СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Как три поколения актеров Владомирских радовали зрителей Купаловского

Три поколения актеров Владомирских, сменяя друг друга, на протяжении 70 лет радовали зрителей Купаловского театра своим мастерством, создав десятки незабываемых образов. Подробнее — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

В роли Вурма в спектакле «Здрада i каханне»

Говорят, каждый большой артист творит о себе свой миф. Владимир Иосифович Владомирский — яркий тому пример. Рассказывают, что однажды старый Влад, как называли его коллеги, после театрализованного представления на первомайской демонстрации, не выходя из образа деда-партизана, поехал домой по проспекту верхом на лошади, заставляя прохожих оборачиваться и провожать его улыбками. А вот другой случай. Когда по распоряжению городских властей пришли демонтировать гараж Владомирского, он вышел на балкон, опираясь на свою знаменитую трость. Пожилой мужчина с большой белой бородой, в пенсне, нарядной рубахе с национальным узором, парадном костюме с наградами на груди. Владимир Иосифович не произнес ни слова, но рабочие с ломами на крыше гаража посмотрели на него, а потом плюнули под ноги и стали спрыгивать на землю.

Еще в актерской среде ходила байка о том, как однажды в костюме обезьяны Владимир Владомирский прилег в реквизиторском цехе на полке с костюмами. Пришла заведующая цехом, на тот момент беременная, а навстречу ей — кумир публики в образе. После этого муж женщины, тоже работник театра, пригрозил: «Если ребенок родится покрытый шерстью, отвечать будет Владомирский». О старшем Владомирском вспоминают по сей день. Но знавших его людей в Минске уже единицы.

Родоначальник династии

Владимир Малейко родился в Ковно (Каунасе) в 1893 г. в крестьянской семье. Его отец Иосиф Малейко трудился десятником плавучего разводного моста на Немане.

Учился будущий артист в Ковенской мужской гимназии. Позже любил рассказывать, как освоил там танцы, как впервые вышел на сцену. После гимназии поступил вольноопределяющимся в армию. Впервые понюхал пороху во время Первой мировой, участвуя в боях в Восточной Пруссии. В январе 1919-го вступил добровольцем в Красную армию, попал в особый запасной батальон в Бобруйске. Руководил клубным армейским театральным коллективом. А когда в 1920-м в городе открылся гарнизонный театр, Владимира Малейко зачислили в состав труппы. В 1922-м заведовал клубом военного госпиталя, ставил там спектакли. В Бобруйске познакомился с Екатериной Замешиной, актрисой местного Русского драматического театра, на которой вскоре и женился.

Доподлинно неизвестно, почему Владимир Малейко выбрал себе псевдоним Владомирский. Есть версия — услышал красивую шляхетскую фамилию и решил: она очень подходит артисту. В Минске, куда он переехал с семьей в 1924-м, на сцене БДТ (сегодня Национальный академический театр им. Я. Купалы) выступал уже как Владимир Владомирский. Шут в «Ковале-воеводе» Евстигнея Мировича, Аполлон Мурзавецкий в «Волках и овцах» Александра Островского, Иван Коломийцев в «Последних» Максима Горького, Дрыль в «Партизанах» Кондрата Крапивы, Абабурко в «Гибели волка». И зрители, и коллеги восхищались широким творческим диапазоном, мастерством перевоплощения, пластичностью и подвижностью Владимира Владомирского.

Владимир Владомирский на отдыхе

В годы Великой Отечественной, когда театр оказался в эвакуации в Томске, Владимир Иосифович регулярно выступал с коллегами в частях Красной армии и госпиталях. В 1944-м возглавлял фронтовую театральную бригаду. Возвратившись в Минск, до 1959 г. служил в театре, считался одним из лучших мастеров белорусской сцены.

— Владимир Иосифович был такой Артист Артистович, — вспоминает народный артист БССР и СССР Геннадий Овсянников. — В зрелом возрасте отпустил бороду, гулял, опираясь на трость. На торжествах — всегда при наградах. Он знал в театре всех по именам и отчествам, даже буфетчиц, кассиров, уборщиц. Со всеми праздниками поздравлял и часто дарил свои фотографии с автографом. Как-то мы с ним играли в детской телевизионной сказке: я исполнял роль звездочета, он — султана. До сих пор храню дома его открытку: «Звездочету Овсянникову от султана Владомирского». А еще помню, как в 1960-м отмечали 40-летие театра. Над сценой разместили растяжку по случаю круглой даты. И вот Владимир Иосифович спрашивает меня: «Генка, скажи, чего там не хватает?» Смотрю — всего вроде хватает. «Нет, — настаивает, — градусов над цифрой недостает!»

Борис Владомирский — наказание без преступления

Он рано определился со своим призванием. Окончив в 1939 г. школу, поступил в Республиканское театральное училище и накануне войны его окончил. В июне 1941-го, когда БДТ отправился на гастроли в Одессу, он остался в Минске вместе с женой Галей. Что он понимал в свои 18 лет о войне? Ждал, что она через месяц-другой закончится, враг будет разбит. Надо было как-то выживать.

Борис Владомирский в пьесе «Дабракі»

Точно неизвестно, у кого родилась идея создать в оккупированной столице Менский театр. Борис Владомирский оказался в труппе не сумевших эвакуироваться артистов.

22 июня 1943 г. немцы отмечали вторую годовщину нападения на СССР. В 18:00 в театре начался спектакль «Пан министр». И вдруг во время представления в зале прогремел взрыв. Несколько десятков человек погибли на месте, многих ранило. Бориса Владомирского взрывной волной швырнуло через всю сцену. Хорошо, что декорация, на которую он налетел, несколько смягчила удар и, возможно, спасла ему жизнь. Диверсию организовали партизаны, они охотились за генеральным комиссаром Вильгельмом Кубе. Но тот побывал в театре утром.

Отделавшись испугом во время войны, Борис Владомирский гораздо сильнее пострадал после нее. 25 апреля 1950-го у них с Галей родился сын Саша. А в мае Бориса осудили за «антисоветскую агитацию», так оценив его работу в театре при немцах. Приговорили к 10 годам исправительно-трудовых работ в Вятлаге в Пермской области. Конечно, отец писал письма, ходил по инстанциям, просил за сына. Но освободили Бориса только после смерти Сталина. Год они с Галей работали в Брестском театре имени ЛКСМБ. А потом им разрешили вернуться в Минск.

— Галина Ивановна рассказывала, что ездила к мужу в Вятлаг, у нее остались жуткие воспоминания, — рассказывает актриса Национального академического драматического театра им. М. Горького, вдова Александра Владомирского Елена Пастревич. — Борис Владимирович не любил говорить о лагере. На людях обычно был веселым, с прекрасным чувством юмора. И только когда выпивал, сдерживаемая боль порой прорывалась, выплескивалась наружу. Когда в 1970 году ему наконец присвоили звание заслуженного артиста БССР, за него радовался весь коллектив. Спустя год полностью реабилитировали.

Спектакль «Последние» по пьесе М. Горького. Владимир Владомирский — в роли Ивана Коломийцева, Борис Владомирский играет его сына Петра

Борис Владомирский был в искусстве не из-за фамилии, а по праву таланта. Я читала в Белорусском государственном архиве-музее рецензии и статьи о нем. Много писали о Ромео в его исполнении — красивом, горячем, рожденном для того, чтобы любить и быть любимым. Отмечали, как углубленно органичен он в образе Евхима в «Людях на болоте», как интересен его Эзоп в «Лисе и винограде».

Коллеги часто спрашивали: «Борис, ты устаешь когда-нибудь?» Репетиции, спектакли, записи на радио, съемки, озвучивание мультфильмов, обустройство дачи. Многим он казался человеком исключительной энергии и работоспособности. А он, вероятно, стремился наверстать то, что оказалось упущенным из-за проведенных в лагере молодых лет, заглушить незаслуженно нанесенную обиду.

Александр Владомирский: умереть молодым

В одном из интервью американская звезда Лайза Миннелли сказала: «Нельзя родиться в семье Винсента Миннелли и Джуди Гарленд и быть бухгалтером». Примерно то же мог сказать о себе и Александр Владомирский, которому в этом году 25 апреля исполнилось бы 70 лет.

Театральным вирусом Александр был заражен с раннего детства. Все вокруг него дышало искусством. Знаменитый дед приводил внука в реквизиторский цех, где разрешалось играть с бутафорскими шпагами, пистолетами и ружьями. Вместе с родителями Саша гастролировал по городам и селам Советского Союза. Многие народные артисты, любимцы минской публики, были для него просто дядями и тетями, которые постоянно заглядывали в гости. Судьба оказалась предопределена.

Александр Владомирский в роли Данилки в «Раскіданым гняздзе»

— Я поступила в БГТХИ в 1968-м. Александр Владомирский уже учился там, — вспоминает Елена Пастревич. — Осенью и нас, и второкурсников отправили на картошку и разместили в соседних деревнях. Но мы встречались в общей столовой, а вечерами — в клубе. Впервые я увидела его, когда нас назначили дежурить в столовой. Весь день помогали повару, вместе чистили картошку, разговаривали, и он показался мне чрезвычайно интересным.

Оба из актерских семей, они сразу обнаружили много общего и почувствовали симпатию друг к другу. Когда начались занятия, опять постоянно сталкивались в альма-матер. У них начался роман, который длился два года. Некоторые однокурсники в шутку называли его «роман века», так красиво Саша Владомирский ухаживал за Леной Пастревич.

— Он долго не знакомил меня с семьей, — продолжает Елена Николаевна. — Первая встреча с его родными запомнилась навсегда. Когда открылась дверь, все Владомирские, за исключением Бориса Владимировича, задержавшегося на даче, стояли в прихожей и улыбались. Саша сказал: «Это Алена». «Ой, как же они похожи!» — воскликнула Екатерина Васильевна. А Владимир Иосифович красивым голосом поддержал жену: «Очень хорошие ребятишки!» Потом был обед. Я сразу же почувствовала себя свободно. Позже Саша признался: «Я предупредил родных, что в дом приведу только невесту».

Летом Елена поехала к родителям в Караганду, там ее застала Сашина телеграмма: не стало бабушки.

21 января 1971 г. Александр Владомирский и Елена Пастревич поженились. А через три дня умер старый Влад.

— Владимир Иосифович лежал в больнице. Поэтому пышной свадьбы решили не устраивать, — говорит Елена Пастревич. — Пригласили только самых близких. Мама прислала мне из Караганды гипюр, и Галина Ивановна попросила в Купаловском сшить свадебное платье. А еще достала розы — тогда это было непросто. Свидетелем на свадьбе со стороны Саши был его лучший друг Владимир Кин-Каминский.

Первой ролью Александра Владомирского в Купаловском стал Данилка в спектакле «Раскіданае гняздо» Янки Купалы. Молодого актера сразу отметили критики. Даже в армии, куда его вскоре призвали, работал над образом. В одном из интервью Александр Борисович говорил: «Данилка мне больше всего дорог тем, что мечтает преобразить мир искусством». В июле 1976-го у них в семье родился сын, над именем молодые родители голову не ломали — назвали Данилой.

Эмоциональной выразительностью, филигранной отработкой деталей, фантазией отличались все последующие роли Александра Владомирского. Сын в «Зацюканым апостале», Володька в «Трыбунале», Савка в «Жаніцца — не журыцца», полицай Пяткин в «Апошнім шансе», портной Мотл в «Памінальнай малітве». Его приглашали в кино. Он много записывался на радио. Литераторы обожали Александра Владомирского. По наследству доставшийся редкой красоты голос, умение правильно взять дыхание, выразительно подать материал — даже коллеги любовались и учились у него мастерству художественного чтения.

Елена Пастревич и ее сын Данила Владомирский

Его талант ни у кого не вызывал сомнений. В Александре были и аристократизм деда, и эмоциональность отца, и своя неповторимая индивидуальность. К сожалению, как многие в актерской среде, он был подвержен пьянству. Некоторые режиссеры предпочитали ждать, когда он придет в форму, понимая: найти равноценную замену не удастся, но были и другие.

— Умением вести себя в обществе, тактичностью Саша производил впечатление на всех. Но алкоголь, безусловно, накладывал отпечаток на поведение. Иногда вспыхивал, казалось, на пустом месте, — рассказывает Елена Николаевна. — Именно из-за запоев после шести лет брака мы расстались. Разрыв был болезненным. Но общаться с Данилой он не прекращал. Последние годы мы часто виделись, особенно на даче. Они с сыном часами обсуждали волнующие темы, много шутили, читали пьесы по ролям. Мы стали лучше понимать друг друга.

Последнюю роль — Рабиновича в постановке «Перпетуум-мобиле, или Вечер еврейских анекдотов», который поставил Борис Луценко, Александр Владомирский сыграл на сцене Национального академического драматического театра им. М. Горького. Это стало его триумфом, его прощальным подарком минской публике. 21 января 1997 г. Александр Владомирский, не дожив до 47 лет, умер. Когда из Купаловского вынесли гроб, из толпы вышел мужчина со скрипкой и на всем протяжении до проспекта играл мелодию. Это было настолько эмоционально, что люди не пытались сдержать слез. Под звуки скрипки, которую держал Данилка в «Раскіданым гняздзе», мечтавший искусством преобразить мир, ушел последний из актерской династии Владомирских.

Данила Владомирский прожил еще меньше отца. Причиной раннего ухода стал ревматоидный артрит, которым страдал с детства.

— Если бы не болезнь, Данила мог бы стать артистом, — уверена Елена Николаевна. — Его приглашали на радио, он потрясающе имитировал. Сын с золотой медалью окончил школу, с красным дипломом — лингвистический университет, успешно работал переводчиком. Для меня Данила был примером мужества, никогда не жаловался, был очень активен и позитивен, много путешествовал и всегда старался помочь людям.

Музы и спутницы Владомирских

Женщины в этой семье находились несколько в тени своих мужчин. Но не окажись их рядом, наверняка звезды актеров Владомирских не засияли бы так ярко.

— Екатерина Васильевна еще до войны перешла из театра на радио, позже руководила детским кукольным театром при городском Дворце пионеров. Ее отличали мягкость, доброта и удивительная мудрость, — рассказывает Елена Пастревич. — Владимир Иосифович ее обожал. Галина Ивановна (в девичестве Чекалинская) была под стать мужу — такая же темпераментная, эмоциональная. Они с Борисом Владимировичем порой очень бурно спорили, даже ругались, но потом быстро мирились, и как ни в чем не бывало опять слышалось: «Галочка», «Боречка».

Владомирские: Екатерина, Владимир, Галина и Борис с сыном Сашей. Начало 1950-х годов

Заочно окончив БГТХИ по специальности «режиссер драмы», Галина Ивановна работала в Купаловском ассистентом режиссера, помогала Б. В. Эрину, Б. И. Луценко, В. Н. Раевскому, сама поставила несколько спектаклей: «Снежную королеву», «Три Ивана, три брата», «Чинчраквелло» в ТЮЗе, работала режиссером дублирования на «Беларусьфильме» и режиссером литературно-драматических передач на радио. Поразительно умела устанавливать связи, объединять людей.

Елена Пастревич вот уже 47 сезонов играет в Национальном академическом драматическом театре им. М. Горького. Сама из театральной семьи, она сознательно не взяла знаменитую фамилию, желая идти в искусстве своим путем. И этот путь считает счастливым. В ее послужном списке — десятки ярких, запомнившихся зрителю ролей. Среди них Таня в «Объявлении в вечерней газете», Варя в «Вишневом саде», Елена Сергеевна в «Ночных карликах и Антигоне». И сегодня Елена Николаевна играет в пьесах Островского, Шоу, Грибоедова, Булгакова. Снимается в сериалах, много работает на радио. А еще вместе с невесткой Валерией поддерживает порядок на даче. Ухаживает за могилами на Восточном кладбище. Как может, сохраняет память о Владомирских.

Александр Владомирский и Елена Пастревич

Пока жива память

Семья Владомирских славилась хлебосольностью, щедростью, открытыми дверями. После репетиций часто приглашали коллег к себе домой. Неутомимая домработница Сонечка быстро накрывала стол, за которым общались, шутили, смеялись. А вечером все та же Сонечка готовила кастрюлю картофеля, добавляла сала и вместе с капустой и огурцами приносила прямо к окончанию спектакля в театр.

— Дачу в Крыжовке Владомирские считали особым местом, — подчеркивает Елена Пастревич. — Когда впервые оказалась там, меня потрясло, что люди, полностью отдававшие себя искусству, находили силы обустраивать загородный дом и пространство вокруг него. Называли они свою дачу «Полесская легенда», поскольку строилась она в основном на деньги, заработанные Владимиром Иосифовичем на съемках одноименного фильма. Случалось, на грядках разбирали роли, выясняли творческие вопросы. Все Владомирские были редкими тружениками. Но и отдыхать, радоваться умели. Иногда на даче собирались 50–60 человек. Таких праздников, как у них в Крыжовке, больше ни у кого не припомню.

По просьбе Галины Ивановны после ее смерти многие документы, письма, фотографии, некоторые вещи Елена Николаевна передала в музеи. Сама она редко пересматривает фильмы, оставшиеся записи передач с участием Владомирских. В этом нет надобности — они всегда с нею. Такие талантливые и необыкновенные. Самые близкие и дорогие люди.

Фото предоставлены Еленой Пастревич и Национальным академическим театром им. Янки Купалы

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ