«Семь психопатов», или Чем интересно кино от режиссера Мартина МакДоны

О том, как постановщик «Трех билбордов на границе Эббинга, Миссури», снимая неудобное кино, сумел добиться признания кинокритиков, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Пожалуй, для кинематографистов, работающих на самой большой кинофабрике мира, в Голливуде, наступили довольно непростые и странные времена. Движение Black Lives Matter уже заставило провести ревизию общепризнанной классики и признать отдельные вещи не соответствующими современным веяниям. К примеру, остракизму подверглись «Унесенные ветром». При этом абсолютно непонятно, каким образом запрет на показ либо демонстрация с поясняющими ремарками картины родом из 1939 года облегчат судьбу темнокожего населения сегодня.

Но давайте перейдем к режиссеру «Трех билбордов» Мартину МакДоне. Этот британец с ирландскими корнями давно знаком белорусским театралам. Да-да, я не ошибся. МакДона прославился прежде всего как остросоциальный драматург. В 2011-м на малой сцене Купаловского театра спектакль по его пьесе «Сиротливый запад» поставил Павел Харланчук. А в 2012-м, за 5 лет до триумфатора «Золотого глобуса» — фильма «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», в мировой прокат вышла вторая на тот момент полнометражная картина МакДоны-кинорежиссера «Семь психопатов». О ней и поговорим чуть подробнее.

По сюжету писатель-алкоголик Марти (Колин Фаррелл) никак не может придумать сценарий фильма. По задумке лента должна быть философской и остросюжетной, о нескольких психопатах, которые каким-то образом связаны между собой. Слегка странноватый приятель Марти актер Билли (Сэм Рокуэлл) то и дело подбрасывает неплохие типажи, а параллельно вместе с человеком по имени Ганс (Кристофер Уокен), чья жена больна раком, ворует и через несколько дней возвращает собак. Разумеется, за вознаграждение. И бизнес шел неплохо, пока однажды Билли не спер ши-тцу психически неуравновешенного местного гангстера Чарли (Вуди Харрельсон). Вот тут-то и начались проблемы…

Работая в уже привычном для себя жанре (черный юмор, доведенный порой до абсурда, МакДона обкатал в своей дебютной полнометражной картине «Залечь на дно в Брюгге»), режиссер не ограничивается линейным рассказом истории. В реплики персонажей он, как автор сценария, вставляет фразы, бьющие по болевым точкам современного кино.

— Мне не хочется писать про психопата-вьетнамца, — говорит Марти Билли.

На что герой Рокуэлла очень язвительно замечает:

— А что если заменить название «Семь психопатов» на «Семь лесбиянок»? Они все инвалиды, победившие ДЦП. Они милы со всеми, и две из них чернокожие. Как тебе?

Тем самым МакДона голосом Билли как бы подсказывает рецепт картины, которая имеет хорошие шансы угодить всем, но скорее всего не понравится никому. И Марти (как альтер эго самого режиссера) это понимает. Сам он хочет снять ленту о любви, с обилием разговоров, а Билли — с реками крови и множеством перестрелок. В итоге, как и в жизни, приходится искать компромисс. Несмотря на кажущуюся простоту, фильм «Семь психопатов» довольно многослоен. Если присмотреться, можно разглядеть размышления МакДоны о свободе творчества и неизбежных рамках этой свободы. А учитывая последние события в мире кино, вполне может статься, что жанр криминальной черной комедии останется чуть ли не единственным, где будут возможны смелые, но неполиткорректные выпады. И то из уст исключительных подонков, расистов или психопатов.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ