Счастливый крест Швецовой

Екатерина Дубинская
Автор материала:
Екатерина
Дубинская

Не знаю, как вам, а мне в особые исторические дни, к которым как не отнести и День Октябрьской революции, всегда думается о людях, о личностях, так или иначе причастных к ходу Истории. Именно в это время почему-то с особым чувством пересмат­риваешь исторические ленты, заглядываешь в историю через книги… И задаешь себе главный, быть может, вопрос: а в наше время много ли людей, готовых зажечь идеей строительства справедливого мира, позвать за собой не на баррикады, а на сложный и долгий путь созидания, добра, деятельного сострадания, милосердия?..
В день рождения комсомола — вот уж где трагический символизм! — ушла из жизни Людмила Ивановна Швецова, в юности — ярчайший комсомольский лидер, комиссар стройотряда, не так давно — самый популярный министр правительства Москвы, в последнее время — заместитель председателя Госдумы России. Единственный депутат, который не проголосовал за «антисиротский» закон Димы Яковлева. Человек, которого простые москвичи называли своей скорой помощью, истинно народным политиком и даже, как бы пафосно это ни звучало, человеческим лицом власти.
Увы, мне не довелось быть лично знакомой с Людмилой Ивановной. Да, много читала, слышала о необычной отзывчивости души и сердца женщины-политика, которая помогала людям истово, с настоящим комсомольским задором и верой в торжество справедливости. Лично знаю людей, кого коснулось ее потрясающее обаяние. Зацепило и ее совсем недавнее, сентябрьское, юбилейное (как оказалось, увы, последнее) интервью: «Чиновников непременно должны проверять на любовь к людям». Сама Людмила Ивановна проходила такую проверку каждый день — и возглавляя социальную сферу Москвы со страшного развального 1993-го, и руководя Международным женским форумом, и фактически придумав и организовав Национальную родительскую ассоциацию. При этом ее саму, светлую, яркую, неугомонную, жизнь не щадила — очень рано ушли из жизни любимый муж и единственный сын…
Когда-то она написала в своем дневнике: «Люда, если наступит такой момент, когда у тебя не станет времени думать, — пиши заявление». Успевала. И думать, и чувствовать, и вести за собой. Вчера открыла личный сайт Людмилы Ивановны. «Мой ХХ век»… «Моя Москва»… «Статьи и мысли»… «О женщинах и для женщин»… Не поленитесь, зайдите. По сути, это огромное творческое наследие Швецовой, которое наверняка еще будет востребовано.
Притча про крест известна. И все же напомню. Одному человеку казалось, что он живет очень тяжело. И пошел он к Богу, и рассказал о своих несчастьях, попросил:
— Можно я выберу себе иной крест?
Посмотрел Бог на человека с улыбкой, завел его в хранилище, где были кресты:
— Выбирай.
Зашел человек в хранилище, посмот­рел и удивился, каких только здесь нет крестов: и маленькие, и большие, и средние, и тяжелые, и легкие. Долго ходил он по хранилищу, выискивая самый малый и легкий крест, и наконец нашел — маленький-маленький, легонький-легонький… Подошел к Богу и спрашивает:
— Можно взять вот этот?
— Можно, — ответил Бог. — Это твой собственный и есть…
Мне почему-то кажется: будь у Людмилы Ивановны Швецовой возможность выбора, она непременно вышла бы из хранилища с еще более тяжелым крестом, чем тот, который несла все свои яркие 65 лет. Она все время торопилась делать добро, боялась не успеть кому-то помочь. Потому, может, на прощании с ней и говорили: мало людей, о которых скорбят так искренне и с такой болью. Может, потому прощание в Колонном зале Дома Союзов, проходившее под звуки оркестра Спивакова, затянулось почти на час…
«Если я смогла хоть немного очеловечить власть, я уже счастлива»…
Вот про таких, как Швецова, мне и хочется вспоминать в эти историчес­кие дни.

Самое читаемое