Дрогичине. В Бресте окончила медицинское училище, работала по специальности до рождения детей. С будущим мужем познакомилась на дискотеке, куда ее уговорила пойти подруга.

— Перед тем как пожениться, встречались несколько лет. Как-то отдыхали под Трускавцом, жили в очень красивом и уютном отеле. Помню, обсуждали тогда, как здорово было бы иметь трех сыновей! Наша мечта сбылась, — говорит Алена.

Сидим за столиком в кафе. Рядом с мамой Павел уплетает за обе щеки пирожное: проголодался, на встречу приехал сразу после школьного концерта.

Мальчик учится в специальной общеобразовательной школе № 188. Для этого семья переехала из Бреста в Минск. Не захотели отдавать в школу-интернат. Когда поинтересовалась, как Павел потерял зрение, мальчишка напрягся, занервничал и категорически отказался обсуждать.

— Он не может принять это до сих пор, — поясняет Алена.

— Вы думаете, я беспомощный, а я нормальный! вырывается у Павла.

Позже мама поделилась печальной историей:

— Проблема обнаружилась в роддоме при первичном осмотре врачом-офтальмологом. Сперва сказали, что родился здоровый мальчик. А через день пригласили в кабинет. Врачи смотрят на меня как-то особенно и не знают, с чего начать. Сказали очень мягко, деликатно: врожденная двусторонняя катаракта. При этом обнадежили: ее можно удалить. И понеслось: консультации, операции, Минск, Москва, Уфа, Санкт-Петербург.

Везде звучало: отстроится. Мы сами не принимали диагноз, скрывали. Долгое время не хотели оформлять инвалидность. Но когда решили устроить Павлика в детский сад, вынуждены были пойти на МРЭК, потому что в обычный не проходили по группе здоровья, а в специализированный не было документов.

Непринятие диагноза заключалось и в воспитании сына. Родители много работали с ним, привлекали специалистов, развивали как могли. На левом глазу у Павла было остаточное зрение 0,04 %. Однако они успели до школы обучить его буквам, цифрам, он знал все цвета и оттенки, ходил вместе с братьями в развивающий центр, учился рисовать, выезжал на пленэр.

— В разговоре с Павликом использовали и продолжаем использовать такие слова, как «смотри», «видишь». Стараюсь с ним много разговаривать, рассказываю все, что произошло со мной интересного за день. Павел очень самостоятельный, злится, когда посторонние пытаются помочь ему, даже когда уступают место в транспорте. «Почему мне уступают? Я что, не такой?» или «Я иду гулять на улицу. Один. И ты, мама, чтобы не шла за мной даже на расстоянии, не надо меня страховать», рассказывает Алена.

В 2013 году сетчатка отслоилась и на втором глазу. Теперь Павел видит только свет.

— Не теряем надежды, что все можно исправить если не сейчас, то с развитием технологий. Уже год Паша пользуется мобильным приложением «Штурман», которое помогает координировать действия незрячих. Это дало ему возможность самостоятельно ходить в ближайший магазин, ориентироваться в незнакомых местах. Пользуется Интернетом, слушает передачи, находит нужную информацию, завел друзей из России. Живет полноценной жизнью, — уточняет Алена.

Я же творческий! И с характером

— Можно, теперь я сам о себе расскажу? бойко спрашивает Павел. — А то мама вам наговорит ерунды! У меня есть свой YouTube-канал «Евро Экстрим». Мой псевдоним Парамон, папа придумал. Играю на гитаре, еще в Бресте начал заниматься с репетитором. Когда переехали, решил пойти в музыкальную школу № 19. Но мест не было. Мне разрешили спеть и сыграть песню «Отчего так в России березы шумят». И место сразу нашлось! Теперь у меня настоящая испанская гитара. Выступаю в школьном ансамбле и как волонтер Красного Креста в домах престарелых, интернатах. По выходным — репетиции в хоре Елены Масловой «Радость души», два года уже в коллективе.

Еще мальчик коллекционирует телефоны. Уже собрал 125 штук, не скрывает гордости юный собеседник. Есть и кнопочные, и дисковые, и сенсорные. Некоторые даже чинит сам.

— Знаете, как я чай себе завариваю? Сам! Ориентируюсь не по звуку, а высчитываю математическим методом: наливаю воду в чашку 10-15 секунд из расчета примерно 20 мл в секунду. Мама боится на это смотреть, бросается на помощь, а я ненавижу опеку, она лишняя, говорит он.

Два раза в неделю Павел ходит на курсы итальянского, в школе учит английский. Может, станет переводчиком. Однако больше всего хочет иметь собственный отель с рестораном.

Научиться любить себя

На работу Алена так и не вышла. Все свое время посвящает детям. Рядом муж Виталий — надежный и любящий, для него семья — самое главное в жизни.

— Работает два дня через два, поэтому старается отвозить Пашу в школу. Есть специальный автобус, но он очень долго едет — почти полтора часа в пути, пока соберет всех детей по городу. У меня много дел: кружки, секции… Нравится рисовать, хочу научиться шить, но все откладываю. Нужно деток поднять, отмечает Алена.

Однако есть и у нее отдушина — занятия в тренажерном зале три раза в неделю.

— Спорт помогает бороться со стрессом, улучшаются настроение и самочувствие. Поняла, что детям нужна здоровая мама. Когда у ребенка проблемы со здоровьем, это не значит, что женщине нужно посыпать голову пеплом и растворяться в горе. Вот и я потихоньку учусь любить себя и не жалеть на это времени, — рассуждает собеседница.

Главная ценность в семье Алены и Виталия — здоровье детей. Пройдя не одно испытание, супруги убеждены в этом. Они стремятся научить мальчишек замечать хорошее в мелочах, ценить то, что у них есть, стараются быть достойным примером для подражания.

Фото Ирины Малиновской

ТОП-3 О МИНСКЕ