«Сейчас я «папа» четверых младенцев». Монолог детского реаниматолога из Минска

Проект «Доктор». «Это мазохизм — идти на работу, которую не любишь», — сказал мне детский реаниматолог Дмитрий Санковец — человек, который борется за жизнь новорожденных в Республиканском научно-практическом центре «Мать и дитя». Подробнее о его работе и не только — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

«Сейчас я «папа» четверых младенцев»

У нас экстренное отделение. О нем можно долго и много рассказывать. А если в двух словах, это ежедневная борьба за спасение маленьких детей. С некоторыми мы с первых секунд жизни. Коллега как-то сказал: «Если бы можно было замерить уровень эмоций в нашем отделении, он бы зашкаливал». У нас всего много: и стрессов, и радости, и горя — у врачей, медсестер, родителей. За каждым ребенком закреплен доктор — «папа» или «мама». Это мы так между собой в шутку себя называем. Если серьезно, то во время долгого пребывания в отделении малыш становится частью тебя. Переживаю за него настолько, что выхожу из центра, а мыслями часто остаюсь в реанимации.

Сейчас я «папа» четверых младенцев. Это немного. Но бывает достаточно одного, чтобы все дежурство (или смену) от него не отходить. Например, родился малыш, как мы говорим, глубоко недоношенным — на 25-й неделе беременности. Родители в слезах, спрашивают о прогнозе. А как мы можем его дать? Делаем все от нас зависящее. Маме с папой, конечно, очень тяжело. А ребенку? Ему гораздо сложнее: для него каждый прожитый день — огромная победа. Вопреки природе. Вопреки статистике.

«Малыши все чувствуют»

В реанимации установка: любые неприятности оставлять за дверями отделения. На работе — только положительные эмоции. Замечали: плохое настроение медперсонала передается малышам. И родителям советуем: как бы тяжело ни было на душе, заходите в реанимацию с позитивом. Деток желательно навещать почаще: они все чувствуют, возможно, ждут, не скажут же. Не раз видел, как к кювезу подходит мама, а младенец реагирует: шевелится, иногда глазки открывает. Разрешаю его погладить, ведь прикосновение материнских рук неоценимо. И вера. Это то, что творит чудеса.

Расскажу историю, которая случилась пару лет назад. В католическое Рождество на свет появился мальчик. У мамы тяжелые роды. Ребенок в крайне тяжелом состоянии. К сожалению, борьба за его жизнь шла с переменным успехом: один шаг вперед, два назад. Родители все понимали, приходили каждый день. Умилялись малышу и верили, что будет жить. И он пошел на поправку. Каким-то необъяснимым образом. Сначала маленькими шажками, а затем так стремительно… До сих пор не понимаем, что за чудо произошло. Можем только догадываться.

С родителями мы до сих пор на связи: присылают нам семейные видео, приезжают с малышом. Он здоров. Это какой-то волшебный мальчик, с золотистыми кудрявыми волосами, очень добрый и улыбчивый. Что ни дай, со всеми делится. И мы очень рады, когда они всем семейством нас навещают. А вообще скажу, если твои маленькие пациенты поправляются, испытываешь безмерное чувство гордости и радости, придающее сил, когда они на исходе.

Ради таких моментов стоит работать. Деньги не столь важны. Получил прибавку к зарплате — порадовался. И быстро забыл. А такие малыши не забываются. Они остаются с тобой навсегда.

Найти нужные слова

Женщинам в реанимации физически тяжелее, чем мужчинам. Морально сложно всем. Особенно когда надо объяснить родителям, что происходит с их ребенком: с одной стороны, не надевать на них розовые очки, с другой — не убить словом. Это искусство — найти нужные слова. К сожалению, когда я учился в медуниверситете, этому почти не уделяли внимания. Как общаться с родителями, когда не можешь помочь и малыш умирает? Были ли у меня такие дети? Конечно, как и у многих моих коллег. Это же реанимация.

Порой меня спрашивают: не хочу ли уйти, найти что-то более спокойное? Пока точно нет, ведь я люблю свою работу, но мечтаю, чтобы все детки рождались здоровенькими. На радость всем!

Фото Сергея Пожоги и БелТА

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ